В.В.Путин встретился с представителями музейного сообщества

СМИ о Путине // 05.04.2012 22:09

«В следующие шесть лет бюджетные ассигнования на музейную деятельность вырастут почти в 4 раза. Я хочу это подчеркнуть: не в какие-то проценты, а в 4 раза! И превысят 67 млрд рублей».

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья! Мы встречаемся сегодня по инициативе Толстого Владимира Ильича (В.И.Толстой – руководитель музея «Ясная Поляна»). Мы с ним виделись 29 февраля, и тогда он обратил внимание на то, что у нас очень мало происходит встреч руководства страны с руководителями наших музеев ведущих. Должен сказать, что всё-таки мы встречаемся регулярно. Правда, Ирина Александровна? (обращаясь к И.А.Антоновой – директору Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина)?

И.А.Антонова: Правда.

В.В.Путин: Но в таком составе действительно впервые. И, как в таких случаях говорят, символично, что мы собрались впервые в таком составе в первом музее России. Я, к своему стыду, честно говоря, не знал, что в Саратове есть такое учреждение – первый российский музей, специально и построенный для этих целей в своё время в 1885 году. Я предлагаю сегодня в свободном режиме поговорить о проблемах музейного дела так, как Владимир Ильич и рекомендовал, обменяться мнениями о том, что сделано за последнее время хорошего, в чем проблемы, где они – поговорить об этом поподробнее.

Должен сразу отметить, что, несмотря на проблемы, которых, безусловно, много в музейном деле, интерес общественности к музеям в нашей стране постоянно растёт в последние годы. И это не просто фраза, не просто какое-то голословное заявление – это данные статистики: в 2005 году музеи посетило 75,6 млн человек, а в 2010 году уже 81 млн человек. Я хочу для сравнения сказать, что театры в 2010 году посетило 30 млн человек. Можно сослаться на то, что билеты подороже, конечно, в театрах, но библиотеки – нельзя сказать, что там дорогое посещение, – 60 млн, а вот музеи – 81 млн. Регулярно ходить в музеи становится и правилом хорошего тона, и некоторой модой даже, что меня, честно говоря, очень радует. Одна из причин этих позитивных тенденций – повышение активности самих музеев: за последние 15 лет они существенно расширили свои социальные функции. Достаточно сказать, что почти все российские музеи реализуют специальные образовательные программы, в том числе и для молодёжи, регулярно проводят яркие, интересные мероприятия, ведут большую исследовательскую работу, привлекая к ней и специалистов, и энтузиастов-любителей. Это очень важно, особенно важно в регионах, небольших населённых пунктах, где музеи становятся, по сути, центрами общественной жизни.

Хотел бы отметить и ответственную, содержательную политику деятельности наших крупных федеральных музеев, которые стремятся обеспечить доступ к своим коллекциям как можно бóльшему количеству наших граждан, открывают филиалы в других городах, организуют выставки внутри страны и за рубежом, реализуют и такую современную форму работы, как виртуальные экскурсии с использованием возможностей интернета или как у Владимира Александровича (В.А.Гусев – директор Государственного Русского музея), он уже, по-моему, целый виртуальный музей создал – Русский музей виртуальный.

В.А.Гусев: Филиал.

В.В.Путин: Филиал. Но это действительно большой, грандиозный проект. И я, честно говоря, сам, вы знаете, частенько бывал раньше в Русском музее, но, пользуясь вашими виртуальными возможностями, с удовольствием забираюсь иногда побродить по галереям, залам Русского музея в виртуальном пространстве.

И конечно, тот настрой, который в обществе сказывается, – это результат многолетней работы наших специалистов, обеспечивших России репутацию надёжного партнёра с колоссальным потенциалом взаимодействия. Именно это привлекает и к работе с нашими музейными организациями партнёров из-за границы.

Сегодня в России 2578 музеев. 2578! И их собрания в общей сложности насчитывают почти 83 млн предметов. Вместе с тем, несмотря на такое богатство и все достижения наших музейщиков, положение в отрасли, конечно, далеко от идеального. Средства на развитие музеев выделяются: только в рамках федеральной целевой программы «Культура России» из федерального бюджета в 2006–2011 годах выделено 15 млрд рублей, но это без содержания самих музеев. Это только из ФЦП. Мы сейчас с Александром Алексеевичем (А.А.Авдеев, министр культуры России), ещё в самолёте когда летели, обменивались информацией. Он мне заявил, что это только на строительство, на капитальные ремонты, а на содержание музеев, собственно, это отдельная статья. В следующие шесть лет – с 2012, с текущего года, по 2018 год – бюджетные ассигнования на музейную деятельность вырастут почти в 4 раза. Я хочу это подчеркнуть: не в какие-то проценты, а в 4 раза! И превысят 67 млрд рублей. Основные суммы пойдут на строительство и реконструкцию музеев и фондохранилищ, и это, конечно (я это знаю, со многими, во всяком случае, с некоторыми из вас мы встречались и неоднократно обсуждали эту тему – проблему фондохранилищ), объективная необходимость.

Музеи России занимают сегодня 8977 зданий, 8977! Из них лишь пятая часть отвечает требованиям хранения и экспозиции музейных коллекций, а 40%, к сожалению, находится в неудовлетворительном состоянии, требует капитального ремонта или вовсе признано аварийными.

Что касается фондохранилищ, то потребность в них на сегодняшний день в целом по стране составляет не менее 500 тыс. кв. м. При этом очевидно, что обеспечить музеи удобными, достойно оснащёнными объектами – мало. Положение требует системных, комплексных подходов, целостной стратегии, рассчитанной на перспективу, учитывающей и специфику музейного дела, и задачи, стоящие перед всей гуманитарной сферой, и, конечно же, необходимо иметь в виду планы социально-экономического развития страны. Министерству культуры вместе с коллегами следует, безусловно, заняться разработкой такого плана действий: совместно с Союзом музеев, представителями экспертных кругов и широкой общественности определить общую концепцию, саму идеологию музейной отрасли России.

Особое внимание прошу уделить нормативно-правовой базе. Знаю, что и здесь, в этой сфере, так же как и в некоторых других, есть проблемы с применением 94-го закона. Мы уже внесли в него некоторые изменения, я думаю, вы об этом слышали, – изменения, которые облегчили работу в сфере кино, театра. Полагаю, что, видимо, и для музейного дела тоже есть своя специфика – даже в сфере обороноспособности страны есть совершенно уникальные случаи, в сфере культуры, образования… Например, археологи, размещая заказ на полевые работы, должны уже в этом заказе обозначить и результаты этой работы, хотя совершенно непонятно, как они могут заранее рассчитать, что и сколько они в сезон найдут в ходе этих полевых работ. Неприемлемо для сферы культуры, когда единственным критерием выбора победителя конкурса является не профессионализм, не профессиональная подготовка либо специфика того или другого учреждения, которое выбирается, а только дешевизна. Я прекрасно это понимаю.

Со всеми этими и другими юридическими коллизиями, безусловно, нужно разобраться. Я прошу Министерство экономического развития, Минкультуры, Минфин представить в самые короткие сроки соответствующие предложения. Решение этой задачи позволит в том числе активнее использовать в отрасли институт государственно-частного партнёрства.

В последние годы, как вы знаете, меценатская деятельность в области культуры набирает обороты. Многие бизнес-структуры входят в попечительские советы федеральных театров, библиотек и в том числе музеев. Нужно вместе подумать, как интенсифицировать эту работу, сделать её более привлекательной. Первые шаги – надеюсь, вы об этом слышали – уже сделаны. Например, с января текущего года по расходам на благотворительные цели можно получить социальный налоговый вычет. Он предусмотрен статьей 219 Налогового кодекса Российской Федерации для плательщиков НДФЛ. Я сейчас не буду вдаваться в подробности, но такая опция, такие возможности есть.

Эти и последующие решения государства, направленные на развитие института спонсорства, должны быть широко известны, и поэтому, конечно, нашим соответствующим ведомствам нужно во всяком случае сделать необходимые шаги, для того чтобы люди знали об этих возможностях. Конечно, только бюджетными вливаниями мы все задачи, стоящие перед отраслью, не решим, но многие вещи, от музейщиков и не зависят. Несмотря на наши богатства, о которых я уже упомянул, о которых вы знаете даже лучше, чем я, и по качеству этих богатств Россия, безусловно, более чем конкурентоспособна, но мы всё-таки очень сильно отстаём от ведущих музеев мира по посещаемости, по оборотам. Ну, например, Эрмитаж, насколько я себе представляю, в 4 раза меньше принимает посетителей, чем Лувр.

М.Б.Пиотровский (генеральный директор Государственного Эрмитажа): После реконструкции будет столько же.

В.В.Путин: Мы надеемся, что будет столько же. Но дело не в Эрмитаже и даже не в реконструкции, а дело в том, что Париж в 2010 году принял более 30 млн туристов, вот в чём всё дело, а Санкт-Петербург – 5 млн 100 тыс. Это задача далеко не только музейных работников, хотя, безусловно, такие крупные учреждения, как Эрмитаж или другие музеи тоже являются элементом привлекательности для туристов, но только этого недостаточно. Здесь нужна инфраструктура, гостиницы, в общем, многое нужно сделать. Это наша общая комплексная задача. Я предлагаю сегодня поговорить по всем этим проблемам и хочу предоставить слово министру культуры Александру Алексеевичу Авдееву. Пожалуйста.

А.А.Авдеев: Спасибо. Уважаемый Владимир Владимирович, сегодняшнее обсуждение мы рассматриваем как реальный, конкретный шаг в продолжение тех идей, которые были заложены в Вашу предвыборную статью «Строительство справедливости. Социальная политика для России».

Я сегодня уже говорил, Владимир Владимирович, что наша встреча историческая, потому что никогда на памяти аксакалов в истории советской и в истории российской не было такой встречи руководителя Правительства страны только с музейными работниками. Конечно, это внушает надежды и вдохновляет людей, хочется рассказать самое сокровенное. Я думаю, товарищи сегодня проведут очень интересное обсуждение проблем.

Настал период, когда необходимо активное решение накопившихся проблем развития музеев, настал период внесения изменений в саму систему музеев. Об этом подробно расскажет, я надеюсь, Михаил Борисович (М.Б.Миндлин – генеральный директор Государственного центра современного искусства), потому что по поручению музейного сообщества Михаил Борисович готовил целое аналитическое исследование вместе с группой исследователей, и сегодня в кратком виде он доложит его результаты.

Я остановлюсь на некоторых проблемах, на мой взгляд, узловых. Это накопившиеся (Вы об этом говорили) недострой, недоремонт, недостаток финансирования, который препятствует улучшению материального положения сотрудников. Владимир Владимирович, Вы говорили о необходимости улучшения материального положения сотрудников. Я проводил много встреч за эти годы с музейными работниками и должен сказать честно, что никогда ни они, ни библиотекари не поднимали вопрос о собственной зарплате: считается неэтичным. Но проблема существует. Я думаю, её решение важно ещё и потому, что сейчас не хватает зарплаты для того, чтобы развязать квартирный вопрос даже через самую дешёвую ипотеку, на самую льготную ипотеку не хватает средств, а проблема с квартирами так же у музейных работников тяжёлая, как и в других сферах и отраслях. Вы привели впечатляющие цифры по деньгам, которые выделяются на реконструкцию и реставрацию. Хочу сказать, что в этом отношении федеральным музеям легче, потому что они находятся под опекой государства, трёх министерств – культуры, экономики и финансов. И у нас впечатляющие стройки: это расширение и реконструкция Эрмитажа, Третьяковки, предстоит реконструкция и расширение музея Ирины Александровны Антоновой, закончено здание Музея оружия в Туле, Прохоровское поле, отреставрировано помещение в Ораниенбауме, уникальная реставрация проведена в Царском Селе. И мы сейчас, в ближайшие месяцы, наверное, начнём подготовку проекта и строительство одного из крупнейших музеев России – это Музей современного искусства. У нас такого вообще музея государственного не было, а сейчас государство выделяет около 5 млрд, они заложены в ФЦП, на центр современного искусства, подобный по площадям, я думаю, и размаху, и задумке Центру Помпиду в Париже. Я рад видеть здесь Михаила Борисовича Миндлина, который руководит этим государственно важным делом. По площадям этот музей станет сопоставим с Эрмитажем.

В.В.Путин: А у вас сколько площадей сейчас, Владимир Александрович (обращаясь к В.А.Гусеву)?

В.А.Гусев: У нас 70 тыс.

В.В.Путин: О! Есть ещё больше? В мире какие по площадям ещё такие?

Реплика: Версаль, по-моему.

В.В.Путин: Ну, Версаль. Если взять сады, там, наверное…

В.А.Гусев: Примерно как Ватикан…

В.В.Путин: Извините, пожалуйста, Александр Алексеевич. Мы за последние годы сколько вам передали площадей? Михайловский, Строгановский…?

В.А.Гусев: Строгановский, Михайловский замок, Мраморный дворец, павильоны кордегардии Михайловского замка, где мы открываем как раз электронный музей.

В.В.Путин: Вот эти помещения сколько составляют примерно?

В.А.Гусев: Они небольшие, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Ну ладно, Михайловский не большой?

В.А.Гусев: Нет, Михайловский огромный, Михайловский большой, а павильоны…

В.В.Путин: Нет-нет, я про всё… Михайловский, Строгановский, Мраморный?

В.А.Гусев: Это порядка 20 тыс., 20–25 тыс.

В.В.Путин: Где-то около 30 тыс., по-моему. То есть мы за эти годы увеличили площади Русского музея почти в 2 раза.

В.А.Гусев: Да, да. И практически уже завершается, вот осталось немножечко везде.

А.А.Авдеев: Владимир Владимирович, о депозитариях Вы уже сказали самое главное. Хочу дополнить фактом. В последние годы был выстроен только один депозитарий, готовность его сейчас 90%. Он был выстроен в Костроме и то не в плановом порядке, а после Вашего посещения Ипатьевского монастыря. Думается, что недооценка значения депозитариев и накопившиеся следствия за последние десятилетия ведут от незнания многими музейной технологии. Функция сохранить музейные предметы не менее важна, чем показать и научно их исследовать, а хороших депозитариев – единицы, и дело доходит до парадоксов. Вот в музее Владимира Моисеевича Грусмана (В.М.Грусман – директор Российского этнографического музея) – это всемирно известный музей, Санкт-Петербургский музей этнографии – на один предмет хранения приходится один квадратный сантиметр депозитария. А ведь это музей, в котором показано этническое культурное многообразие нашей родины. Я бы сказал, этот музей – живая иллюстрация Вашей статьи о национальном вопросе в России. Вот как раз надо изучать по этому музею.

Положение с депозитариями очень тяжёлое. Но ещё сложнее положение с депозитариями в региональных музеях, потому что многие из них имеют зарезервированную площадь для расширения, как, допустим, в Туле и в других городах. Но не всегда у местных властей находятся средства и понимание того, что депозитарий не менее важен, чем сам музей. Кстати, Владимир Владимирович, хочу отметить, что Вы в последнее время дважды посещали Музей имени Пушкина – Караваджо и выставку, организованную Дойче-банком. Хорошо бы, если б и в регионах руководители, местные руководители, так же активно посещали музеи, даже губернаторы не везде в музеях бывают. Есть регионы, где…

В.В.Путин: Вот Валерий Васильевич (В.В.Радаев – губернатор Саратовской области)….

А.А.Авдеев: Вот я, Валерий Васильевич….

В.В.Путин: …сегодня вместе с нами в музее.

А.А.Авдеев: …первый день сегодня. Поздравляю и хочу…

В.В.Путин: Мы вас поздравляем все.

А.А.Авдеев: …пожелать, чтобы была отеческая забота о музеях региона.

Министерство культуры разработало систему модульных депозитариев. Они могут выпускаться стандартно и обходиться в несколько раз дешевле. Необходимо иметь программу по депозитариям по всей стране. Я думаю, дополнит меня хорошими примерами опять же Владимир Моисеевич, у которого такой модульный депозитарий функционирует неплохо.

К проблемам депозитариев напрямую относится и тема укрепления реставрационной отрасли. У нас получается так, что накапливается музейных предметов на реставрацию больше, чем отрасль, чем мощности реставрационной отрасли. Весной следующего года мы пустим уже на полную мощность Центр Грабаря, который сгорел два года назад, и будем справляться с этой проблемой, я надеюсь. Но очень хорошее было предложение губернатора Великого Новгорода Сергея Герасимовича Митина о создании региональных реставрационных центров. И мы сейчас будем это делать. Это замечательная идея, которая разгрузит московские реставрационные мастерские, и музеям не придётся ехать в столицу, чтобы провести качественную реставрацию.

По-прежнему остаётся нерешённой проблема государственных гарантий на показ в России иностранных выставок. Я знаю, что Сергей Анатольевич Сторчак (С.А.Сторчак – заместитель Министра финансов Российской Федерации) и Олег Генрихович Савельев (О.Г.Савельев – заместитель Министра экономического развития Российской Федерации) другого мнения и сейчас могут со мной спорить. Но все цивилизованные страны мира имеют госгарантии на иностранные выставки. К нам завозят выставки, и государство вынуждено платить живыми деньгами. За экспозицию Пикассо мы в прошлом году заплатили более 600 тыс. долларов живыми деньгами, хотя можно было бы отложить энную сумму рублей, держать её в запасе и давать государственные гарантии. Правда, некоторые коллеги из Минфина мне объясняют, что легче отдавать живые деньги, чем откладывать рубли в бюджете и не держать их в обороте. Но есть разные схемы, есть английская схема, Михаил Борисович (М.Б.Миндлин) о ней расскажет подробно, когда можно откладывать небольшие деньги, но обеспечивать государственные гарантии. Получается так, что мы выпадаем из этого мирового пространства госгарантий, в котором циркулируют лучшие выставки мира и к нам они завозятся неохотно, потому что отдельно нужно обсуждать и проводить конкурс на страховую компанию и платить живые деньги за страховку. Поэтому здесь надо, чтобы всё-таки доминировали интересы культуры, а не интересы уважаемых бухгалтеров и экономических ведомств, при всем уважении.

У министерства пока не хватает средств для приобретения новых экспонатов, особенно тех, которые относятся к национальному художественному достоянию. Проходят аукционы, продаются великолепные редчайшие картины наших, отечественных мастеров. Частные коллекционеры распродают свои коллекции. У министерства и музеев не хватает денег на покупку – мы обращаемся к спонсорам. Кстати, должен сказать, что у нас спонсоры, несмотря на экономический кризис, не исчезли, они дают деньги и нам удаётся приобретать ценнейшие вещи для Эрмитажа, для Русского музея, правда, немного, для Ирины Александровны Антоновой. Но надо как-то спонсоров благодарить, Владимир Владимирович. Вы сослались на закон о благотворителях. Там действительно есть налоговые льготы для благотворителей. Но благотворители – это те, кто на социальные нужды даёт деньги, меценаты. И у нас сегодня имеется разная юридическая трактовка этого закона, потому что многие юристы говорят, что этот закон не относится к меценатам, которые дают деньги на культуру. Поэтому если это так, то надо тогда обратиться в Думу, внести всё-таки какие-то дополнения в закон, чтобы закон о налоговых льготах распространялся и на меценатов так, как он распространяется на благотворителей.

Министерство культуры вместе с Минфином за последние годы сняло ряд необоснованных ограничений в деятельности музеев, особенно музеев-заповедников. Сейчас, слава Богу, разрешили иметь маленькие кафе, маленькие ресторанчики, даже небольшие гостиницы. Внебюджетный фонд становится хорошим источником повышения зарплат и развития хозяйственной деятельности музеев. Но с этих внебюджетных фондов взимаются довольно значительные налоги. По закону налоговые льготы для внебюджетных фондов получили учебные заведения и медицинские учреждения. Хорошо бы распространить эту практику и на музеи.

В.В.Путин: Какие льготы?

А.А.Авдеев: Налоговые льготы на внебюджетные фонды. Учебным заведениям даны и медицинским учреждениям, а музеи их не имеют.

Владимир Владимирович, ещё одно пожелание: хорошо бы, если бы оно осталось в нашем постановлении, всё-таки плотнее увязать школьные программы с деятельностью музеев. В любом западном музее школьники в учебное время сидят на полу, слушают лектора и для них посещение музея – дело естественное, регулярное, и в музеях они постигают культуру, красоту и так далее. У нас посещение музеев нашими школьниками – дело эпизодическое, и вопрос этот надо решить. Мы работаем с Минобразования, но нужно просто ввести посещение музеев в какие-то школьные программы в обязательном порядке.

В.В.Путин: Мы регулярно ходили, не так часто, но регулярно ходили в Эрмитаж, я помню.

М.Б.Пиотровский: В Эрмитаж регулярно ходят.

В.В.Путин: И сейчас до сих пор школьники ходят?

М.Б.Пиотровский: Школьники ходят…

В.В.Путин: Вот в Питере у нас, в Ленинграде было внеклассное образование в программе. Но мы, это точно совершенно, раз в полтора месяца обязательно были в Эрмитаже.

А.А.Авдеев: Да, а сейчас всё зависит, знаете от кого, – от директора и классного руководителя. Если они толковые, то они водят детей, а если не очень хочется, то они могут и не водить, и с них за это никто не спросит. Хотя в городе, таком как Саратов, к примеру, великолепный, один из лучших в России художественных музеев.

Ещё одна вещь, Владимир Владимирович. Неоднократно в ходе многих Ваших встреч с деятелями театров ставился вопрос о переходе на контрактную систему, и Вы мне давали поручение. Это было записано в поручения Правительства. Владимир Владимирович, вопрос не решён ни для театров, он так же остро стоит и для музейных работников. Нам необходимо… Невозможно попросить нерадивого сотрудника выйти на пенсию, даже если он достиг пенсионного возраста, пока он сам не напишет заявление. Решение вопроса вязнет в согласованиях, а в целом в необходимости законодательных поправок в Трудовой кодекс, и надо всё-таки это дело довести до полного конца.

В.В.Путин: Надо с профсоюзами договариваться.

А.А.Авдеев: Да, с профсоюзами. Мы с ними говорили, но, если нам в союзники ещё запишут депутатов и коллег из других ведомств, может быть, и додавим, потому что контрактная система неизбежна, весь мир работает на контрактной системе, мы всё равно к этому придём.

Завершая, хотел бы подчеркнуть, что в нашей стране имеется замечательная российская музейная школа, работают высококлассные специалисты, сильный директорский корпус. Наш музейный фонд уникален, он насчитывает более 80 млн предметов. Музеи и выставки сохраняют нашу историческую память, формируют образованных, интеллигентных граждан, делают пространство, в котором живёт российский народ, по-настоящему культурным, просветительским и интеллигентным. Забота о музейном деле – важная государственная задача. Извините, Владимир Владимирович, за патетику, но всё это так.

В.В.Путин: Я согласен. Почему? Не оспариваю даже. Всё так и есть.

* * *

Заключительное слово В.В.Путина:

Уважаемые коллеги, я думаю, что мы, и вы сами сейчас об этом сказали, не зря собрались. В целом я представлял, конечно, проблемы, потому что проблемы в отрасли, понятно, схожи с некоторыми другими вопросами в других отраслях и являются универсальными. Но есть и вещи уникальные, характерные исключительно для музейного дела, – для меня они прозвучали впервые, не скрою это. Но дискуссия наша в течение этих трёх с лишним часов вышла за рамки музейного дела: она касалась вообще проблем искусства, образования, воспитания, и она, эта беседа, была во всех отношениях полезной.

Первое, что я хочу сказать, – у нас есть проект поручений Правительства. Мы готовили его заранее, но с учётом дискуссии, которая состоялась, обсуждения, мы, безусловно, этот перечень дополним, оформим соответствующим образом и самым тщательным образом проработаем. Первое.

И второе. Мы с вами переформатируем и придадим несколько другое звучание деятельности Совета при Президенте по культуре. Я сейчас не буду говорить и даже не готов сейчас сказать, как мы это сделаем. В общих чертах я это представляю, мне бы хотелось, чтобы это был живой организм, который бы действительно влиял на то, чтобы решить задачу, как Владимир Ильич (Толстой) выразился – вытащить проблемы культуры с последнего места, хотя я не совсем согласен, что они там находятся, но во всяком случае на одно из первых.

Я вам очень благодарен. Спасибо большое и до встреч в недалеком будущем, надеюсь. Благодарю вас.

* * *

В ходе встречи с представителями музейного сообщества В.В.Путин дал ряд поручений. В частности, Премьер поручил Минфину проработать возможность обнуления ставки налога на прибыль для учреждений культуры. Вопрос был затронут гендиректором Государственного историко-культурного музея-заповедника «Московский Кремль» Еленой Гагариной, которая отметила, что в настоящее время учреждения культуры облагаются всеми тем налогами, которыми облагается бизнес. Е.Гагарина предложила, чтобы «все те расходы, которые связаны с приобретением музейных экспонатов включались в состав расходов, учитываемых при составлении налогооблагаемой базы». Кроме того, по ее словам, «необходимо распространить на учреждения культуры льготы, которые существуют в сфере здравоохранения и образования, в частности, возможность применения нулевой ставки налога на прибыль». В.В.Путин отметил, что «вполне можно посмотреть, почему бы не распространить (этот механизм) на сферу культуры». Он поручил Минфину проработать данные предложения.

Один из участников встречи отметил, что физические лица при ввозе в Россию из-за границы культурных ценностей, которые они покупают для личного пользования, освобождены от всех налогов. Министр культуры А.А.Авдеев напомнил В.В.Путину о том, как начали действовать такие правила. «Запишем сегодня в решение. Надо проверить и привести в соответствие со здравым смыслом. Если физическим лицам предоставлена возможность минимизировать свои расходы на ввоз культурных ценностей, то уж музеям-то тем более», – сказал В.В.Путин.

В ходе встречи речь зашла о механизме страхования музейных ценностей при их перемещении внутри страны и за рубежом. «Поручаю Минфину с Минэкономразвития и Минкультуры доработать механизм страхования, согласовать, и чтобы он был приемлемым как за границей, так и внутри страны», – сказал В.В.Путин. Глава Эрмитажа Михаил Пиотровский сообщил, что необходима система гарантий государственного страхования музейных ценностей и их возврата. «Нужно создать финансовый механизм гарантий», – согласился глава Правительства.

Директор Русского музея Владимир Гусев рассказал В.В.Путину, что бездетный потомок Адольфа Маркса, скончавшегося в 1904 году, готов передать коллекцию живописи своего предка Русскому музею. «Он не хочет отдавать её Christie’s, он хочет отдать её нам», – сказал В.Гусев, добавив, что у музея недостаточно средств для возврата коллекции. «Сколько вам надо?» – поинтересовался Премьер. «2 млн евро», – ответил В.Гусев. «Напишите в Министерство культуры. Мы дадим», – сказал Премьер.

Премьер также пообещал рассмотреть возможность предоставления Государственному литературному музею здания на Старом Арбате, в котором в настоящее время находится Московский окружной военный суд. По словам директора музея Марины Гомозковой, на Старом Арбате огромное количество музеев, поэтому размещение там литературного музея было бы целесообразным. «Я не против. Более того, считаю, что административные учреждения подобного плана, как суд, могли бы быть и где-то в сторонке», – сказал В.В.Путин. Он добавил, что Минобороны будет предоставлено другое здание, либо будут выделены деньги на строительство нового помещения.