Совещание по ситуации на Богословском алюминиевом заводе и ТагАЗе

СМИ о Путине // 08.12.2011 17:34

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые коллеги, друзья!

Вы знаете, что на моей недавней встрече с руководителями общественных приёмных несколько человек обратились с конкретными просьбами, причём отдельные из них, безусловно, привлекли внимание, потому что речь идёт о жизнедеятельности крупных промышленных предприятий. На одном из них – на Богословском алюминиевом заводе – работает 3,3 тыс. человек, а на автомобильном заводе в Таганроге – 4,5 тыс. человек. И там, и там проблемы.

Первая проблема связана с тем, что, как это, к сожалению, бывает у нас нередко, созданный ещё в советское время алюминиевый комбинат, завод, как единый комплекс вместе с электростанцией (а он, по-моему, начал работать в 1943 году, первую продукцию дал) уже в наше время, в 1990-е годы, был разрушен, была выделена электростанция, а это важнейшая составляющая, как известно, алюминиевого производства. Электроэнергетика зажила у нас своей собственной жизнью.

Я сейчас не хочу ничего никому ставить в вину, но тариф в последнее время для этого предприятия вырос, вырос значительно – с 1,45 до 2 руб. за 1 кВт. Это серьёзное повышение для алюминиевого предприятия, которое, по сути, немедленно вывело его в разряд убыточных. Электроэнергетическое предприятие, электростанция, находится в собственности одной из компаний Виктора Феликсовича (В.Ф.Вексельберг), и в целом оно функционирует в рамках действующих правил и в России, и в Свердловской области. Свердловская область, региональные власти устанавливают тарифы. Понимаю, что они устанавливают этот тариф, исходя из общих потребностей энергетики региона, но, устанавливая тариф таким образом, вы, конечно, не должны ставить отдельные предприятия на грань банкротства и прекращения деятельности. Поэтому я просил коллег, всех, кто здесь собрался, внимательно поработать и найти вариант решения этой проблемы. Судя по тому, что я вижу в документах, этот вариант решения проблемы найден. По сути, согласованы и уже поставлены ваши предварительные подписи под двумя документами – это комплексное соглашение между областью, между компанией «Русал», компанией Виктора Феликсовича Вексельберга «КЭС», между ФСК, холдингом МРСК, Минпромторгом и Минэнерго. Много подписей, и я очень рассчитываю на то, что это будут не пустые подписи под пустой бумажкой, а это будет действующее, действенное соглашение, которое восстановит ситуацию и позволит предприятию дальше развиваться.

Договорились о том, что холдинг МРСК, который занимается региональными сетями, передаст это хозяйство, сетевое во всяком случае, в ФСК – в Федеральную сетевую компанию. Федеральная сетевая компания возьмёт на себя соответствующие расходы по поддержанию сетевого хозяйства. Там недалеко (это 1,5 км, насколько я понимаю), расходы небольшие, но понятно, что они должны быть. Но именно изъятие этих расходов должно быть учтено и региональными властями, с тем чтобы не перекладывать на предприятия соответствующие расходы по поддержанию сетей в регионе. Это, так скажем, особое регулирование в данном случае, но оно обоснованно и востребованно, если мы хотим сохранить предприятие. Первое.

Второе. Договорились о том, что компания «КЭС» и компания «Русал» подписывают отдельно соглашение, условия продажи этой электростанции компании «Русал», с тем чтобы компания «Русал» могла в свою очередь модернизировать и саму электростанцию (уходить от затратных технологий) и получила бы возможность сохранить рабочие места сегодня и модернизировать предприятия в будущем. Компания «Русал» берёт на себя такие обязательства.

И, наконец, я обращаю внимание региональных властей на то, что на электростанцию-то поступает местное энергетическое сырьё, и это тоже одна из составляющих общего комплекса работы. Должны быть обеспечены конкурентоспособные и конкурентные цены. Ну а если предприятие не в состоянии это делать, имею в виду необходимость сохранения рабочих мест на комбинате, нужно подумать и о привозном сырье, хотя и на угледобывающем предприятии тоже люди работают. Нужно и здесь найти компромисс, и я прошу губернатора самым внимательным образом вместе со всеми коллегами, с участием профсоюзов внимательно на эти вопросы посмотреть и найти решение и в этом сегменте.

Наконец, по поводу ТагАЗа. ТагАЗ, на котором работает 4,5 тыс. человек, – вполне дееспособное предприятие. Я обращаю ваше внимание только на то, что уровень локализации там небольшой. Производство налажено, налажено с иностранными партнёрами, и планируется, насколько я себе представляю, ещё и выпуск двух новых моделей. Всё это замечательно, но, безусловно, нужно повышать уровень локализации, нужно тоже заниматься модернизацией предприятия. И здесь я тоже прошу региональную власть и губернатора самым внимательным образом на это посмотреть, естественно, поддержать трудовой коллектив. Мы договорились о том, что банки-кредиторы ситуацию ещё раз оценят и примут решение о реструктуризации долгов этого предприятия, а долги возникли в условиях кризиса, когда возникли сложности с реализацией продукции, и предприятие столкнулось с сокращением производства. В целом, по имеющемуся документу, предприятие готово производить в общем объёме до 300 тыс. автомобилей, и это в общем то, к чему надо стремиться. Сегодня вы производите сколько там? 28 тыс., да?

М.Ю.Парамонов (председатель совета директоров ООО «Таганрогский автомобильный завод (ТагАЗ)»): Чуть больше 30 тыс. – 32 тыс.

В.В.Путин: Это уже приличные показатели. Основной партнёр – корейские у вас компании?

М.Ю.Парамонов: Основной – да, но ещё существует несколько…

В.В.Путин: Надо с ними проводить серьёзную работу. Имея в виду общие требования по развитию российского автопрома. Мы без локализации, без глубокой локализации, причём по основным компонентам и узлам (имеются в виду и двигательные установки, и трансмиссии, и лакокрасочное производство), обойтись не сможем. Это общее требование. И нужно, безусловно, в эту сторону двигаться, тем более что у нас есть определённые договорённости по линии ВТО. Но, разумеется, мы предприятие будем поддерживать. Да, конечно, в условиях кризиса вы брали кредиты под достаточно большие проценты. Это на сегодняшний день избыточные проценты. Банк ВТБ идёт навстречу предприятию, снижая почти в 2 раза процентную ставку по кредитам, и готов к реструктуризации. Но я исхожу из того, что все эти условия, которые позволят сохранить и предприятие, и трудовой коллектив, должны способствовать не только тому, что предприятие останется на плаву, а должны создать условия для его последующего развития и модернизации. Это тоже очень важно. Здесь мы тоже подписываем два соглашения – это ТагАЗ–ВТБ (с другими кредиторами вы уже договорились) и соглашение между ТагАЗом, Ростовской областью и Министерством промышленности по совместной работе для решения всех тех проблем, о которых я говорил.

Я хочу вас всех поблагодарить за совместную работу, которая была проведена в очень короткие сроки и достаточно профессионально. Прошу не плакать, не говорить, что вам выкручивают руки: ручищи у вас здоровущие и загребущие, поэтому ничего у вас там не убудет. Наоборот, при сохранении производств в конечном итоге все только выиграют. Ну и, самое главное, люди останутся с работой и заработной платой. Я знаю, что фактически все документы согласованы, а некоторые подписаны. Хочу обратиться к вам: есть ли какие-то вопросы, озабоченности либо предложения по поводу реализации тех договорённостей, которые достигнуты?

Реплика: Нет, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: С банком всё нормально? С предприятием нормально?

Реплика: Нормально.

В.В.Путин: От Богословского завода кто у нас? У вас есть какие-то замечания?

В.В.Казачков (генеральный директор ОАО «Богословский алюминиевый завод (БАЗ)»): Нет. Хочу поблагодарить за участие от имени трудового коллектива, спасибо.

В.В.Путин: Виктор Феликсович, вас устраивают условия купли-продажи?

В.Ф.Вексельберг (председатель совета директоров группы компаний «Ренова»): Мы договорились, что будет независимая оценка, проведенная «Эрнст энд Янг». На основании этого мы готовы совершить сделку.

В.В.Путин: Да, это должна быть рыночная оценка с привлечением хорошего иностранного аудитора.

В.Ф.Вексельберг: С «Эрнст энд Янг» мы договорились.

В.В.Путин: «Эрнст энд Янг», думаю, всех должна устроить.

От Свердловской области кто у нас?

А.Л.Гредин (председатель Правительства Свердловской области – и.о. губернатора Свердловской области): Председатель правительства Свердловской области. Вопросов нет…

В.В.Путин: Как здоровье губернатора?

А.Л.Гредин: Да, я сегодня с ним говорил по телефону. Он уже нормально, поправляется, я думаю, что к концу месяца он уже будет в строю.

В.В.Путин: Передавайте ему привет. Я думаю, что вы меня услышали? Вопрос, связанный с тем, что мы передаём из МРСК в ФСК эту электростанцию, будет связан с необходимостью пересмотра в известной степени нагрузки на другие предприятия. И, поскольку именно региональные власти регулируют тарифы, вы должны будете своевременно это учесть в своих расчётах. В этой связи есть какие-то у вас озабоченности или предложения?

А.Л.Гредин: Есть некая озабоченность, и я бы попросил, Владимир Владимирович, поручить нам, Минэнерго и ФСТ – у нас практически вылетает инвестиционная составляющая – рассмотреть этот вопрос и найти решение.

В.В.Путин: Да, но у вас не будет расходов. Поэтому это не просто так, это не просто изъятие инвестсоставляющей. У вас и расходов на содержание этих сетей и модернизацию не будет. Это берут другие предприятия, поэтому выпадающие связаны с тем, что у вас и расходов там не будет. Если есть тем не менее какие-то небольшие нестыковки, давайте мы пообсуждаем это. Есть ещё какие-то вопросы?

Большое всем спасибо. До свидания.