В.В.Путин и Ф.Фийон провели совместную пресс-конференцию

СМИ о Путине // 18.11.2011 18:36

«Убеждён, что итоги сегодняшних переговоров, конструктивной дискуссии на заседании комиссии, принятые решения откроют новые возможности для дальнейшего продвижения российско-французского диалога», – заявил российский Премьер.

Стенограмма:

В.В.Путин: Уважаемые дамы и господа! Уважаемый господин Фийон!

На 16-м заседании Российско-Французской комиссии по вопросам двустороннего сотрудничества и на отдельной встрече с господином Фийоном мы обсудили, рассмотрели целый ряд ключевых вопросов двустороннего взаимодействия, затронули некоторые международные темы, включая ситуацию в еврозоне. Сразу хочу отметить: мы приветствуем усилия наших европейских партнёров, друзей по преодолению экономических трудностей и поддерживаем принимаемые меры по укреплению финансовой стабильности. Со своей стороны готовы оказать европейским партнёрам практическую помощь – мы все заинтересованы в том, чтобы эти трудности как можно быстрее были преодолены.

Но главный акцент в ходе заседания был, естественно, сделан на дальнейшее развитие всего комплекса торгово-экономических связей между нашими государствами – между Россией и Францией. Отрадно отметить, что объём торгово-экономических связей между Францией и Россией растёт. Только за девять месяцев текущего года двусторонний товарооборот увеличился на 37% – до 22 млрд. К концу года, я думаю, он достигнет не мене чем 30 млрд долларов.

Ведётся масштабная совместная работа – как в традиционных областях взаимодействия, так и на совершенно новых направлениях. Только что подписана Российско-Французская программа действий по реализации партнёрства в интересах модернизации. Её осуществление поможет укрепить кооперацию в высокотехнологичных сферах нашего взаимодействия, начать активное продвижение наукоёмких, инновационных проектов. В частности, уже достигнуты большие успехи в космической программе. В октябре, как вы знаете, на космодроме Куру во Французской Гвиане прошёл первый запуск ракеты-носителя «Союз». Она вывела на орбиту два спутника связи для европейской навигационной системы «Галилео». Мы таким образом запустили программу, которая обеспечивает работой как российских, так и французских участников как минимум на пять лет вперёд. А это, отмечу, и рабочие места, и налоги, и вообще просто развитие высоких технологий и космоса. Следующим шагом станет создание принципиально нового, перспективного космического носителя. Российские и французские учёные, инженеры, рабочие в рамках проекта «Урал» уже ведут разработку в этом направлении. Компании Франции принимают активное участие в создании современных самолётов «Сухой Суперджет-100» и МС-21, модернизации российского автопрома. Кстати, в авиации у нас есть и другие направления сотрудничества, например, в области вертолётостроения.

Активизируется сотрудничество в энергетике, в том числе по совместным крупным инициативам в нефтегазовой отрасли, мирном атоме, в сфере энергоэффективности, энергосбережения. Французские партнёры вносят практический вклад в формирование новых маршрутов доставки углеводородного сырья в Европу, которые имеют важное значение для укрепления энергобезопасности не только Франции, но и всего европейского континента. Как мы знаем, совсем недавно господин Фийон и другие европейские коллеги и Президент России Дмитрий Анатольевич Медведев приняли участие в церемонии запуска «Северного потока».

Рассчитываем, что французские компании будут активно участвовать в развитии транспортной инфраструктуры России (имеется в виду и дорожное строительство, и строительство в области развития железнодорожных магистралей), будут участвовать в подготовке крупных спортивных международных соревнований, продолжат свою работу по подготовке Олимпийских игр в Сочи и приступят к работе по подготовке к чемпионату мира по футболу в 2018 году. Важно также, что французские инвесторы планируют поучаствовать в развитии туристического кластера на Северном Кавказе.

Конечно же, мы затронули и такую значительную тему, как гуманитарное сотрудничество. После успешно проведённых перекрёстных годов России во Франции и Франции в России готовится новый проект – сезоны русского языка и литературы во Франции и французского языка и французской литературы в России. Они пройдут уже в следующем, 2012 году.

В русло гуманитарных обменов хорошо вписывается и контракт с компанией «Буиг», которая займётся возведением в Париже русского православного храма и культурно-духовного центра. Хочу ещё раз сказать, я говорил об этом в ходе наших сегодняшних переговоров: подавляющее большинство русских – это православные христиане; французы, как известно, придерживаются тоже христианских традиций, многие из них католики, но в основе всё равно лежат общие морально-нравственные ценности. Мы рассчитываем, что строительство этого центра будет способствовать духовному сближению наших народов.

В позитив идут и подписанные договор о сотрудничестве в области усыновления (удочерения) детей и соглашение о создании комиссии по защите прав детей в семейных конфликтах. Мы, естественно, затронули на заседании и тему, которая вызывает большой общественный резонанс в обеих странах, я имею в виду как раз эти семейные конфликты. Мы очень довольны тем, что нам удалось выйти на подписание этих документов. Убеждён, что итоги сегодняшних переговоров, конструктивной дискуссии на заседании комиссии, принятые решения откроют новые возможности для дальнейшего продвижения российско-французского диалога. Я хотел бы поблагодарить не только российских, но и всех наших французских коллег за очень конструктивную работу на протяжении всего года и в ходе сегодняшнего совещания. Спасибо большое за внимание.

Ф.Фийон (как переведено): Дамы и господа! В первую очередь я хотел бы поблагодарить Владимира Путина за то, что он меня принимает здесь уже в четвёртый раз, в России. И действительно, с тех пор, как мне выпало счастье быть главой французского правительства, в 2010–2011 годах мы получили совершенно экстраординарные результаты в области увеличения, расширения нашего торгового оборота в плане реализации символических проектов, которые отражают отличие французской и российской стороны в области технологий. Эти результаты, конечно же, в большей степени были достигнуты благодаря господину Путину и благодаря той атмосфере доверия, которая благодаря ему создалась между нами.

Мы здесь в прошлом году в ходе предыдущей встречи, в ходе прошлой межправительственной встречи, которая закончила наш Год России во Франции и Франции в России, хотели сделать всё необходимое для того, чтобы эта динамика развития наших отношений продолжалась. И в общем-то мы выиграли это пари: у нас очень обширный политический диалог. Об этом свидетельствуют обмены и сотрудничество на самом высоком уровне между Парижем и Москвой и не только. Наш Год России во Франции и Франции в России будет продолжен благодаря сезону российского языка и литературы во Франции и Франции в России. Начнётся это продолжение с января следующего года.

Вдобавок к этому сейчас намечено очень много различных проектов, которые говорят об отличном качестве нашего великолепного сотрудничества. Об этом свидетельствует запуск ракетоносителя «Союз» в Куру, во Французской Гвиане. Это было событие, которое увенчало несколько десятилетий сотрудничества между Францией и Россией в этой области – в области освоения космоса. Я лично участвовал в реализации этого проекта в то время, когда ещё был министром по науке.

Затем у нас есть подписание договора о продаже вертолётоносцев «Мистраль». И третий символический проект – это инаугурация «Северного потока» в Германии, который действительно выдвигает на первый план интересы Европы и России, и взаимодействие этих интересов в области не только энергоресурсов, но и в области энергетической безопасности.

С другой стороны, у нас с Россией великолепные отношения во многих областях. У нас общие интересы, общие точки зрения в рамках «восьмёрки», «двадцатки» и Совбеза ООН. Мы в общем-то имеем в таких главных вопросах общие позиции, например когда речь идёт о развитии экономических правил в мире, для того чтобы придать им больше транспарентности и больше стабильности. И в этом плане мне очень отрадно, что Россия скоро вступит в ВТО, до этого рукой подать после того как нам удалось договориться с Грузией, и это великолепно и для России, и для Франции, и для всего Европейского союза, то есть для всех экономических партнёров России.

В ходе этой межправительственной встречи мы также показали, что можем расширить сферу нашего взаимодействия и открыть для себя новые области после сельского хозяйства и здравоохранения. Я с удовольствием открываю новые области взаимодействия, а именно область правосудия, или по вопросам города, или транспортным вопросам. Мы приняли очень важную декларацию о мирном атоме, которая выдвигает на первый план надёжность и безопасность ядерной программы. Это является основополагающей проблемой, тем более после того, что произошло на «Фукусиме».

И наконец, наш обмен проходит под двойным знаком партнёрства и модернизации, партнёрства потому, что мы уже имеем огромное количество французских инвестиций в России и из России во Франции. Я говорю об «Альстоме», «НОВАТЭКе» и так далее. Перечень довольно длинный.

И второй знак, как я уже сказал, – это модернизация, потому что Россия знает, что она может рассчитывать, если она в этом нуждается и когда ей этого хочется, на полную поддержку французских предприятий и французской администрации, для того чтобы участвовать в этих структурных проектах. Я думаю в первую очередь о технопарке «Сколково» (мне всегда, знаете, очень трудно произносить это название, простите меня за это). Я думаю о крупных инфраструктурах, которые сейчас строятся для организации Олимпийских игр в Сочи или чемпионата мира по футболу. У нас, к счастью, во главе министерств экономики во Франции и России очень компетентные люди, которые сделали важный вклад для того, чтобы эти мероприятия были взаимовыгодны и для российских, и французских предприятий. Я думаю также о туристическом комплексе на Северном Кавказе. Я думаю и о создании, разработке проекта Большой Москвы – точно так же мы работаем над проектом Большого Парижа, и у нас много других направлений, в частности, в области энергетической безопасности. Именно в этом контексте я напомнил Владимиру Путину то значение, которое мы уделяем разработке Штокмановского месторождения и проектам по строительству высокоскоростных железнодорожных магистралей.

Мы работаем с нашими российскими партнёрами в духе динамизма и в гуманитарной области. Кстати, мы уже сейчас применяем законодательство по свободному передвижению российско-французских граждан между нашими странами и работаем над упрощением и развитием визового режима. В ходе следующего саммита между ЕС и Россией 15 декабря этот вопрос будет обсуждён с нашими европейскими коллегами. Мы также работаем над соглашением в области усыновления детей – я надеюсь, это нам принесёт конкретные результаты и ответы на эти болезненные и чувствительные вопросы. Я очень рад тому, что соглашение, которое мы только что подписали, является положительным сигналом и для развития, и расширения французского лицея, что будет отрадно и для французских, и российских семей, тем более что количество заинтересованных семей растёт. Теперь французский лицей сможет также разместиться и в соседних зданиях. Это расширение пройдёт в сентябре следующего года. Для меня это символический акт как раз в рамках сезона русского языка и литературы во Франции, Франции – в России. Спасибо.

Вопрос: У меня вопрос к господину Премьер-министру Франции Франсуа Фийону. Все главные европейские новости так или иначе связаны с экономическим кризисом. Все обсуждают ситуацию в Греции, тяжёлое положение Италии, пакет жёстких экономических мер. Франция же, как локомотив, как одна из ведущих экономик еврозоны, наряду с Германией возглавляет борьбу с этим кризисом. Господин Премьер-министр, как Вы считаете, Европа переживёт этот кризис?

И мой второй вопрос обоим премьер-министрам. Мне хотелось бы узнать, сможет ли как-то этот экономический кризис повлиять на российско-французские экономические отношения? Спасибо.

Ф.Фийон: Да, безусловно, Европа переживёт этот кризис. Она его не только переживёт, но она из него выйдет более сильной. Именно так и происходило всегда, когда мы сталкивались с различными проблемами, с которыми сталкивалась Европа в прошлом. Этот кризис явно связан с государственной задолженностью, этот кризис связан с крупными переменами, которые произошли в экономической жизни многих стран, с которыми Евросоюз в общем-то сорганизовался, приспособил некоторые меры. В октябре мы приняли очень важное решение в рамках Европейского совета, механизм которого должен нам позволить разрешить этот кризис: правительства взяли на себя обязательства. Страны, которые сталкиваются с экономическими сложностями, уже применяют меры по борьбе с кризисом точно так же, как это происходит в Греции. Новое правительство принимает решения, новое правительство только что получило доверие парламента, и это позволит применять все те положения, которые были приняты и Международным валютным фондом, и другими организациями – о предоставлении необходимой финансовой помощи правительству Греции. То же самое происходит в Италии. Правительство господина Монти (М.Монти – Председатель Совета министров Итальянской Республики) приняло на себя важные обязательства, он вновь об этом заявил вчера вечером в ходе телефонного разговора с госпожой Меркель (А.Меркель Канцлер ФРГ) и с господином Саркози (Н.Саркози Президент Французской Республики).

В том, что касается коллективных вопросов, уже были приняты многие меры. Сейчас европейский парламент принял целый ряд реформ, которые дают ЕС усиленные механизмы, усиленные инструменты по экономическому и финансовому надзору в зоне евро, потому что необходимо бороться с этим дисбалансом, который сейчас установился в различных европейских странах. И речь идёт о том, чтобы принимать необходимые меры или даже санкции при необходимости, для того чтобы все принятые обязательства были выполнены. И, наконец, каждая страна–член Евросоюза принимает меры для оздоровления общей экономики.

Я просто хотел бы вам напомнить о том, что мы сейчас окружены странами, у которых государственная задолженность больше нашей, так что не все страдают в одинаковой степени: например, задолженность Великобритании в этом году превысит 9%, и сейчас были приняты жёсткие экономические меры, чтобы справиться с этим кризисом. Вы знаете, что есть также трудности, с которыми сталкиваются государства–члены Евросоюза, связанные с организационной структурой Евросоюза. Поэтому все эти страны должны справиться с кризисом. Центробанк Евросоюза принимает необходимые меры, чтобы денежно-кредитная политика в зоне евро была эффективной. Я совершенно уверен в том, что банк будет и дальше приспосабливать свои решения и принимать все необходимые меры, чтобы бороться с кризисом на всей территории Евросоюза.

Наконец, хотел бы добавить, что самый главный вопрос, самая главная проблема еврозоны – это замедление экономического роста, а не инфляция. Мы должны вместе принимать все необходимые меры, чтобы европейская экономика вновь получила необходимый импульс, толчок с достаточным уровнем экономического роста, который нам позволит справиться с нашими экономическими проблемами.

В.В.Путин: Нас, конечно, беспокоит то, что происходит в зоне евро. Евросоюз – наш крупнейший торгово-экономический партнёр: более 50% товарооборота России приходится на Евросоюз. Но мы уверены, что нашим коллегам удастся преодолеть все трудности. Что касается нашего сотрудничества, то я думаю, что оно не пострадает в результате этих процессов, а, наоборот, сотрудничество России и Франции будет помогать преодолевать эти трудности.

Напомню, что в этом году российская экономика будет расти темпом примерно 4,2%. Промышленное производство вырастет на 5% с лишним. В этом году мы сведём бюджет с нулевым дефицитом. У нас будет самая низкая инфляция за всю историю новейшей России. По европейским меркам это пока много – около 7%, для России – это самое минимальное значение за 20 лет. Растут наши золотовалютные резервы, они достигли примерно 530–540 млрд долларов (это резервы Центрального банка). Параллельно растут резервы Правительства Российской Федерации. Два резервных фонда: в одном из фондов у нас уже около 50-60 млрд долларов, во втором где-то около 20 млрд долларов. Всё это очень хорошая подушка безопасности и в то же время хороший ресурс для реализации всех наших проектов с французскими партнёрами. Они носят, как правило, долгосрочный характер, обеспечены финансированием с обеих сторон и, уверен, будут реализованы.

Вопрос: Вопрос обоим премьер-министрам. В том, что касается Сирии, первая часть вопроса – господину Фийону и вторая часть – господину Путину.

Господин Фийон, когда вы говорили о Сирии и Иране в ходе вашей встречи, говорили ли вы об этом и что думают об этом Франция и Россия? В ходе ваших дискуссий смогли ли вы сблизить свои позиции по этому вопросу? И думаете ли вы, что в перспективе резолюция, которую подготавливают сейчас многие европейские страны (резолюция в ООН по Сирии), думаете ли вы, что Россия, которая в прошлый раз наложила своё вето, в этот раз готова проголосовать за резолюцию, которая осуждает режим аль-Асада?

И второй вопрос Вам, господин Путин. В том, что касается репрессий, которые продолжаются в Сирии, несмотря на ультиматум стран Арабской лиги, я вот хотел бы знать: ввиду такой серьёзной ситуации, как я уже говорил, Россия, которая наложила своё вето в ходе принятия решения Совбезом в прошлом году, готова ли Россия в этот раз поддержать резолюцию, которая бы осудила сирийский режим, зная о том, что Франция ни в коем случае не готова к проведению военной операции на территории Сирии? Месяц назад господин Медведев сказал: «Господин Асад должен проводить реформы или уйти». И, кажется, что с тех пор реформы не были проведены. Ввиду того, что произошло за последний месяц, ввиду отягчающей ситуации готова ли теперь Россия сказать: да, господин Асад, вам подошло время уйти?

Ф.Фийон: Мы об этом говорили с Владимиром Путиным. Я говорил уже, что наши позиции очень близки по поводу очень многих международных вопросов. Но есть некоторые расхождения, в том числе, и по вопросу о Сирии. Мы считаем, что эта ситуация принимает все более трагический характер. Сейчас более 3,5 тыс. сирийцев, которые умерли, огромное количество раненых, и сирийский народ ведёт себя очень смело, несмотря на брутальность режима. Речь идёт о всеобщей мобилизации. Мы сурово осудили репрессии, изначально призывая Президента, который потерял всю свою надёжность и уважение в качества лидера страны, применять реформы. И затем мы предусмотрели ряд санкций и сказали ему о том, что эти санкции будут применены, если реформы не будут проведены в жизнь. Но господин Асад не захотел нас услышать, не захотел услышать обращение к нему стран-членов Арабской лиги. Дипломатические представительства в стране были подвержены нападению, и теперь необходимо усилить международное давление на сирийский режим, для того чтобы Асад не мог и далее способствовать дестабилизации ситуации в этом регионе. Лига Арабских государств приняла на себя обязательства, приняла очень активные меры, то есть целый ряд экономических санкций был принят, которые мы поддерживаем. И поддерживаем все усилия стран-членов Арабской лиги, для того чтобы защитить гражданское население Сирии. Я ещё раз повторяю, что речь никогда не шла и не идёт о военном вмешательстве в Сирии. Мы в ООН представили резолюцию на рассмотрение Генеральной ассамблеи для того, чтобы осудить поведение Асада. Мы надеемся, что эта резолюция будет принята и поддержана как можно скорее.

В.В.Путин: Вот за что мы любим Францию? Франция сразу думает и решает всё. У нас есть такая поговорка: Судьба играет человеком, а человек играет на трубе. Уровень задолженности еврозоны в среднем – 85%, у некоторых стран, у Италии – 124%, по-моему. Долг России – всего 10%, из них только 2,5% – внешний долг. Мы в принципе предпочитаем в России заниматься прежде всего своими собственными делами, но мы не уходим и не собираемся уходить из активной внешней политики. Мы исходим из того, что нужно предоставить народам той или другой страны право самим определять свою судьбу. У нас есть позиции, которые нас с Францией и с европейскими партнёрами в целом, безусловно, сближают. Эти позиции заключаются в том – и это наша общая точка зрения, – что нужно соблюдать права человека где бы то ни было, и в Сирии в том числе, и во Франции, и вообще в Европе, и в России, кстати говоря (у нас тоже, наверное, проблемы возникают с этим, и мы тоже должны предпринимать определённые усилия, чтобы не было здесь никаких сбоев), и в США. Сейчас, например, как мне известно и вам, наверное, тоже, полиция в Нью-Йорке активно разгоняет демонстрантов в рамках движения «Захвати Уолл-стрит». Надеемся, кстати, что здесь тоже не будет никакого непропорционального применения силы со стороны правоохранительных, репрессивных органов. Мы анализируем ситуацию в мире и в этом регионе мира, смотрим на то, что происходит в регионе в целом. Мы с вами ещё не знаем, чем закончатся турбулентные процессы во многих североафриканских странах, в том числе, скажем, в Египте. Там ещё процессы не закончились, а мы с вами хотим уже резко что-то поменять в Сирии. Для нас это очень чувствительно, это близко к нашим границам. Мы сегодня с господином Фийоном на этот счёт говорили. Мы хотим понять, что там происходит и чем это может закончиться.

Мы знаем о том, что наши европейские партнёры (Франция, Германия, Великобритания) внесли соответствующую резолюцию в Генеральную Ассамблею. Собственно говоря, наши европейские друзья сделали то, что сделал Махмуд Аббас, добиваясь международного правого признания Палестинской государственности. Они пошли по этому же пути. В общем, с точки зрения проведения своей позиции, наверное, это тоже неплохо. Мы внимательно, конечно, будем смотреть за тем, что происходит, будем прислушиваться и к нашим друзьям, будем вести со всеми диалог.

Задавая вопрос, вы сказали, что Франция сегодня не готова к боевым действиям в Сирии. Это очень радует, и на том спасибо. Но мы считаем, что вообще не нужно применять силы при решении вопросов подобного рода. Ситуация непростая, в том числе и в этой стране. Мы ещё не понимаем, чем закончится ситуация в Афганистане. Очень непростая и сложная ситуация в Пакистане, там ведь центральные власти не контролируют даже всю территорию страны, а это ядерная держава, между прочим. В общем, мы готовы работать со всем международным сообществом и будем это делать, но призываем к сдержанности и осмотрительности. В этом и будет заключаться, я так представляю, наша позиция по данному вопросу, но мы в любом случае не собираемся уклоняться от сотрудничества, пренебрегать мнением наших партнёров. Мы будем вместе работать. Спасибо.

Вопрос: Вопрос к обоим премьерам. Речь шла о торгово-экономическом сотрудничестве России и Франции. Было отмечено то, что оно успешно развивается. Мы знаем также об инвестиционной составляющей, но есть и такое явление, что инвестиции Франции в Россию, французской стороны, французского бизнеса в Россию исчисляются миллиардами, а, предположим, российской стороны во Францию – существенно меньше. В связи с этим возникает вопрос: как вы считаете, это, собственно, российский бизнес избрал такую тактику, что не хочет во Францию вкладывать деньги, или это позиция французской стороны?

Ф.Фийон: В первую очередь хотел бы заметить, что торгово-экономическое сотрудничество очень сильно растёт. За последнее время оно выросло, и это происходит, поскольку Россия играет очень важную роль в области энергетики. В том, что касается инвестиций России во Францию, они ещё слабы, мы об этом говорили с господином Путиным. Только что я попросил у господина Баруэна (Ф.Баруэн – министр экономики, финансов и промышленности Французской Республики, председатель Французской части Российско-Французского совета по экономическим, финансовым, промышленным и торговым вопросам (СЕФИК)) вместе с его российским коллегой рассмотреть причины данного явления, провести инвентаризацию тех отраслей, где у нас существует необходимость российских инвестиций, там, где это будет выгодно французской экономике. Мы говорили также о создании российского агентства по экспорту. Это очень важный момент в области улучшения наших торгово-экономических отношений. Мы говорили о финансировании крупных французских инфраструктур, так что мы понимаем, что существует такая проблема, и собираемся над этим поработать в рамках министерства по экономике.

В.В.Путин: Мы тоже не думаем, что это результат какой-то специальной деятельности французских властей. Но всё-таки я надеюсь, что, с другой стороны, то, что инвестируют в нашу экономику (а накопленные французские инвестиции в российскую экономику составляют примерно 9 млрд долларов), – мы исходим из того, что это свидетельство того, что российское Правительство создаёт необходимые условия для инвестирования. Мы эту проблему обсуждали, безусловно, французская сторона заинтересована в привлечении иностранных инвестиций, в том числе российских. Инвестиционный потенциал российских компаний растёт, он измеряется сотнями миллиардов долларов (я без всякого преувеличения это говорю). Мы готовы к этой работе, нам нужно только с обеих сторон на правительственном уровне поработать дополнительно, и я думаю, что и в этом отношении ситуация будет меняться.

Вопрос: Вы только что подписали совместную декларацию о мирном атоме. Считаете ли вы, что то соглашение, которое сейчас было заключено между социалистами и партией «зелёных», ставит это будущее под угрозу? И смогло ли французское Правительство в настоящий момент навязать свою точку зрения?

Ф.Фийон: В первую очередь я хотел бы сказать, что я очень удивлён тем, что социалисты и партия «зелёных» постоянно нам пытаются навязывать какие-то мнения в области транспарентности в то время, как они совершенно неспособны нам объяснить, в чём же заключается их соглашение. Так что совершенно непонятно, какая у них сейчас позиция. Я считаю, что это соглашение является поражением для Партии социалистов и большим поражением для нашей страны, поскольку речь идёт о соглашении, которое обозначает потенциальные испарения, исчезновение мирного атома, то есть это полностью ставит под вопрос весь процесс модернизации развития мирной атомной программы, предусматривает закрытие почти половины наших атомных реакторов, постепенную остановку переработки ядерных отходов. В общем-то здесь все инициативы в области инженерии, в области переработки – если вдруг это соглашение будет принято, то есть применено в жизнь, всё это стоит под угрозой. У нас будет меньше технологических возможностей – от этого пострадает вся ядерная отрасль во Франции, мы очень пострадаем в условиях растущей конкуренции на международном рынке. Мне хочется сказать, что здесь даже в области безопасности и надёжности возникает огромная проблема, потому что речь идёт о том, чтобы не строить новые реакторы и не модернизировать старые реакторы. Я считаю, что это решение совершенно безответственное.

Мы идём совсем по другому пути – пути модернизации ядерных реакторов и развития безопасности ядерной программы. Мы совместно с Россией решили принять меры, решения, которые я поддерживаю уже много месяцев, с момента аварии на «Фукусиме», – мы хотим создать такую систему, механизм быстрого реагирования, которые бы объединили наилучших экспертов в этой области из обеих стран, для того чтобы справляться с такими непредвиденными аварийными ситуациями. Мы убедились в том, что на «Фукусиме» можно было бы избежать многих отрицательных последствий, если бы этот потенциал был использован более рационально и более оперативно. Поэтому мы сейчас развиваем наше сотрудничество с Россией в этой области, для того чтобы стандарты безопасности и надёжности были действительно на очень высоком уровне. Вот решение, которое мы приняли, и это решение ответственное, направленное на то, чтобы Франция могла сохранить свои отличные качества, экспертизу в области ядерной энергетики. Потому что вы знаете, что то решение, к которому стремятся социалисты, в общем-то приведёт к очень резкому повышению цен на атомную энергетику, и мы должны продолжать работать в той области, где мы и наши российские коллеги являемся лидерами. Чтобы подытожить, я скажу, что это соглашение сейчас положило конец многолетнему консенсусу, который существовал во Франции, когда господин Миттеран (Ф.Миттеран) был Президентом Республики. Развитие атомной программы развивалось действительно в атмосфере согласия, что нам придало немало козырей в этом конкурентоспособном мире. Всё это проводилось в духе ответственности, за которую так боролся господин Миттеран.

В.В.Путин: Ежегодный объём сотрудничества с Францией в области атомной энергетики составляет сегодня 1 млрд евро. Это большой объём, и, безусловно, он может быть увеличен – увеличен и за счёт двустороннего сотрудничества, и за счёт работы в третьих странах. Мы уже сотрудничаем с «Арева» в Китайской Народной Республике по созданию атомных мощностей на атомной электростанции «Тяньвань». Это одна из лучших электростанций в мире, в том числе, по вопросам безопасности, это безусловный факт. Мы готовы к расширению этого сотрудничества. И повторяю, здесь мы можем действовать по очень многим направлениям, в том числе в третьих странах. Мы предлагаем работать в Болгарии, Турции. Мы благодарны французской стороне за решения, которые они приняли по поддержке своих производителей, готовых к сотрудничеству с российскими партнёрами и в России. Первый шаг в этом отношении – это Балтийская атомная электростанция в Калининграде. Вообще мы собираемся увеличить свою генерацию с 16 до 25% примерно в ближайшие лет 10. Во Франции это гораздо больше сегодня – это уже 80%, но мы будем стремиться к 25 пока. Это скромно по сравнению с Францией, но мы в этом отношении будем двигаться. Мы считаем, что энергетика должна быть сбалансированной, и источники должны быть разными.

Развивать атомную энергетику в Европе или не развивать – это суверенный выбор наших европейских партнёров. Если по каким-то причинам будет принято решение прекратить развитие атомной энергетики, мы готовы развивать наши отношения с Европой, в том числе и с Францией, по другим направлениям, в том числе в области углеводородного сырья и развивая альтернативные источники энергии. Мы уже построили «Северный поток», первую нитку. В следующем году пустим вторую нитку. Общий объём прокачки газа составит 55 млрд куб. м.

Господин Фийон упоминал, мы вместе работаем над проектом «Южный поток» – это газопровод по дну Чёрного моря. Французские компании («Газ де Франс», «Электрисите де Франс», «Тоталь») активно работают в России. Они являются акционерами крупнейших наших компаний, работают на крупнейших месторождениях, в том числе будут работать на одном из крупнейших европейских мировых месторождений – на Штокмане в Баренцевом море. Мы планируем начать сжижение газа в 2017 году. И, конечно, Франция будет получать оттуда продукт, нужный для её экономики. «Тоталь» купила 12% одной из наших крупнейших частных газовых компаний, НОВАТЭКа, готова, хочет расширить своё участие, и мы готовы (я знаю, что акционерная компания) к этой работе. Мы – ещё раз хочу повторить – готовы работать с Францией по всем направлениям, а какое решение будет принято французскими партнёрами по атомной энергетике – это, конечно, суверенный выбор французского Правительства, французского народа. Если бы вы спросили у руководства «Газпрома», они бы, конечно, такое решение поддержали, и «зелёных» тоже, потому что они заинтересованы в увеличении продаж на европейский, в том числе французский, рынок.