В.В.Путин посетил среднюю школу №7 и встретился с членами школьного совета

СМИ о Путине // 13.02.2012 18:51

«Решение вопроса с жильем, уровень заработной платы, модернизация самой системы, материально-техническая модернизация – всё это должно повышать престиж профессии учителя».

У входа в школу главу Правительства встречали местные жители. В беседе с ними В.В.Путин в шутку признался, что в Зауралье прилетел погреться после московских 30-градусных морозов. В Кургане сейчас всего минус 15 градусов.

В школе В.В.Путину показали кабинет, где проводится урок труда для девочек, а также мультимедийный класс, оборудованный компьютерной техникой по программе модернизации регионального образования.

Премьер заглянул на урок литературы, где школьники изучали творчество Л.Н.Толстого. «Мы говорим сегодня о том, что каждый человек должен нести ответственность за то, что вокруг него происходит», – сказала учительница. «Да, непростая тема», – признал В.В.Путин. «Мы тоже решаем сложные задачи, как и Вы», – отметила учительница. «Вы решаете самую сложную задачу», – сказал Премьер.

Средняя школа №7 г. Кургана помимо образовательной функции выполняет роль культурного и досугового центра для детей, проживающих в микрорайоне. Сейчас в школе учится около 900 человек. В школе функционирует совет, в состав которого входят не только педагоги, но также родители и ученики.

Осмотрев школу, В.В.Путин встретился с членами совета школы.

Стенограмма:

В.В.Путин: Добрый день!

Реплики: Здравствуйте!

В.В.Путин: Решили заехать в самую обыкновенную школу. Сегодня в Кургане проведём совещание по развитию образования. Но перед тем как собраться с коллегами и с большими начальниками, мне хотелось заехать в такую рядовую школу Кургана, тем более что у вас неплохо поставлена работа как раз совета школьного, а это одно из направлений улучшения работы в школе – имею в виду, что в совете ведь у вас, как и положено, представлены и ученики, и преподаватели, и родители. Мы исходили из того, что такие формирования – советы – будут помогать учебному процессу, будут помогать школе, будут решать вопросы, связанные с развитием системы образования, особенно в условиях, когда мы пытаемся сейчас организовать процесс улучшения школьного образования, ситуации, связанной с материально-техническим обеспечением, повышением уровня оплаты педагогов. В прошлом году этого сделать в Курганской области не удалось, я имею в виду поднять уровень заработной платы учителей до среднего по экономике: губернатор сказал, что просто не успели и денег не хватило. Но я так понимаю, что с января текущего года всё-таки это состоялось.

Реплика: Да.

В.В.Путин: И теперь у вас уровень заработной платы не меньше, чем в среднем по экономике, даже чуть-чуть побольше. На несколько копеечек, но всё-таки побольше.

Следующий шаг (мы сейчас с директором говорили, когда шли, и вы уже слышали, наверное, об этом) – нам нужно будет уделить необходимое внимание школьному образованию (развивать его дальше), но и дополнительному образованию. Причём, и я хотел бы на это обратить особое внимание, средняя по экономике заработная плата должна быть, конечно, у учителей с высоким профессиональным уровнем – с тем, который соответствует уровню квалификации преподавателей в школах. Я имею в виду такое образование, как, скажем, художественные школы, музыкальные школы, спортивные школы, где требуется действительно высокий уровень квалификации. И, разумеется, было бы неправильно, если бы мы допустили уравниловку, к которой привело повышение зарплаты учителей, я имею в виду соотношение между зарплатой учителей в школах и в высших учебных заведениях. Сегодня в некоторых регионах уровень доходов преподавателей вузов стал даже ниже, чем в школе, поэтому следующая задача у нас в ближайшие несколько лет (наверное, вы с этим согласитесь – имеется в виду, что мы должны поощрять повышение квалификации) – уровень заработной платы профессорско-преподавательского состава вузов должен быть где-то в районе 200% средней по экономике. Я думаю, что вы со мною согласитесь, это справедливо. И вот таким образом мы должны выстроить стройную, понятную всем и справедливую систему дополнительного образования, школьного образования, вузовского образования. Но мне бы, конечно, хотелось послушать, как организована ваша работ в совете, чтобы перед тем, как мы встретимся в администрации с коллегами и поговорим о развитии системы школьного образования, получить от вас дополнительную информацию о том, как она реально функционирует в жизни. Может быть, директор начнёт? Пожалуйста.

Л.А.Силантьева (директор школы): Пускай люди немножечко соберутся с мыслями. Дело в том, что Вы правильно заметили, у нас в совете школы представители разных категорий участников учебно-воспитательного процесса – это и учителя, и ребятишки, и родители. Конечно, основной вопрос, который наверно, нам приходится решать сообща, согласовывая свои действия, – это, конечно, вопрос приобретений для школы техники или ещё чего-то, проведение какого-то ремонта. И понятно, что у нас есть опыт не только решений о распределении тех денег, которые нам выделяются из бюджета. Дело в том, что у нас родители очень активно участвуют, помогают школе, и они понимают необходимость просто… Были времена, когда школе было просто не выжить без помощи родителей. Конечно, это приятно и хорошо, что родители заинтересованы, но просто сейчас уже, конечно, я думаю, в конце концов мы выйдем на то, что помощь родителей в данном вопросе, наверное, будет минимизирована, всё-таки сведена к минимуму.

Конечно, пока в условиях, скажем, нашей школы инициировать сбор совета школы чаще всего приходится администрации, руководителю. Но тем не менее, я считаю, хорошо уже то, что когда мы объявляем сбор совета школы, в принципе приходят все, кто может, и активно участвуют. Особенно приятно, что у нас ребятишки из разных классов сидят. Мы встречались до этого с Игорем Михайловичем Реморенко (статс-секретарь, заместитель министра образования и науки Российской Федерации), и он отметил… Когда они только посмотрели состав совета школы, говорят: «У вас так интересно – шестиклассники включены туда. Что они могут, шестиклассники, решить?» Я говорю: «Игорь Михайлович, ну как: шестиклассник – это ведь будущий семи-, восьми-, девяти-, десятиклассник». Поэтому и отрадно было то, что у нас Марина из 6-го класса была как раз самой активной участницей дискуссии с заместителем министра. А так в принципе, конечно, родители знают проблемы школы, пытаются подсказать, помочь. Вот Сергей Алексеевич, мы с ним разговаривали насчёт ремонта, обсуждали, он как раз очень активно принимает участие в обсуждении таких вопросов. Сергей Алексеевич (обращаясь к С.А.Боргулю), может, присоединитесь к обсуждению? Насчёт крыши мы говорили с вами.

С.А.Боргуль (отец ученицы 11-го класса): Самая главная проблема школы, конечно, существует уже более 10 лет. Моя дочь поступала в первый класс, сейчас заканчивает. Эта проблема как была, так и остаётся. Дыры залатывают.

В.В.Путин: Так крыша с дыркой и осталась, да?

С.А.Боргуль: Крыша так и осталась дырявая, да.

В.В.Путин: Дырок стало больше.

С.А.Боргуль: Надо школе, конечно, помочь. Провести этот ремонт качественно и не затягивая, как-то пора уже.

В.В.Путин: Давайте. Я же приехал в эту школу. У нас есть определённые резервы, здесь мы без привлечения родителей поможем сделать. Нужно только выбрать время на это. Это нужно делать весной.

Л.А.Силантьева: Согласны. Единственное, мы уже говорили с Сергеем Алексеевичем, тут ведь проблема вы знаете какая… Вы помните про эти наши пресловутые тендеры и котировки, когда мы, конечно, стараемся сэкономить какой-то рубль для бюджета, по сути дела теряем тысячи, потому что ищем подрядчика, который хотя бы на рубль даст дешевле. Может быть, действительно всё-таки в таких вопросах как-то по-другому? Я, конечно, не знаю, на уровне Правительства…

В.В.Путин: Андрей Александрович (обращаясь к А.А.Фурсенко), а по 83-му закону они тоже должны проводить тендер?

А.А.Фурсенко: Пока они не стали автономкой, они должны по 94-му закупать.

В.В.Путин: Нет, если они будут, то тогда они не обязаны проводить?

А.А.Фурсенко: Если автономка, тогда не обязаны.

Реплика: Мы не автономка.

В.В.Путин: Я понимаю, да. А вот у меня вопрос – как вы относитесь к этим автономным учреждениям? Вы поддерживаете принятие этого закона или вас что-то всё-таки настораживает?

Л.А.Силантьева: Вообще, Владимир Владимирович, мы в рамках этого закона уже стали бюджетным учреждением с этого года, но единственное, что поэтапно всё равно это всё переводится. Пока у нас нет своего бухгалтера в школе, у нас есть централизованная бухгалтерия, и она нас обслуживает. Но дело в том, что вот это реформирование структуры учреждений, видов образовательных учреждений… Наверное, должна как-то ещё пройти перестройка сознания и в умах бухгалтеров. Мы до сих пор (уж извините, озвучу) воюем с бухгалтерами. У них бывает по привычке (они же привыкли, что они – централизованная бухгалтерия), и они могут где-то со статьи на статью что-то передвинуть и всё. И они до сих пор так действуют. Нам, директорам… Мы-то тоже без экономического образования пока, мы тоже пытаемся изучить сметы, как-то отследить потоки денежные – куда переходит и как. Они имеют такую неосторожность – могут передвинуть внутри какой-то статьи, с одного направления на другое. Поэтому как раз в рамках модернизации, если опять возвращаться к тому, о чём мы говорим (переподготовка кадров): менеджеры – это мы уже прошли, пройденный этап, мы уже получили и диплом о втором образовании по программе «Менеджер образования». И если заглядывать вперёд и планировать, то, конечно, я понимаю, если в рамках реализации, Андрей Александрович (А.А.Фурсенко) того закона (83-го), директору просто необходимо экономическое образование. Мы теперь уже пришли к пониманию этого, и понятно, что хорошо будет, если выделенные деньги по той предварительной смете, Андрей Александрович, которая вам была отправлена… У нас там, по-моему, порядка 83 тыс. заложено на повышение курсовой переподготовки, на прохождение каких-то курсов и так далее. В принципе…

В.В.Путин: Я думаю, что самое главное – должно быть понимание. Оно должно заключаться в том (и родители должны об этом знать), что перевод учреждения в автономное не означает перехода к платному обучению. Просто исключено!

Л.А.Силантьева: Да.

В.В.Путин: У нас как было платное, так и останется – или в госучреждении, или в автономном учреждении. Ничего в этом смысле с точки зрения финансирования со стороны государства не меняется: финансирование будет в полном объёме. Разница только в том, что школе предоставляется больше прав. Вы сказали, что централизованная бухгалтерия там что-то передвигает…

Л.А.Силантьева: Да.

В.В.Путин: А так директор сам будет передвигать, если посчитает целесообразным. Либо если сэкономит, скажем, условно говоря, на ЖКХ или каких-то ремонтах или ещё на чём-то (здесь не на чем экономить, здесь ремонтировать нужно)… Но в целом есть ведь и другие учреждения школьные, где можно это сделать, и тогда эти средства можно пустить дополнительно на что угодно, в том числе и на определённые надбавки для оплаты учителей. И во многих школах, которые перешли на эту форму, так и происходит: там до 20% произошло увеличение заработной платы учителей – в Тюменской области, здесь, рядом.

Л.А.Силантьева: Да, про Тюмень-то я знаю.

В.В.Путин: Так что это вполне приемлемый вариант развития событий и повышения самостоятельности учреждений.

Л.А.Силантьева: Ну да, я думаю, может быть, это первый этап: попробуем пока на бюджетном поработать, а потом…

В.В.Путин: Ну да.

Л.А.Силантьева: Конечно, в принципе Вы правильно тут заметили, что надо понять, что автономное учреждение – это не значит, что ни финансирования государства, ничего не будет.

В.В.Путин: В полном объёме всё сохранится.

Л.А.Силантьева: Да.

В.В.Путин: Никакой разницы.

Л.А.Силантьева: Дело в том, что директора и то не сразу это поняли. Пока мы это всё изучили и осознали… Да, это была проблема, когда не сразу поняли и не сразу осознали, что в принципе финансирование государственное и всех бюджетов, которые есть и участвуют в финансировании школы, сохраняется в полном объёме.

В.В.Путин: Мы должны исходить из того, что образование в первую очередь для тех, кто учится. Это так называемая образовательная услуга для детей в данном случае, и здесь есть только одно обстоятельство, которое может вызвать определённую тревогу у преподавателей. Оно в чём может заключаться? Если количество учеников уменьшается, то и так называемый госзаказ, количество денег будет сокращаться. Но это должно стимулировать к тому, чтобы качество образования повышалось. В этом тоже один из смыслов этого закона, этого решения.

Л.А.Силантьева: Ну да.

В.В.Путин: Но, безусловно, для таких учебных учреждений, как ваше, которому уже 26 лет, да?..

Л.А.Силантьева: Да.

В.В.Путин: Здесь нужны первоочередные меры, направленные на улучшение материального состояния и основных фондов и всего, что связано с образованием. Так, я посмотрел: кое-что у вас появляется, интерактивные доски…

Реплика: В кабинете информатики.

В.В.Путин: Да.  Не только, сейчас ещё…

Реплика: В 50-й кабинет заходили, в кабинет начальных классов.

Реплика: Нам поставили там интерактивную доску, у нас маленькие дети уже работают на этой доске.

В.В.Путин: Преподаватель сказала, приходят сюда, как играть, с удовольствием.

Реплика: Им ещё очень нравится бывать в кабинете мультимедиа. У нас сейчас по программе идёт очень большая работа, связанная с защитой проектов, и вот ребята сами делают, учитель информатики им помогает, родители тоже помогают, и в этот кабинет мы с удовольствием приходим. Вот тоже, пожалуйста, работа, которая направлена действительно только на образование, на улучшение, очень хорошо в этом плане. Они с удовольствием туда идут, у нас стали кружки работать в этом кабинете. И преподаватель у нас использует интерактивную доску, где сначала показывает, потом дети на этой доске рисуют, а потом уже руками начинают что-то делать, тоже очень приятно.

В.В.Путин: Ну конечно, современные средства обучения повышают интерес к самому процессу обучения и повышают качество.

Реплика: А с каким удовольствием они у нас ходят на уроки информатики!

В.В.Путин: Конечно, интересно. Я думаю, что и преподавателям самим интересно.

М.В.Маковская (учитель информатики): Естественно. Даже самому интересно поработать с доской. И дети: если раньше их не зазвать к доске, то сейчас очередь уже выстраивается, каждый хочет порешать, что-то поделать. Да, действительно интересно, и было бы, конечно, лучше, если бы больше кабинетов было оборудовано таким оборудованием. Естественно, у детей глаза горят, как-то по-другому уже восприятие идёт.

В.В.Путин: Будем эту программу продолжать, обязательно будем продолжать. Это у нас только первый этап. Сколько на Курган направили средств, не помнишь, Андрей (обращаясь к А.А.Фурсенко)? У губернатора спросим.

О.А.Богомолов (губернатор Курганской области): В прошлом году?

В.В.Путин: Да, в прошлом году.

О.А.Богомолов: Федеральных? 189 млн. В этом году подписали Министерством 500 федеральных, 550 – наших…

В.В.Путин: А в прошлом году было 189 млн?

О.А.Богомолов: Было 189.

В.В.Путин: Вот смотрите, было 189 млн (почти 200 млн), а в этом году уже будет почти 1 млрд. Это существенное увеличение, поэтому и в вашей школе наверняка появится много нового, и в других учебных заведениях Курганской области. И не только Курганской области – по всей стране.

Реплика: Будем ждать.

В.В.Путин: Что касается ремонта, то этим мы отдельно займёмся тогда уж в рамках имеющихся резервов.

Реплика: Наша школа далеко не плохая, хоть она считается среднестатистической. Мы очень любим нашу школу. Нам всё здесь нравится.

В.В.Путин: Я же не сказал, что она плохая.

Реплика: Ни в коем разе.

В.В.Путин: Она хорошая.

Реплика: Просто такой разговор – «ремонтом займёмся». Мы стараемся всегда улучшить что-то.

В.В.Путин: Сказали же, что крыша протекает.

Реплика: Крыша – да.

В.В.Путин: Мы зашли и посмотрели спортивный зал. Я преподавателю физкультуры сказал: «Зал у вас скромный». Она, по-моему, даже обиделась, говорит: «Зато он есть».

Реплика: Да, да.

В.В.Путин: Третье место уже заняли в области среди школ по футболу, по-моему, да?

Реплика: Владимир Владимирович, вот меня очень интересует вопрос о спортзале. У нас очень хорошая школа и преподаватели по физкультуре очень хорошие. Школа наша занимает призовые места в каких-то соревнованиях.

В.В.Путин: Сейчас только что об этом сказали.

Реплика: И вот очень хотелось бы улучшить наш спортзал, потому что он этому не соответствует.

В.В.Путин: Вот-вот-вот, как раз об этом только что и говорили.

Реплика: Наболевшее.

Реплика: Особенно раздевалки. У нас дверей нет: это очень плохо, когда переодеваемся. Там места мало, душевых нет, и оборудования у нас всегда не хватает.

В.В.Путин: То есть, оказывается, есть над чем работать.

Реплика: Есть, есть, конечно.

Реплика: Все ждут волейбольные мячи.

В.В.Путин: С мячами разберёмся. Если сделаем хороший зал, то и с мячами разберемся…Есть какие-то вопросы ко мне в связи с тем, что происходит сейчас в сфере образования?

Л.А.Силантьева: Владимир Владимирович, пока люди, может быть, собираются, я опять тут немножко инициативу перехвачу, сформулирую. Вы коснулись вузовского образования, преподавателей и так далее. В сегодняшней статье, которую я, честно сказать, детально пока не изучила, но по диагонали прочитала, меня там многое заинтересовало. Один из вопросов Вы там поднимаете… Он, конечно, не касается системы образования, он немножко в другой плоскости, но я, скажем так, воспользуюсь случаем, хотела бы личный вопрос задать. Вы там ставите вопрос о выплате вознаграждений – боюсь сейчас запутаться в терминологии по статье – о том, что сейчас платится за второго ребёнка… Вы там пишите, что будут доплаты выплачиваться за третьего, по-моему.

В.В.Путин: Да.

Л.А.Силантьева: Прокомментируйте, а то я сейчас запутаю всех.

В.В.Путин: Вы знаете, что в своё время была предложена программа материнского капитала и целая система мер поддержки семьи и женщин прежде всего, которые решились на второго ребёнка.

Л.А.Силантьева: Да.

В.В.Путин: Собственно говоря, вся эта программа была рассчитана на то, чтобы стимулировать рождение второго ребёнка и помочь тем женщинам и тем семьям, которые приняли такое решение. Сейчас у нас есть возможность – это непросто (имею в виду большие расходы федерального бюджета), но тем не менее вопрос очень важный – демография, и я там поподробнее всё расписываю: посмотрите, там интересные данные есть. Предложил сделать программу по стимулированию третьего ребёнка в семье. Главный, ключевой момент – это, конечно, финансовый. Предложение какое? Начать выплачивать семьям, женщинам, которые решили завести третьего ребёнка, деньги в размере месячного прожиточного минимума ребёнка (есть такое понятие у демографов) – это примерно в среднем по стране со следующего года будет составлять около 7 тыс. рублей ежемесячно, начиная от рождения ребёнка и до трёх лет. Что это означает? Это означает, что сегодня женщины получают с рождением ребёнка в разных регионах по-разному, но где-то в районе 4–5 тыс. и плюс ещё 7. Но они получают до полутора лет, а здесь будет до трёх лет. И в первые полтора года это будут достаточно приличные деньги, примерно на уровне вашей заработной платы месячной.

Л.А.Силантьева: Да-да.

В.В.Путин: Я исхожу из того, что прежде всего мы должны помочь тем регионам, которые переживают на протяжении ряда лет сложности с демографией или столкнулись с демографическими проблемами на протяжении ряда лет. Какие это регионы? Это европейская часть России, это Северо-Запад, Поволжье, несколько регионов за Уралом и Дальний Восток. В зависимости от того, как эта программа будет работать, мы её проанализируем, посмотрим, что нужно сделать для других регионов Российской Федерации, где с демографией более или менее дела сегодня обстоят хорошо. Но на первом этапе вот для этих регионов, где есть проблемы.

У нас в чём в ближайшие годы будут точно трудности с демографией? – у нас с 1992 по 2001 год, вот в этот промежуток времени, очень сильный спад был демографии, просто провал. По сути, понятно: люди столкнулись с большими проблемами в экономике, в социальной сфере, уровень жизни упал, все сбережения практически пропали, и у нас рождаемость прекратилась в стране. Ну не прекратилась, конечно, но спад был колоссальный, вот именно в этот промежуток времени – с 1992-го по 2000–2002-й примерно. С 2002 года началась немножко стабилизация. Ну это я к чему говорю? К тому, что люди, которые родились в этот период – с 1992 по 2002 год, – их оказалось, так условно говоря, мало, и они сами сейчас постепенно приближаются к детородному возрасту. И в этом возрасте у нас оказывается мало людей, условно говоря. И поэтому у нас будет неизбежный спад демографический, и в этих условиях… Мы знаем об этом, и нужно заранее подумать о том, как стимулировать рождение  третьего ребёнка, потому что если два родителя и двое детей, развития нет, только воспроизводство естественное. Для России этого недостаточно.

Реплика: Владимир Владимирович, у нас вот там сидит Наталья Витальевна Тузикова, она сильно скромничает, но вот у неё точно есть вопрос.

Н.В.Тузикова (мать ученика 3-го класса): Да, есть вопрос. Меня просто интересует, будет ли повышение? У меня сын старший учится, стипендия маленькая очень.

В.В.Путин: Сколько у него стипендия?

Н.В.Тузикова: Он говорил 1200, я точно не знаю.

В.В.Путин: 1200 – это средняя стипендия, социальная. Предложение какое? Со следующего года увеличить социальную стипендию…

Н.В.Тузикова: Со следующего?

В.В.Путин: Со следующего, да. Увеличить социальную стипендию (тоже есть такое понятие – средний прожиточный минимум студента), примерно со следующего года это будет 5 тыс. рублей для хорошо успевающих студентов. Для тех, кто имеет «тройки», конечно… Я думаю, что это будет правильно, чтобы не было опять уравниловки. Нужно, чтобы эта стипендия – она будет в общем приличная… Если сегодня у нас средняя социальная стипендия 1,2 тыс. как раз, да?

А.А.Фурсенко: Социальная – 1,8 тыс.

В.В.Путин: Ну 1,8 тыс. Будет 5 тыс. – это уже прилично. Это будет означать, что речь идёт о студентах первых курсов – первый, второй. В некоторых вузах, может быть, до третьего включительно, в научном отделении, разумеется. Я из чего исходил? Из того, что на первых курсах студенты должны сосредоточиться на учёбе…

Реплика: Правильно, чтобы не работали.

В.В.Путин: …чтобы они не отвлекались на подработку. И тогда у них появляется шанс получить хорошие знания, хорошее образование и/или получить грант потом или повышенную стипендию. Она уже в некоторых вузах достигает 8–10 тыс. рублей, а в некоторых даже 20–24 тыс.– есть и такие, но их мало, конечно, но такие тоже есть. Во всяком случае можно уже при хороших знаниях выйти на повышенную стипендию, и тогда тоже не надо будет работать. Либо принять участие в работе уже в самом вузе, в малых предприятиях, которые создаются при вузах. Или на старших курсах можно и подрабатывать, но по специальности. Но самое критичное время – это, конечно, начальные курсы обучения, и здесь надо ребят поддержать. Это в 4 раза почти увеличение. Это, конечно, потребует от нас достаточно больших денег. Вчера только, допоздна уже в течение дня и позавчера дискутировали по этому вопросу с Министерством финансов. Но это нужно будет делать параллельно с реструктуризацией самой отрасли. У нас, чего греха таить, вы-то здесь, преподаватели школ, знаете, очень много появилось вузов, которые только штампуют документы, дипломы, а знаний реальных, хороших не дают. У нас количество вузов больше, чем в Советском Союзе. Уверенно больше. Это не соответствует требованиям качества образования сегодня: они не дают качественного образования.

О.Н.Трубникова: Можно спросить?

В.В.Путин: Конечно.

О.Н.Трубникова (учитель истории и обществознания): Ольга Николаевна меня зовут. Владимир Владимирович, когда шли сюда, как ходоки, нам задавали вопросы, просили следующий вопрос задать Вам: прошёл слух о том, что пенсия для работающих пенсионеров будет ликвидирована. А понятно, что…

В.В.Путин: Пенсия для работающих пенсионеров?

О.Н.Трубникова: Да. То есть люди, которые на пенсии и работают. Вот у них, если они работают, то пенсию забирают – не будет выплачиваться.

В.В.Путин: То есть такой слух есть?

О.Н.Трубникова: Да, слух. Я и говорю, что слух. Понятно, что на пенсию отдельно не проживёшь, и на зарплату не проживёшь.

В.В.Путин: Нет, я могу сразу вам сказать, что мы ничего подобного не планируем.

О.Н.Трубникова: Вот хорошо.

В.В.Путин: И я уже много раз говорил, и в этой статье, которую директор упомянула, тоже сказал – сегодня она вышла, вы можете прочитать, – что я, как и прежде, считаю, что у нас нет необходимости повышать пенсионный возраст. А это значит, что и те новации, о которых вы сейчас сказали, они не предусматриваются.

Другое дело, что есть люди, которые, допустим, исполняют такую работу, которая им нравится, им хочется продолжить работать и они хотели бы приобрести большие пенсионные права, то есть большую пенсию заработать. Но тогда таким людям надо дать возможность, если они хотят. Кто хочет выйти на пенсию вовремя – пусть выходит, а кто хочет ещё поработать и приобрести большую пенсию, заработать большую пенсию, – надо дать им такой шанс. И нужно выстроить систему стимулов для тех, кто хотел бы пойти по этому пути. Вот пока речь идёт только об этом.

О.Н.Трубникова: Спасибо Вам скажут большое сегодня, кто посмотрит.

В.В.Путин: Пожалуйста.

М.В.Маковская: Владимир Владимирович, у меня вопрос такой. Средний возраст учителей у нас в школе – 47 лет, и меня как молодого специалиста и как маму будущую (то есть к кому я приведу) это очень беспокоит. По моему мнению, молодые учителя не идут в школу работать из-за того, что не будет у них возможности приобрести жильё.

В.В.Путин: Да.

М.В.Маковская: И вот у меня такой вопрос: нельзя ли как-то, я не знаю, может быть, на уровне Правительства решить, принять какую-то программу по социальному фонду жилья по примеру военнослужащих? То есть когда, допустим, учитель приходит, если он работает, то получает служебное жильё. То есть нельзя ли как-то решить этот вопрос?

В.В.Путин: Вы знаете, по нескольким направлениям нужно двигаться. Первый и самый правильный способ – это, конечно, повышение заработной платы и снижение ставок по ипотечным кредитам, с тем чтобы у людей появилась возможность реально зарабатывать и приобрести это жильё. И третий способ – снижение стоимости самого жилья. И это всё реально, в том числе и снижение стоимости самого жилья, квадратного метра.

Но, конечно, нужно продолжать и программы социального жилья для молодых семей. Прежде всего об этих, видимо, категориях должна идти речь, – они у нас во многих регионах действуют, и мы их будем расширять. Но генеральный способ – это всё-таки повышение зарплаты и снижение стоимости 1 кв. м и снижение ставок по ипотеке. Я думаю, что мы должны довести ставки по ипотеке где-то до 3–4%, но это можно будет сделать по мере снижения банковских ставок и инфляции. Нам нужно дальше таргетировать инфляцию, то есть её постоянно понижать. Мы добились этого результата, за прошлый год у нас наилучший показатель за 20 лет по инфляции – 6%, наименьшая инфляция за последние 20 лет. Но этого ещё недостаточно, нам нужно выйти по инфляции где-то на 4–5%, и тогда мы сможем при различных системах поддержки обеспечить приемлемый уровень ипотеки. А что значит различные меры поддержки? Это субсидирование первого взноса, субсидирование процентной ставки, помощь при первом взносе. Вот такую систему нужно выработать, чтобы человек соучаствовал в этом процессе, но при помощи государства эта программа была бы для него реальной. Надо честно сказать, что пока для таких категорий работников, как школьные учителя, это всё-таки тяжёлая, неподъёмная задача.

М.В.Маковская: Да, очень тяжелая задача, действительно.

В.В.Путин: Ну а давайте представим себе ситуацию, когда ипотека будет 3–4–5%, в некоторых регионах уже делают первый взнос за учителя, за молодого работника платят и ещё субсидируют процентную ставку. Если ещё мы будем исходить из того, что зарплата будет расти, то тогда всё становится реальным. А в некоторых регионах при рождении ребёнка сразу раз…

И.В.Истомина (мать ученика 5-го класса): У нас есть такое, при рождении ребёнка.

В.В.Путин: Снижение выплат?

И.В.Истомина: Да, снижение выплат. Но там возраст ограничен до 35 лет, и всё. Это программа «Молодая семья».

В.В.Путин: Да.

И.В.Истомина: Истомина Ирина Викторовна. Я здесь представляю сразу несколько поколений. Во-первых, я являюсь ученицей этой школы, выпускницей. После прохождения практики меня пригласила администрация на работу в эту школу, то есть теперь я являюсь учителем. И третье поколение – это мой ребёнок, который в данный момент учится в 5-м классе, то есть вот так вот буквально…

В.В.Путин: Вся жизнь связана со школой.

И.В.Истомина: Да, на данный момент половина моей жизни связана именно со школьной жизнью, именно с этой школой, поэтому меня судьба этой школы очень сильно волнует. Когда мы приходили работать, я не знаю, что это было, но мы работали с таким воодушевлением. Мы сами что-то рисовали, печатали, делали, играли, очень много интересных моментов придумывали для детей. Я не знаю, откуда это бралось, хотелось нам, наверное, так работать. А сейчас мы столкнулись с тем, что действительно молодые специалисты в школу не идут, а если они приходят, они работают год-два, максимум три и уходят, ищут другие места, уезжают в другие регионы, где более высокая зарплата. Мы уже себе такого позволить не можем, потому что мы уже привыкли, нам здесь нравится, мы любим свою родную школу. У молодых специалистов нет этого задора, энтузиазма. Марина Владимировна (М.В.Маковская) правильно сказала: средний возраст – 47 лет. Моего ребёнка сейчас учат замечательные учителя, но у них уже очень большой стаж работы, и к 10–11-му классу я не знаю, кто будет учить моего ребёнка.

В.В.Путин: 47 лет – это же не 69.

И.В.Истомина: Так это средний возраст, понимаете. И я являюсь по возрасту чуть ли не самым молодым, почти самым молодым учителем в школе. А мне хочется, чтобы всё-таки приходили молодые люди, ведь кто-то должен детей учить.

В.В.Путин: Для этого мы и приняли программу модернизации школы.

И.В.Истомина: Как привлечь их?

В.В.Путин: Вот для этого приняли программу модернизации школьного образования, для этого добиваемся повышения заработной платы учителей, для этого предполагаем решать вопросы с жильём, в том числе – я не вспомнил об этом, но думаю, что вы об этом знаете, – это программа «Учительский дом». В принципе она реализуема во всех субъектах Российской Федерации. При поддержке, конечно, центра, но мы будем это осуществлять. Это вполне реализуемая программа. Вот жильё, уровень заработной платы, модернизация самой системы, материально-техническая модернизация – всё это должно повышать престиж профессии учителя.

И.В.Истомина: Очень хотелось бы его повысить, это очень-очень важно в нашей жизни.

В.В.Путин: Так постепенно, постепенно будем делать. Уверен, что это принесёт определённые результаты.

И.В.Истомина: Будем ждать.

В.В.Путин: Вы же сами сказали, интерактивные доски начали использовать и дети в очереди стоят. Раньше к доске ходить не хотели.

И.В.Истомина: Да, так очереди-то быть не должно.

В.В.Путин: Понятно.

И.В.Истомина: Должен быть доступ свободный.

В.В.Путин: И преподавателям интереснее стало работать. И всё-таки, наверное, когда вы выходите на уровень средней по экономике в заработной плате, наверное, это тоже имеет какое-то значение. Вот постепенно, постепенно будем усиливать.

И.В.Истомина: Хотелось бы выйти вот на этот средний уровень действительно с одной ставкой, с определённым количеством часов. Пока нам до этого далеко.

Н.Н.Андреева (учитель начальных классов, заместитель директора школы по научно-методической работе): Я хочу продолжить эту мысль. Я – Наталья Николаевна Андреева, учитель начальных классов. У нас всегда стоит очень большая проблема, когда мы набираем первые классы. Очень хорошо, что с этого учебного года ставка учителя начальных классов была приравнена к ставке остальных учителей. Нам это очень приятно (18 часов). Но у нас получается так, что максимальная нагрузка учителя первого класса составляет 21 час, но это ставка не для учителя, а для детей, больше мы сделать, к сожалению, не можем. Если из этих 21 часа убрать, например, 3 часа физкультуры, которую должен вести специалист, 1 час музыки, которую тоже ведёт специалист, у учителя начальных классов всё равно остаётся 17 часов. То есть снова ставки нет. Как решить эту проблему?

В.В.Путин: То есть часов не хватает, да?

Н.Н.Андреева: Для ребёнка часов-то достаточно, получается, у учителя нет снова нагрузки, 18 часов. Ставку понизили.

В.В.Путин: Я про это и говорю.

Н.Н.Андреева: А если опять ввести, как в 1970-е годы вели учителя полностью физкультуру и музыку, ИЗО, технологию – всё вместе, конечно, это тогда получается очень тяжёло, качество тогда будет хуже – это естественно…

В.В.Путин: Качество другое.

Н.Н.Андреева: Как можно решить такую проблему, чтобы у учителя, особенно первоклассников, ставка хотя бы была на уровне? От этого зависит, от нагрузки, у нас зарплата.

В.В.Путин: Нужно просто потихонечку уходить от этого принципа, когда зарплата связана исключительно с нагрузкой. Нужно дифференцировать эту нагрузку, вводить дифференциацию по этой нагрузке. Имею в виду, чтоб качество работы… Я, вы знаете, спортом всю жизнь занимаюсь, и в том виде спорта, которым я занимался всегда и сейчас продолжаю заниматься, там чем более квалифицированный тренер, тем с меньшими детьми по возрасту он работает. Вот по этому нужно, видимо, пути идти. Андрей Александрович (А.А.Фурсенко) здесь, он слышит нашу дискуссию. Мы подумаем, как ввести дифференциацию по этой нагрузке так, чтобы там, где её просто невозможно добиться, она не становилась препятствием для повышения уровня заработной платы.

Н.Н.Андреева: По идее, там не так много нужно добавить. Выходы, конечно, есть у нас, мы тоже продумывали, каким образом это можно сделать. В частности с этого года ввелись федеральные государственные стандарты общего образования, новые, по которым для первоклассников вводится 10 часов внеурочной деятельности. По идее, если бы эти часы финансировались из федерального бюджета и были вставлены в сетку учебного плана, был бы очень хороший выход, кстати.

В.В.Путин: Хорошо.

Н.Н.Андреева: Учителя бы работали, была бы нагрузка, и направления этой внеурочной деятельности были бы разработаны отдельно учителем.

В.В.Путин: Хорошо, давайте подумаем.

Н.Н.Андреева: И было бы очень хорошо.

В.В.Путин: Подумаем, ладно.

Н.Н.Андреева: Спасибо.

В.В.Путин: А как вообще к этим стандартам относитесь? Посмотрели на них внимательно, разобрались?

Л.А.Силантьева: Мы уже даже работаем.

Н.Н.Андреева: Да.

Л.А.Силантьева: Наталья Николаевна специалист, она правильно задала вопрос о внеурочной деятельности. Эти 10 часов, они же в учебный план не включены. И, конечно, у нас условия функционирования, скажем, нашей школы, на базе которой есть и филиал музыкальной школы, и дома детского творчества «Синяя птица». И спортивная школа у нас работает, третья футбольное поле здесь у нас построено в прошлом году. И вторая спортивная школа, три отделения у них – волейбол, баскетбол и настольный теннис. Поэтому у нас это в принципе путём сетевого взаимодействия с учреждением дополнительного образования реализуется. И скажем так, у нас больших проблем нет. У нас и проблемы с первоклассниками нет. Почему? Потому что учителя, те, кто ведёт по одному классу, – это вот учителя уже на пенсии, и они в принципе не претендуют на большую нагрузку, им вполне достаточно этого, а если кто молодой выходит, у него чаще всего бывает ещё второй класс. То есть у нас, в нашей школе, такой проблемы нет. Но мы же понимаем, что за нами стоит всё учительство. У нас уникальная возможность и с Вами общаться, и с Андреем Александровичем, именно поэтому эта проблема озвучена, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Я понимаю.

Л.А.Силантьева: Мы, конечно, ищем выход. То, о чём мы с Вами говорили… Мы хорошо понимаем, что всего сразу быть не может, всё поэтапно, потихонечку решится.

В.В.Путин: Нет, ну хорошо, что вы обратили на это внимание, потому что вы эти нюансы чувствуете, а где-то на уровне министерства их могут и не заметить. Давайте подумаем, посмотрим.

Реплика: Мы – за 10 часов внеурочной деятельности, однозначно мы – «за». Естественно, надо детей развивать (и развивать в разных направлениях) и воспитательную работу вести. Это вообще очень большая работа проводится на самом деле. И давно уже не секрет, что сейчас очень часто родители до такой степени загружены, что уделить время своему собственному ребенку они, к сожалению не могут.

В.В.Путин: Да, жизнь такая интенсивная очень, насыщенная.

Реплика: Да-да, к сожалению. И вот поэтому учителя в этом направлении работают очень сильно. И экскурсии мы проводим, и мероприятия различные, то есть действительно стараемся поддержать это всё на высоком уровне.

В.В.Путин: Хорошо.

Реплика: Спасибо.

В.В.Путин: Подумаем, и с руководителем региона тоже посоветуемся.

Реплика: Спасибо.

Т.Н.Филиппова (учитель математики): Владимир Владимирович, Филиппова Татьяна Николаевна, учитель математики. Мы живём в едином образовательном пространстве, выполняем все один и тот же единый государственный стандарт, контроль у нас тоже осуществляется у всех одинаковый, но уровень заработной платы в разных регионах разный и отличается не просто незначительно, а в разы. Нельзя ли на уровне законодательном, на уровне Правительства, утвердить минимальный размер единой базовой единицы, от которой зависит заработная плата учителя, чтобы в каждом регионе он не был меньше вот того, который Вы назначили. Потому что вот именно из-за этого у нас учителя переезжают в северные регионы, чтобы там зарплата была выше. Мы ведь выполняем один и тот же труд, а за один и тот же труд получаем в разных регионах зарплату, отличающуюся значительно.

В.В.Путин: Это правда, но там и жизнь дороже.

Т.Н.Филиппова: У нас она тоже недешевая, но у нас эта базовая единица – одна из самых низких в стране: она 2160 рублей составляет.

В.В.Путин: Подумать можно, для того чтобы это было более справедливо, выравнивание.

Т.Н.Филиппова: Какой-то минимальный…

В.В.Путин: Но, скажем, если здесь будут получать столько же, сколько на Крайнем Севере, то у нас Крайний Север и Дальний Восток останутся без людей вообще, оттуда вообще все уедут.

Т.Н.Филиппова: Нет, мы согласны с этим.

В.В.Путин: У нас наступит полная депопуляция этих регионов страны. Нам какие-то стимулы нужны для людей, которые там живут.

Т.Н.Филиппова: Ну хотя бы что-то, хотя бы на уровне государства, чтобы это какая-то фиксированная ставка была.

В.В.Путин: Я понимаю. Может быть, разница не должна быть такой большой.

Т.Н.Филиппова: Да, не должна быть такой большой.

В.В.Путин: Можно подумать над более справедливым выравниванием. Но полностью унифицировать мы не сможет, то есть мы сможем это сделать, но тогда мы просто потеряем регионы, оттуда уедут даже те, кто там ещё живёт.

Т.Н.Филиппова: И ещё у меня к Вам один вопрос…

М.В.Маковская: Пусть будут по регионам надбавки, пусть будет зависеть от региона.

В.В.Путин: Надо над всей системой подумать, чтобы не было большой разницы. Я согласен: над этим надо подумать.

Т.Н.Филиппова: И ещё один вопрос можно?

В.В.Путин: Да.

Т.Н.Филиппова: Как Вы относитесь к единому государственному экзамену по математике? Он у нас носит всеобщий характер, то есть все дети сдают, а необходимость при поступлении в этом предмете не у всех детей есть. Может быть, так же как и остальные предметы, дети смогут сдавать его по выбору?

В.В.Путин: Можно. Вообще, вы, наверное, знаете, вы же преподаватель математики, знаете, как у нас математику любят в стране, правда? У нас страна с глубокими традициями математических знаний, что давало нам всегда большие конкурентные преимущества и в науке, и в технике – в образовании в целом. Конечно, математика нужна не всем. Я знаю, к ЕГЭ очень разное отношение…

Т.Н.Филиппова: Нет, у нас нормальное. Вы знаете, мы с 2002 года сдаём.

Реплика: Мы поддерживаем.

В.В.Путин: Поддерживаете? Ну вот видите, это редкий случай. Но надо признать, что количество ребят, которые поступают в высококлассные вузы из регионов Российской Федерации после введения ЕГЭ, существенно возросло. И это в значительной степени благодаря вашей работе. Это значит, что у нас в регионах Российской Федерации, а не только в Петербурге и Москве работают классные специалисты в школах.

Т.Н.Филиппова: Да.

В.В.Путин: Да-да-да, это именно об этом и говорит. И значит, вы даёте ребятам знания на уровне требований лучших вузов страны. Но, конечно, там ещё очень много, в этом ЕГЭ, наверное, много всяких проблем, и, разумеется, с этим нужно работать и совершенствовать эту систему, в том числе, кстати, (по-моему, я в статье об этом тоже написал), и привлекать независимых наблюдателей и общественные организации – независимых наблюдателей за проведением самого единого государственного экзамена.

Т.Н.Филиппова: Тогда ещё можно? Учителя математики и русского языка поставлены в такую ситуацию, когда все дети всегда сдают ЕГЭ, то есть мы всегда находимся в стрессовой ситуации, а это очень отражается на здоровье учителя. Нельзя ли как-то за сложность, за тревожность немножко доплачивать?

В.В.Путин: Доплачивать нужно, конечно. Давайте мы сначала добьёмся того, чтобы все учителя страны получали не меньше, чем средняя по экономике. У нас до сих пор это ещё не сделано во всех регионах Российской Федерации. Мы в 21 регионе ещё этого не добились. Там было повышение на 30%, но нет среднего по экономике. Я боюсь ошибиться, но сейчас мы будем с коллегами разговаривать, я эту цифру восстановлю, по-моему, в 21 регионе пока не удалось выйти на среднюю по экономике. Надо это сделать, а потом следующие шаги осуществить. То, что нужно повышать уровень доходов в образовательной сфере, – это, безусловно, так.

Что касается сдавать или не сдавать ЕГЭ. Понимаете, кто-то собирается поступать в вуз, где нужны эти знания, а кто-то нет. Но у кого-то могут и измениться жизненные планы, и тогда что ему делать? А у него нет полного набора вот этих необходимых формальных условий для того, чтобы поступить в другой вуз. А ведь таких ребят много, которые сегодня хотят учиться в гуманитарном вузе, а они хорошо подготовлены, могут и в технический перейти. И, кстати говоря, количество абитуриентов, которые в прошлом году поступали в технические вузы, у нас существенно возросло. Существенно! Это такая тенденция очень серьёзная. У нас очень много, вы знаете это хорошо, было специалистов, которые готовились в области экономики, права, финансов. Уже столько стало, что переизбыток. Рынок труда столько не потребляет.

Т.Н.Филиппова: Тогда хотелось бы ещё, чтобы в 10–11-х классах прибавили количество часов.

Л.В.Фролова (учитель русского языка и литературы): Можно я? Я «математику» выслушала, теперь – «русский». Вот у меня сердце болит. Дело в том, что русский язык как школьный предмет для всех жителей России, так? Так. А сейчас такая тенденция пошла, то есть не сейчас, она давно идёт, я просто приведу пример. 7-й класс – у нас 5 часов русского языка, 8-й класс – 3 часа русского языка, 9-й класс – 2 часа русского языка, 10-й класс – 1 час, 11-й – 1 час! То есть чаша весов перевешивает не в пользу ученика. А на той чаше, где ученик, – подготовка к ЕГЭ. А ЕГЭ у нас с каждым годом сложнее, то есть чаша ниже, ниже, ниже. А 1 час! Вот у меня сидит моя 11-классница, она может честно сказать, как я с ними занимаюсь, чтобы они сдали, а ГИА (государственная итоговая аттестация) сдали 82% или 86% (9-й я выпускала). Надеюсь, и 11-й сдаст так же хорошо. Я хочу похвалить нашу школу за то, что…

В.В.Путин: Они преподаватели в других сферах.

Л.В.Фролова: Да.

В.В.Путин: Поскольку вы – преподаватель русского языка, вам легче.

Л.В.Фролова: Наши показатели ЕГЭ выше всероссийских, мы вошли вообще в десятку лучших школ по показателям ЕГЭ города Кургана. Ну как мне не похвалиться? Вы приехали, а я буду молчать? Но у меня-то вопрос… Вы поняли меня, да?

В.В.Путин: Нет.

Реплика: Людмила Валерьевна, школу похвалили – уже хорошо.

Л.В.Фролова: Часов меньше, а ответственность и сложность ЕГЭ по русскому языку больше. Так вот у меня, конечно, просьба эти часы добавить.

В.В.Путин: Вы знаете, я вам по-честному скажу: конечно, даже моё сегодняшнее положение позволяет давать такие директивные указания – чего добавить, а где чего отнять. Но я всё-таки стараюсь при решении таких специальных вопросов ориентироваться на мнения специалистов. У нас министр здесь сидит. Нужно, чтобы и учёные, которые работают в Академии педагогических наук, и специалисты, да и общественность тоже (это очень важный вопрос), чтобы все вместе мы ещё раз проанализировали тогда, что и как изучается в школе и где там чего нужно снять и что добавить. Потому что это очень чувствительная вещь, потому что нельзя ученика нагрузить настолько, что он или она (девочка или мальчик), у них не будет возможности ни на спорт, ни на какие-то свои увлечения. Нельзя перегружать ребёнка.

Л.В.Фролова: Я понимаю.

В.В.Путин: Есть определённые границы, которые должны нам показать тоже специалисты в области детской психологии и врачи. И вот эти санитарные нормы, которые на предприятиях более или менее ещё выдерживаются, часто в школе на них мы не обращаем внимания. А для детей это вопрос не менее важный, чем для взрослых, которые работают на предприятиях. Поэтому вопрос, что из школьной программы изъять, а что добавить, всё-таки должны решать специалисты. Я услышал то, что вы сказали, и если это так – один урок русского языка – наверное, этого недостаточно. Обращаю внимание министра, здесь находящегося: пусть они вернутся к этой теме и ещё раз посмотрят на это.

Л.В.Фролова: Можно ещё?

В.В.Путин: Конечно.

Л.В.Фролова: У меня тоже наболевшая тема, хотя я слышала отголоски и знаю, наверное, даже уверена в Вашем ответе, но я всё-таки хотела бы услышать. Понятно, что любой педагогический коллектив, не только наш, любой (я работала в одной школе, сейчас уже в другой 10 лет)… Все его усилия направлены на то, чтобы улучшить качество образования, – это ясно. Все результаты нашей работы – это конкурсы, это олимпиады, это научно-практические конференции, это те же ЕГЭ, это ГИА и это медалисты. Вот в нашей школе за 26 лет 10 золотых медалей и 25 серебряных. У меня сейчас на параллели будет ребёнок, которого я учила с 5-го класса, и сейчас он достоин медали. Я сейчас прямо разволновалась, потому что изумительный мальчик, очень талантливый мальчик, и я просто переживаю, что у нас все льготы этой медали не сохранились. Их сейчас нет и не будет, то есть он получит эту медаль просто как награждение за то, что он хорошо учился.

В.В.Путин: Во-первых, это само по себе неплохо, такое моральное поощрение. А во-вторых, это не совсем так, потому что в ведущих вузах, скажем в МГУ, всё-таки они проводят ещё дополнительное собеседование (я с ректором же разговаривал и неоднократно), и они обращают внимание на тех выпускников школ, которые оканчивают с медалью, и не только с медалью. Обращают внимание на тех, кто выигрывает олимпиады различного рода. Это ведь тоже как бы ничего вроде не даёт, а на самом деле это сразу привлекает внимание к ребёнку, к будущему студенту, выпускнику школы. И в целом это поощрение не лишено смысла уже сегодня.

Л.В.Фролова: Спасибо.

Е.Б.Севастьянова (мать учеников 7 класса): Можно мне задать вопрос? Елена Борисовна. Я и мама, и педагог. Много сегодня говорят о переходе с летнего времени на зимнее время – и спортсмены, и бизнесмены. Меня волнует этот вопрос, потому что дети у нас учатся во вторую смену (кружки, секции) и возвращаются домой тогда, когда уже темно. Но этот год нам очень нравится – родителям, учителям и детям. Когда дети приходят домой, ещё не каждый родитель может встретить ребёнка. Поэтому такое пожелание: если Вы будете вдруг переводить время, то подумайте о детях. Обратно не переводите.

В.В.Путин: То есть оставить как есть?

Е.Б.Севастьянова: Да. Нас это очень устраивает.

Реплика: А то Вы уже пообещали перевести.

Е.Б.Севастьянова: Нет, обсуждение…

Реплика: Обсуждают.

В.В.Путин: Сейчас очень много критики в связи с тем, что Дмитрий Анатольевич Медведев принял решение перевести в ту систему отсчёта, в которой мы сейчас живём. Связано это с теми, кто часто ездит за границу, смотрит телевизионные передачи, спортивные, особенно за границей, ну и есть некоторые другие соображения у тех, кто возражает против той системы, в которой мы сейчас находимся. Сделано это было как раз исходя из того, что многие люди отрицательно относились к переводу времени зимой и летом. После того как это было сделано, возникла критика того, что было сделано. Я чего сказал? Хочу ещё раз повторить, что ни я, ни Дмитрий Анатольевич, мы не держимся за это решение. И Дмитрий Анатольевич, который принял это решение, он тоже не держится: он сделал это потому, что многие просили устранить этот перевод времени с зимнего на летнее и назад. Но повторяю ещё раз: никто за это решение не держится, но мы не собираемся немедленно возвращаться назад. Я только о чём сказал? О том, что нужно поговорить ещё раз с экспертами и обсудить – современные способы коммуникации позволяют это обсудить с общественными организациями, с обществом в целом, – и после такого спокойного, не политизированного анализа принять окончательное решение.

Е.Б.Севастьянова: Спасибо.

С.Р.Усманов (отец ученика 5 класса и ученика 9 класса): Можно, Владимир Владимирович?

В.В.Путин: Конечно.

С.Р.Усманов: Усманов Сергей, родительский комитет. Меня как родителя и в принципе как выпускника эта школа интересует. Вопросы, которые касается непосредственно наших детей.

Это обеспечение данной школы питьевой водой. У нас в Курганской области очень плохая питьевая вода, из-за того что очень жёсткая. Коммуникации у нас уже совсем никакие, потому что периодически утечки этой воды, периодически аварийные ситуации возникают.

И питание в школе. Это больной вопрос. Больной вопрос почему? Потому что питание идёт за счёт родителей. Это никто не оспаривает, с этим все согласны: 37 рублей сейчас, на данный момент одно питание ребёнка стоит. Питаются, скажем так, начальные все классы (по четвёртый класс) плюс среднее звено, старшие не ходят питаться. Но тут уже вопрос – то, что повзрослели и на отдалении 50 м магазин есть, куда можно сбегать и какую-то газировку приобрести. И мы уже поднимали этот вопрос – организация буфета в школе. Этот вопрос, конечно, может быть, на уровне администрации решается, но никак у нас не решится.

В.В.Путин: Но точно не на уровне Правительства Российской Федерации.

С.Р.Усманов: Да! А дело всё в том, что опять же единицу надо вывести, опять же надо какие-то санитарные нормы ввести, для того чтобы эти продукты можно было здесь продавать.

В.В.Путин: Вопрос вообще очень серьёзный, я имею в виду даже не применительно к вашей школе, а в целом для системы школьного образования, – это детское питание. Я напомню, здесь есть и ветераны – наверняка помнят, что было в Советском Союзе. В Советском Союзе 2% школьников получали бесплатные горячие завтраки, а 25% школьников бесплатно получали молоко и булочку. Сегодня у нас бесплатное питание (завтраки) получают…

С.Р.Усманов: Многодетные только.

Реплика: Социальники ещё.

В.В.Путин: Нет, в целом по стране – где-то 40%, а обеды бесплатные в целом по стране – 19%. Это не сравнить с тем, что было в Советском Союзе. То есть количество бесплатно получающих или горячий завтрак, или горячий обед на порядок увеличилось. Но в целом это большая проблема, и связана она с материальным состоянием сферы общественного питания в школах.

С.Р.Усманов: Да.

В.В.Путин: Нужно создавать комбинат общественного питания школьников. У нас в целом, если посмотреть сколько тратится по стране, – это очень большая сумма, примерно 60 млрд рублей. Да? Да, 60 млрд рублей. И если это правильно организовать – расходование денег, то качество вырастет на порядок.

С.Р.Усманов: Конкуренция, мне кажется, должна быть. А у нас вот…

В.В.Путин: Совершенно точно. И современные технологии: нужны современные технологии приготовления пищи для школ. Это должны быть один-два комбината, которые обеспечивают, и это в целом должна быть отдельная программа. И есть современные способы приготовления пищи для таких учреждений. Они есть, они уже используются и у нас в стране расширяются. Мы их поддержим обязательно. Это очень важное направление, обязательно будем поддерживать.

Что касается Курганской области, то вода – это отдельная песня, что называется.

С.Р.Усманов: Проблема…

В.В.Путин: Да, проблема. С губернатором будем сегодня общаться – свои предложения представьте.

С.Р.Усманов: На уровне хотя бы очистных сооружений в каждой школе, и фильтры сменные какие-то, вот даже такой вопрос.

В.В.Путин: Хорошо. Вот это совершенно конкретная вещь, о которой можно подумать, сделать и можно реализовать.

С.Р.Усманов: Потому что не в силах школа решить.

В.В.Путин: Это понятно.

С.Р.Усманов: Нет средств.

В.В.Путин: Это понятно.

С.Р.Усманов: Потому что на протяжении уже порядка 12 лет, сколько у меня ребёнок ходит, мы все ремонты в классах производим за свой счёт.

В.В.Путин: Я вам точно могу сказать, я переговорю со специалистами, с санитарными врачами и исходя из их рекомендации мы эту проблему решим.

С.Р.Усманов: Владимир Владимирович, ещё один вопрос для начальных классов. Начальные классы, так сказать, начало: люди начинают учиться, у нас эксперименты идут, новые программы вводятся. Пытаемся как-то всё улучшить…

В.В.Путин: А количество часов для русского языка уменьшается.

С.Р.Усманов: Вот учились мои дети старшие, которые сейчас в 9-м классе: когда начинали учиться, комплект учебников на год стоил 2300 рублей. Сейчас уже – по последним разговорам – комплект учебников для четвёртого класса обошёлся в 4300 рублей.

В.В.Путин: В 2 раза увеличился.

С.Р.Усманов: Да. А почему? Потому что здесь или лоббирование какое-то идёт издателей или издательств, которые выпускают эти книги…

В.В.Путин: Так и есть.

С.Р.Усманов: Или же у нас на уровне рынка конкуренция до такой степени зажата.

В.В.Путин: Знаете, здесь несколько проблем, как минимум две крупные проблемы. Первая – это качество, содержание учебной литературы. И вторая – стоимость. Здесь нам, конечно, ещё очень много… Министерству очень многое нужно будет сделать для того, чтобы были ясные, понятные структуры, в том числе с привлечением общественности, которая следила бы за качеством учебной литературы. Имеется в виду, конечно, и по точным наукам – по физике, по математике и так далее, – но и по гуманитарным. Например, если некоторые учебники истории открыть, посмотреть, что там написано, – там волосы дыбом встают просто!

С.Р.Усманов: Да.

В.В.Путин: Непонятно, откуда это взяли и как это пропустили.

С.Р.Усманов: А взять точные науки, математику взять. Не секрет, например, что по одному учебнику несколько поколений училось, – это раньше так было, никто не говорил, что этот учебник морально устарел. Как может математика морально устареть?

В.В.Путин: Очень коммерциализированная и плохо регулируемая сфера деятельности. Я полностью согласен с вами, и здесь, безусловно, нужно порядок наводить. Нужно принять необходимые решения, которые стандартизировали бы эти учебники и минимизировали бы цены.

С.Р.Усманов: И это надо ещё до начала учебного года…

В.В.Путин: Да.

С.Р.Усманов: Летом надо, чтобы всё уже было в школах, потому что идёт 10 сентября, а у детей ещё части учебников нет, и их в магазинах-то ещё нет, вот ведь в чём, Владимир Владимирович, проблема. Начало учебного года – классы не обеспечены элементарными журналами, собираем деньги, покупаем на родительские деньги.

Реплика: Классными журналами имеется в виду. В октябре поступают только иногда.

С.Р.Усманов: Смешно, но факт остаётся фактом.

В.В.Путин: Понятно. Ладно, сегодня поговорим ещё с губернатором, он сидит, слушает всё внимательно. Это элементарная вещь, удивительно, что этого нет. Я услышал, хорошо.

Р.Перминов (ученик 9-го класса): Владимир Владимирович, можно задать вопрос?

В.В.Путин: Пожалуйста.

Р.Перминов: Меня зовут Рома. Такой вопрос по модернизации школы: у нас есть кабинет технологии для девочек и для мальчиков, оборудование и там, и там, как построили школу, так и стоит – станки, оборудование. Есть ли какие-то программы, чтобы их менять, улучшать?

В.В.Путин: Есть, в рамках вот этой программы модернизации будем это делать. И оборудование будем закупать.

Р.Перминов: Так же нет специальных инструментов для изготовления и материалов, из чего изготовлять. Есть ли какие-нибудь программы, чтобы доставлять в школы то же самое дерево?

В.В.Путин: Ну думаю, что в процессе подготовки должны уже на месте решать эти вопросы. Давайте мы так договоримся: я же сказал, что мы поможем вам с ремонтами и в рамках этих ремонтов обеспечим вот этими вещами, связанными с элементарным оборудованием, современным только.

Реплика: Спасибо.

Реплика: Я родительница. У меня здесь учатся двое детей, и меня, конечно, очень интересуют вопросы безопасности. Вот не секрет, что школа, в принципе, стратегический объект.

В.В.Путин: Конечно.

Реплика: Охрана в нашей школе осуществляется силами вневедомственной охраны, но это по инициативе родителей и за их счёт, конечно. Не планируется ли на государственном уровне принятие документа о создании службы охраны в детских дошкольных, школьных учреждениях? Мне вот это интересно.

В.В.Путин: Откровенно говоря, так вопрос никогда не ставился.

Реплика: Охрана – это ведь тоже безопасность наших детей.

В.В.Путин: Надо подумать. Это вы предлагаете ввести специальные подразделения?

Реплика: Но сейчас у нас, знаете, в школе даже инспектора нет, у нас сняли инспекторов даже со школы.

В.В.Путин: Это другое дело.

Реплика: Вот это тоже…

В.В.Путин: Да, хорошо.

Реплика: Можно было, наверное, как-то объединить. Вот эта служба охраны – сюда бы и входили инспекторы.

В.В.Путин: Во всяком случае, можно было бы наверняка, чтобы вот эти инспектора, про которых вы говорите, постоянно бы держали руку на пульсе вокруг этой проблемы и понимали бы, что и как нужно делать при наступлении каких-то неблагоприятных ситуаций.

Реплика: Да. Они бы находились в школе в качестве охраны и детей бы знали, которые здесь учатся.

В.В.Путин: Я согласен. Да, знали бы, понимали бы, реагировали бы на это  своевременно…

Реплика: Да, решали бы сразу проблемы, которые у нас…

В.В.Путин: Я понимаю. Хорошо, давайте подумаем. Я вам обещаю: мы пообсуждаем это. Это правильно.

Реплика: Хорошо. Спасибо.

В.В.Путин: Не за что. Это правильное решение.

М.И.Сментина (учитель мировой художественной культуры): Владимир Владимирович, можно вопрос задать? Марина Ильинична, учитель мировой художественной культуры. Я о душе.

В.В.Путин: О душе?

М.И.Сментина: Да, о душе. Как сказать, вопрос о духовно-нравственном воспитании всегда стоял, во все времена. Меня интересует вот такой вопрос: у нас ввели (третий год идёт эксперимент) курс «Основы религиозной культуры и светской этики». Я его, соответственно, как учитель мировой художественной культуры тоже веду. И у меня возникло несколько вопросов: как Министерство образования подразумевало разделение классов на модули (по выбору родителей), закладывая в учебный план всего лишь 0,5 часа на каждый класс? Потом интересно: курс проходит – III-IV четверти 4-го класса, I-II четверти 5-го класса. Всё. У детей интерес огромный, они дальше хотят, а дальше нет. И вот как бы тоже вопрос возникает: а что дальше? И вот предложение не предложение, поскольку я учитель мировой художественной культуры: ведь мировая художественная культура и основы религиозной культуры и светской этики совместны, близкие друг другу предметы, нельзя ли, скорректировав программу по МХК, ввести его в учебный план как предмет и выполнять функцию, те задачи, которые заложены в ОРКиСЭ?

В.В.Путин: Можно и так поступить. Почему Министерство образования в таком небольшом объёме ввело этот курс, ответить просто. Это курс, который был введён в экспериментальном режиме. Перед тем как его вводить, вы наверняка знаете это: в обществе было много дискуссий на этот счёт, стоило ли его вообще вводить. И поэтому мы сделали это в порядке эксперимента, на предмет посмотреть, что это даст, и как на это реально будут реагировать люди – и сами ученики, и родители. Сегодня практика показала, что он очень востребован оказался. Подавляющее большинство и учеников, и родителей за его продолжение и расширение, и, конечно, мы будем это делать. Вопрос, в каких формах, в каком объёме. Сейчас я не готов на это ответить. Это надо решать в комплексе, имея в виду и нагрузку на учеников, и необходимость дать знания по другим базовым предметам, в том числе и по русскому языку, и по литературе, и по математике. Нужно подойти к этому вопросу вот так взвешено и серьёзно, но, то что он востребован, – это совершенно очевидно.

М.И.Сментина: Спасибо.

В.В.Путин: Вот недавно я встречался с религиозными деятелями, они тоже об этом говорили. Много было сомнений по поводу того – не будет ли конфликтов каких-то на этой почве: кто-то хочет иудаизм изучать, кто-то хочет изучать ислам, кто-то – православие. Оказалось, что никаких конфликтов нет.

М.И.Сментина: Конфликтов нет.

В.В.Путин: Оказалось, что очень комфортно это протекает, всем нравится, очень интересно и, главное, что очень нужно и полезно, потому что ничего другого, кроме морально-этических ценностей, пропагандируемых традиционными нашими религиями, у нас, оказалось, нет и быть не может. Но вот эта небольшая часть, которая называется светской этикой, конечно, тоже востребована. Никому нельзя ничего навязывать, но в таком сочетании предмет абсолютно востребован и нужен.

Надо, наверное, мне выдвигаться уже на совещание, хотя, собственно говоря, совещание можно считать состоявшимся уже. Спасибо вам большое.

Реплики: Спасибо Вам! До свидания.