В.В.Путин принял участие в заседании X Международного инвестиционного форума

СМИ о Путине // 16.09.2011 16:17

«В России должны быть созданы все условия для «умных» инвестиций и в производство, и в развитие высоких технологий, поэтому мы должны расширить пространство свободы для честной предпринимательской деятельности, оказать содействие тем, кто предлагает внятные, полезные инициативы, смысл которых – не просто сиюминутная выгода, а изменение качества жизни отдельных городов, посёлков, целых регионов».

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые друзья, коллеги! Уважаемые дамы и господа!

Я очень рад возможности выступить перед вами, рассказать о наших планах, поделиться своими соображениями о развитии мировой экономики и ситуации в России. Прежде всего позвольте несколько слов сказать о ситуации в мировой экономике и финансах – так, как мы в России это себе представляем.

Следует признать, что глобальный кризис, начавшийся в 2008 году, по-прежнему даёт о себе знать.

Недавнее снижение кредитного рейтинга США – событие неординарное и знаковое. Фондовые индексы крупнейших экономик Европы всего за пару недель августа упали примерно на 10%, и, напротив, существенно выросли ставки заимствований европейских стран, в том числе членов «большой восьмёрки», то есть уровень доверия инвесторов пока ещё очень слабый.

Кризис суверенных долгов развитых стран требует от поли­тиков, экономистов и инвесторов  переосмысления традиционных подходов. Летняя встряска в глобальной экономике лишний раз напомнила о том, что модели развития, опирающиеся на рост долгов, больше не работают. Совершенно очевидно, что недавние лидеры уступают сегодня свои позиции и уже не могут быть примером взвешенной макроэкономической политики, чему совсем недавно ещё они нас учили.

Более того, долговой кризис и в Европе, и в Соединённых Штатах Америки усугубляется тем, что их экономики находятся практически на грани рецессии. Ясности относительно их оздоровления как не было, так, к сожалению для всех нас, и для нас в России тоже, пока нет.

При этом происходит смещение центров глобального роста. В ближайшие 10 лет именно развивающиеся экономики будут демонстрировать уверенный подъём, темпы которого в 2,5 раза превысят аналогичные показатели развитых стран.

Мы, в России, оперативно реагируем сегодня на малейшие негативные всплески. Так, в августе, как вы знаете, чтобы не допустить сжатия ликвидности, Минфин увеличил предложение средств на бюджетных аукционах. В свою очередь Банк России проводил интервенции, балансируя курс национальной валюты, а также в постоянном режиме работая с участниками рынка и другими регуляторами.

Должен отметить, что сегодня по ключевым показателям Россия чувствует себя уверенно. К началу будущего года мы должны окончательно справиться с последствиями кризисного спада, то есть уровень нашей экономики увеличится до докризисного уровня и в ближайшие три года темпы экономического роста составят порядка 4% в год. Это база, но мы будем стремиться к более высоким показателям. Вот эти 4% – это то, что мы закладываем в свои планы, в том числе в бюджет, в прогнозы развития экономики. Но, разумеется, ещё раз хочу повторить: мы будем стремиться к большему, и мы считаем, что этого для нас недостаточно.

Кроме того, у нас практически отсутствуют опасные краткосрочные долги корпоративного сектора, а в отношении государственного долга к ВВП страны эта позиция по-прежнему не превышает 10%. А что касается внешнего долга, то это вообще цифра где-то около 3%, не более. Отмечу, что в среднем по развитым странам это значение составляет где-то 90% в среднем. В некоторых странах, как вы знаете, зашкаливает и за 100%, а в некоторых даже и за 200%.

Объём золотовалютных резервов России – свыше 0,5 трлн долларов, по этому показателю наша страна занимает 3-е место в мире после Японии и Китая. И мы рассчитывали, что в этом году, финансируя дефицит бюджета, решая социальные проблемы, мы практически израсходуем резервный фонд Правительства. У нас два правительственных фонда – Фонд национального благосостояния, из которого мы финансируем в основном дефицит пенсионной системы, потребности пенсионной системы, и резервный фонд Правительства. Мы считали, что в этом году резервный фонд Правительства полностью израсходуем, – но мы не только его не израсходуем, мы его пополняем, резервы Правительства тоже растут.

Инфляция в текущем году едва ли превысит 7%, что станет новым минимумом за всю новейшую историю России.

Мы будем не просто поддерживать столь значимую для бизнеса стабильность, но будем стараться создавать важнейшие макроэкономические условия для проведения дальнейших преобразований. Именно в логике развития сформирован проект федерального бюджета на ближайшую трёхлетку – на 2012-й и последующие два года – 2013-й и 2014-й. До конца сентября проект бюджета будет внесён в парламент России.

Проект бюджета свёрстан с минимальным дефицитом на основе весьма осторожных и консервативных оценок. Ранее мы ставили задачу полностью сбалансировать доходы и расходы к 2015 году, надеемся, что сможем сделать это раньше, выйти на такую планку раньше. В этом году, как вы знаете, и мы уже публично об этом говорили, несмотря на то что мы исходили из сценария, при котором в этом году у нас было бы 3,6–3,7% дефицита, в этом году мы сведём этот дефицит практически к нулю, то есть в этом году дефицита бюджета в России не будет. Тем не менее, повторяю, мы исходим из консервативных оценок, мы смотрим на реалии нашей экономики, на реалии того, что происходит в мировой экономике, планируем, что в 2012 году у нас будет где-то 1,5% дефицита, в 2013-м – 1,5–1,6%, в 2014 году – 0,7%, но если внешнеэкономическая конъюнктура будет складываться для нас удачно, как это было в этом году, может быть, и в следующем году не будет никакого дефицита.

Что хотел бы здесь отметить? Мы увеличиваем социальные расходы, вкладываем значительные финансовые ресурсы в модернизацию здравоохранения и образования: это инвестиции в качество жизни, в человеческий капитал. Мы прекрасно понимаем, что для проведения такой политики нужны средства – большие, огромные деньги. При этом необходимо сохранить устойчивость бюджета и, конечно, нельзя беспредельно наращивать фискальную нагрузку – фискальную нагрузку и на граждан, и на бизнес, лишать предпринимателей стимулов и ресурсов для развития. Нам нужно было найти очень тонкую, ювелирную развязку и точечные решения, поэтому мы пошли на снижение базовой ставки страховых платежей, одновременно введя дополнительную нагрузку на зарплаты свыше 512 тыс. рублей в год: для нашей страны, для России, это уже высокая заработная плата. По сути, это нагрузка на тех, кто получает большие доходы. Должен сказать, что, по предварительным оценкам, (а эти оценки мы делаем, исходя из динамики поступления в бюджет) после увеличения социальных налогов и платежей в виде страховых взносов до 34%… – это было сильным ударом, тяжёлым, мы понимаем это, – но  всё-таки динамика платежей показывает, что в целом бизнес с этим справлялся и объём поступлений в бюджет не уменьшался, а увеличивался. И по большому счёту некоторые эксперты считали, что нет необходимости даже снижать эту фискальную нагрузку, тем не менее мы сделали это, – сделали для того, чтобы улучшить условия для ведения бизнеса.

Что касается малого бизнеса, то для него ставки страховых платежей уменьшаются до 20%, сохраняются льготы для сельхозпроизводителей, компаний, в которых трудятся инвалиды, люди с ограниченными возможностями, а также для бизнеса в сфере высоких технологий и предприятий, созданных при высших учебных заведениях и научных центрах.

При этом для малого производственного бизнеса мы вводим и нулевую ставку даже на высокие зарплаты (свыше 512 тыс. рублей). Это важно, ведь в таких компаниях особенно велика доля расходов на фонд заработной платы, и поэтому мы хотим точечно поддержать это направление деятельности.

Подчеркну, позиция Правительства последовательная и чёткая: общая налоговая нагрузка по отношению к ВВП страны не должна увеличиваться, поиск резервов должен идти за счёт более рационального использования бюджетных средств и наведения порядка в налоговом администрировании.

Уважаемые коллеги! Недавние события в мире – ещё одно жёсткое напоминание о необходимости создания устойчивой экономической модели. Совершенно очевидно, что первенство остаётся за теми, кто воплотит в жизнь наиболее действенную стратегию посткризисного развития.

Уверен, мы должны стремиться не просто к увеличению масштабов российской экономики: я уже говорил, что к этому году мы этот масштаб, этот объём восстановим, но наша задача не только в этом, а в повышении эффективности экономики через развитие реального производства и стимулирование инноваций. Нам необходимо менять структуру нашей экономики, её качество.

В осуществлении нашей стратегии преобразований мы, конечно, намерены опираться на активный, творческий класс людей, на тех, кто хочет конвертировать свои знания и способности в проекты развития, в создание современных предприятий и высокотехнологичных компаний, в организацию миллионов рабочих мест, в модернизацию социальной сферы.

При этом, конечно, нужно признать, и я хочу об этом здесь сегодня сказать, что риски и неопределённости нашего делового климата в России пока, к сожалению для нас, ещё велики.

Здесь можно по-разному относиться ко всяким рейтинговым агентствам, они сами ошибок много делают, но то, что они указывают нам на наши проблемы, – это хорошо, мы за это благодарны. Правда, конечно, хотелось бы, чтобы эти оценки были более взвешенными: например, по этим оценкам Россия является чуть ли не мировым лидером по такому негативному критерию, – который негативно влияет на инвестклимат, – как «влияние малярии на ведение бизнеса». Где Россия и где малярия? Странные оценки и странные критерии. Но Бог с ним, даже если абстрагироваться от этих издержек и очевидных несуразиц, тем не менее всё-таки мы серьёзно относимся к коллегам, которые дают нам такие неблагоприятные оценки, отчасти мы действительно с этим согласны и понимаем: здесь многое нужно изменить.

Хочу отметить: наша общая задача не в том, чтобы быть тихой гаванью для спекулятивного капитала, где он может спокойной отсидеться. В России должны быть созданы все условия для «умных» инвестиций и в производство, и в развитие высоких технологий, поэтому мы должны расширить пространство свободы для честной предпринимательской деятельности, оказать содействие тем, кто предлагает внятные, полезные инициативы, смысл которых – не просто сиюминутная выгода, а изменение качества жизни отдельных городов, посёлков, целых регионов, разумеется, при получении прибыли от ведения хозяйственной деятельности.

Именно такие задачи мы ставим и перед Агентством стратегических инициатив. Через общенациональный конкурс мы отобрали талантливых молодых людей, которые с нуля начинали свой собственный бизнес, таких людей, которые реализовали и готовы дальше реализовывать значимые социальные проекты. Теперь они должны предложить решения по устранению системных проблем, административных и иных барьеров, которые подпитывают и коррупцию, в том числе мешают развитию бизнеса.

Кроме того, агентство уже начало отбор перспективных проектов, которые будут осуществляться при поддержке Российской венчурной компании и Внешэкономбанка. Вот здесь, как мне сказали, на Сочинском форуме, это Агентство стратегических инициатив должно подписать с этими структурами соответствующие соглашения. Надеюсь, это произошло или сейчас должно произойти.

Обращаю ваше внимание на то, что после нашей встречи, которая сейчас проходит, Агентство стратегических инициатив планирует провести специальный брифинг для российских и зарубежных инвесторов, средств массовой информации и подробно рассказать о своей деятельности.

Далее. Только за последние месяцы мы сформировали сразу несколько мощных институтов развития. Для поддержки крупных программ как иностранного, так и отечественного бизнеса создан Российский фонд прямых инвестиций. В его международный экспертный совет согласились войти ведущие представители мирового инвестиционного сообщества. В фонд уже направлено более 2 млрд долларов, а за пять лет капитал этой компании должен достигнуть 10 млрд долларов. Эти средства фактически пойдут на софинансирование российской модернизации. Вы знаете, у нас развивается и целая сеть специальных экономических зон: 24 зоны уже работает, и работает успешно, создаётся такая площадка, как «Сколково», о которой наверняка многие слышали, то есть мы по этому направлению будем идти последовательно, настойчиво. Будем работать и в целом по изменению системных проблем к лучшему и точечно постараемся работать.

Чтобы поддержать амбиции малого и среднего бизнеса по выходу на зарубежные рынки, в ближайшее время начнёт работу и Агентство по страхованию экспорта. У нас такого инструмента фактически не было. Планируем, что в 2012–2014 годах будет застраховано экспортных кредитов на общую сумму более 14 млрд долларов. И прежде всего помощь получит российская высокотехнологичная продукция, которая, уверен, способна достойно конкурировать на мировом рынке.

На сегодня это от общего объёма экспорта примерно только 17,6%, а к 2015 году такая поддержка уже будет обеспечена примерно на 30% от общего экспорта страны.

Ещё одно важное направление наших усилий – это поощрение изобретений и инноваций в сфере энергоэффективности, инфраструктуры, техники, связи и так далее. Мы окажем содействие нашим учёным и инженерам, инновационному бизнесу, окажем прежде всего через заказы крупнейших государственных корпораций, то есть создадим рынок для них. В этом году 46 госкомпаний запустят инновационные программы объёмом 700 млрд рублей, а уже через два года удвоят их финансирование.

У нас должна быть сформирована целая линейка работающих инструментов развития для всех видов бизнеса – и для крупного, и для среднего, и для малого.

Конечно, одно из условий привлекательного инвестирования – это создание климата, уровень предсказуемости тарифов. О климате я уже говорил, здесь мы намерены действовать настойчиво, последовательно. Что касается тарифов, это, безусловно, важнейшая составляющая. В Правительстве долго шла непростая дискуссия на эту тему, мы исходили из того, что за счёт роста тарифов нельзя покрывать неэффективность инфраструктурных монополий, отсутствие с их стороны реальной работы по сокращению издержек.

Принято следующее решение. Тарифы на тепло- и электроэнергию вырастут по году не более чем на уровень инфляции, и начало этого роста мы планируем не с 1 января (как обычно делали до сих пор), а с 1 июля, с тем чтобы с начала года не подталкивать инфляционные ожидания.

Единственное исключение – это РАО «РЖД», там рост тарифов тоже будет 6%, примерно на уровне инфляции, но с 1 января, имея в виду необходимость обеспечить ремонтные работы – это связано с необходимостью гарантировать безопасность на железнодорожном транспорте. На газ мы планируем поднять тарифы на 15% по году – общий объём роста, но тоже с 1 июля следующего года, а не с 1 января, как раньше.

И ещё одна значимая тема. На федеральном уровне мы будем и дальше обеспечивать макроэкономическую стабильность, запускаем важнейшие социальные и инфраструктурные проекты. Но результат федеральных инициатив во многом, конечно, будет зависеть от деятельности региональных управленческих команд, от их желания изменить вектор развития целых территорий, от готовности брать на себя инициативу и ответственность.

Знаете, я сейчас прошёл по выставке, которая развернута здесь в рамках работы форума. Уверен, что и многие из вас с этим познакомились. Регионы предлагают очень много интересных проектов, но нам бы хотелось, чтобы не только проекты предлагались, чтобы текущая работа управленческих команд, как я сказал, в регионах была на уровне. Это в полной мере касается и создания благоприятного делового климата.

Считаю, что нам вполне можно разговаривать о создании единого стандарта поддержки бизнеса в субъектах Российской Федерации, чтобы любая компания, входящая на новый региональный рынок, понимала правила игры, чтобы они у нас были унифицированными, понятными и прозрачными и чтобы любая компания, которая приходит в регион, знала, на какое содействие со стороны не только федеральных, но и региональных властей она может рассчитывать. Я прошу Агентство стратегических инициатив, о котором сегодня уже упоминал, совместно с деловым сообществом, федеральными и региональными органами власти представить предложения на этот счёт.

Со своей стороны будем подталкивать территории к необходимым переменам с помощью самых различных инструментов, в том числе, разумеется, и финансовых. Так, создан специальный фонд поощрения регионов с наилучшими результатами по привлечению инвестиций: его объём сегодня – 10 млрд рублей. Я предлагаю также подумать о том, чтобы напрямую увязать состояние предпринимательского климата с выделением дотаций субъектам Федерации.

В целом эффективность работы региональных и местных властей по привлечению инвесторов, созданию новых современных производств и рабочих мест должна быть базовым критерием оценки деятельности руководителей регионов.

Уважаемые коллеги! Думаю, многие из вас сейчас задаются вопросом, насколько мы искренни и настойчивы в своём стремлении дать простой ответ на подчас сложные и трудно решаемые проблемы. Мы не собираемся замалчивать эти проблемы, и я сейчас об этом тоже скажу. Хочу, чтобы вы понимали: все вышеперечисленные меры рассчитаны на годы вперёд, они не зависят от политической или даже внешнеэкономической конъюнктуры. Скажу больше: мы в полной мере осознаём, что только развития самих институтов, которые способствовали бы поступательному движению России вперёд, недостаточно. Надо решать и системные проблемы, и, безусловно, одна из них, одна из этих неприятных и сложных для нас проблем, – это коррупция. Ясно, что это такая системная беда не только России, а практически всех стран и развитых экономик, но особенно, конечно, она характерна для экономик переходного периода.

На протяжении всех последних лет мы шаг за шагом ликвидировали возможности для коррупционных проявлений, совершенствовали работу правоохранительных органов, вводили предельно понятные и чёткие административные процедуры, создавали условия для честной конкуренции. Эту работу, безусловно, мы будем продолжать и дальше.

Сегодня одни из наших ключевых задач – обновление кадрового состава российского чиновничества, изменение философии госслужбы. Мы намерены привести во власть, экономику, политику, социальную сферу новых людей, которые уже показали, что могут действовать в логике конструктивных преобразований, готовы работать на благо граждан и всей страны. И, безусловно, сделаем всё для того, чтобы и в процессе выборов в Государственную Думу (а выборы должны у нас состояться в декабре текущего года), в высший законодательный орган страны, пришли именно такие люди. Именно для этого мы проводим и предварительные голосования по всей территории Российской Федерации. Именно для этого мы вовлекаем широкую общественность и предлагаем всем, кто хочет с нами совместно работать, идти в Государственную Думу, в том числе и по каналам ведущей сегодня политической силы – партии «Единая Россия».

Далее. Наш бизнес становится более зрелым и подчас уже не нуждается в дополнительной опеке. Именно поэтому считаю необходимым расширять полномочия саморегулируемых организаций, предоставить им возможность самим наводить порядок в деловой среде. Правда, это должно быть сделано таким образом, чтобы не ухудшать положения вещей и не создавать проблем для участников рынка. Это предмет нашей основательной, профессиональной работы с соответствующими сообществами. В целом будем предпринимать и другие шаги по сокращению необоснованного присутствия государства во всех сферах экономики, в том числе постепенно выходить из капитала госкомпаний. Мы – ещё раз хочу это подчеркнуть, всегда подчеркиваю  на разных уровнях – не собираемся создавать государственный капитализм. Если мы концентрируем какие-то ресурсы, то только для того, чтобы поднять то или другое производство или ту или другую отрасль. Скажем, мы создаём госкомпании или компании с преимущественным участием государства в авиастроении, судостроении, некоторых других отраслях. Но посмотрите, что в других-то странах происходит, там то же самое происходит: монополизация по сути дела. Потому что есть сферы деятельности, где частный бизнес сегодня не в состоянии вкладывать огромные ресурсы, во всяком случае, у нас в стране, да и в Европе – ЕС там что делает, чем занимается? Поэтому если мы хотим сохранить, скажем, свой авиапром или судостроение, мы вынуждены сегодня включать и государственные ресурсы, но не собираемся там сидеть вечно. Как только компании встанут на ноги, выйдут уверенно на рынки (и на наши, и на зарубежные, а такие перспективы у них, безусловно, есть), мы постепенно, шаг за шагом, будем сокращать там наше государственное участие. И, кстати говоря, здесь нет ничего необычного, многие страны поступают именно таким образом. Действуя вместе, мы сможем, безусловно, я в этом не сомневаюсь, изменить Россию, сделать её сильным, по-настоящему процветающим, дружественным по отношению к своим соседям государством, в котором защищены права и достоинство граждан, достоинство человека, установлены надёжные гарантии для частной собственности. Уверен, действуя таким образом, мы обязательно добьёмся успеха. Большое вам спасибо за внимание.

*  *  *

Комментарии В.В.Путина к выступлениям участников форума

К выступлению Л.Д.Блэка, председателя совета директоров и генерального директора Apollo Global Management:

Большое спасибо, Леон. Я с большим интересом слушал всё, что вы говорили, и в части оценок мировой экономики, и то, что вы сказали в отношении России. Но, если позволите, два слова в порядке комментария. Очень благодарен вам за добрые слова в адрес города Сочи. Вы сказали, что кое-что увидели – и это уже вызвало у вас восхищение. Но если вы увидите не кое-что, а как следует, то, я уверен, это положительное впечатление у вас будет укрепляться. Здесь ещё очень многое нужно сделать, прежде всего для развития инфраструктуры. Прежде всего. Это дороги, тоннели, мосты, это водо-, газоснабжение, водоотведение, энергетика. Но я уверен, что все эти планы – грандиозные в полном смысле этого слова. Не только для России, для любой страны они были бы грандиозными. Я уверен, что мы всё это осуществим и эта часть юга России будет очень притягательной и комфортабельной и для российских граждан, и для тех, кто приезжает сюда из-за границы.

Теперь несколько слов по поводу ваших оценок того, что происходит в Штатах и Европе. Ну мне здесь добавить нечего. Откровенно говорю и вам, и всем собравшимся в этом зале: господин Блэк действительно один из экспертов мирового уровня и класса, и практик к тому же, поэтому эти все оценки дорогого стоят, их интересно и полезно знать – как люди такого уровня и масштаба оценивают сегодняшнюю ситуацию в мировой экономике. Вы сказали про Штаты, про Европу, но вы знаете, всё-таки меня здесь… Меня тоже очень многое тревожит, но есть и определённый оптимизм, он заключается в том, что, скажем, в той же Европе, сталкиваясь с проблемами, всё-таки европейские лидеры находят в себе силы, мужество принимать неприятные, но нужные решения. Мы назвали эти страны, там и Португалия, и Ирландия, и Испания, я уже не говорю про Грецию… Но смотрите, что сейчас происходит в Италии. Страна столкнулась с проблемами. Естественно, жили в долг: 124, по-моему, процента к ВВП – долг страны. Вот как бы, знаете, господина Берлускони ни поругивали за его особое отношение к прекрасному полу (кстати, из зависти в основном поругивают, я считаю), но он себя в этой острой ситуации проявил как ответственный государственный деятель в полном смысле этого слова, принял на свои плечи эти тяжелые, но необходимые решения. Действительно, я смотрел и радовался за него. Да, ему тяжело, да, конечно, многим не нравится, но выхода другого нет. На самом деле всем понятно, что нужно делать в этой ситуации, но далеко не все обладают мужеством эти решения принять.

И не только в Италии, но и в других странах, в общем, необходимые решения принимаются. Это всё-таки важная вещь, это сигнал положительного характера. При всех сложностях, которые есть в зоне евро, – я в постоянном контакте со своими европейскими коллегами, причём и с бизнесом, и с правительственными чиновниками высокого ранга, и с финансовыми учреждениями – всё-таки они понимают, что происходит, и в целом действуют в правильном направлении. Это, на мой взгляд, самый важный положительный фактор, что удастся преодолеть эти трудности. Мне бы, во всяком случае, этого очень хотелось. И для Штатов очень бы хотелось, и для Европы, потому что это наши непосредственные партнёры. И Соединённые Штаты – мировой экономический лидер (пока, во всяком случае), и с европейскими странами у нас более 50% товарооборот. Мы куда свои товары продаём? На эти рынки – и в Штаты, и в Европу, и оттуда покупаем товары…

Я обратил внимание на то, что Леон сказал по поводу инвесторов, которые предпочитают отсиживаться в стороне – «на обочине сидят», как он выразился. По-моему, Президент Обама недавно призвал инвесторов к более активной работе. И я считаю, что это абсолютно правильный и своевременный призыв, потому что пока инвесторы сидят на обочине и чего-то ждут, само по себе изменение к лучшему не произойдёт. Да, конечно, нужно проявлять осторожность. Да, конечно, нужно действовать аккуратно, взвешенно, профессионально. Но надо делать что-то! Надо эти точечные вещи делать уже сегодня, иначе мы только создаём условия для развития рецессии, а этого нельзя допустить.

Что касается призыва Леона к России поучаствовать в приобретении активов, от которых финансовые учреждения, в том числе европейские, намерены были бы избавиться. Но ведь речь идёт, Леон, о так называемых токсичных, как правило, активах (ну или сложных активах). Кто же хочет кушать несвежие продукты? Можно и несварение желудка получить. Поэтому наши инвесторы готовы были бы это сделать, но понимая дальнейшее развитие ситуации в той или другой области, в той или другой сфере. Даже в этих условиях. И мы с правительственного уровня, используя инструменты Правительства, готовы были бы поддержать наших инвесторов. Надо сказать, что у них, в общем, свободных ресурсов всё больше и больше. Если вы поговорите с руководителями ведущих наших банков (ВТБ, Сбербанк, Банк развития – Внешэкономбанк), вы увидите, что, как говорил один из наших очень любимых в прошлом деятелей искусства и артистов Шукшин (В.М.Шукшин), деньги ляжку жмут, некуда девать. Они ищут интересные и перспективные проекты. Но нужно, чтобы к нам относились тоже соответствующим образом. Все, ну не все, но очень многие знают, как непросто шёл у нас диалог по приобретению у «Дженерал Моторс» (GM) одного из его важнейших активов в области автомобилестроения в Германии. По «Опелю» шли переговоры, но договорились. Мучили, мучили этот вопрос – всё подписали, всем выгодно. Всем! И мы ничего умыкнуть не собирались оттуда, никаких технологий. Да, мы говорили о развитии, говорили о том, что часть производства может быть и должна быть размещена на территории Российской Федерации, но аккуратно, последовательно, без всяких рывков, без нанесения ущерба кому бы то ни было. Я даже встречался с лидерами профсоюзов «Опеля» – обо всём договорились. Нет, так и не дали сделку совершить на конечном этапе! Но почему?

Мы также вели переговоры о вхождении в некоторые секторы электронной промышленности. Говорили, говорили, все понимают, что надо. Нет, в конце раз – и соскочило всё. Не надо бояться России. Мы вполне цивилизованные партнёры на сегодняшний день. Мы не собираемся – ещё раз хочу сказать – утащить какие-то технологии. Мы хотим просто полноценного и равноправного сотрудничества. Готовы предоставить свои рынки.

И, кстати говоря, что касается наших иностранных партнёров – и западных, и американских, и европейских, да и из Азии тоже. Я вот считал бы, что они должны вкладывать не только в сырьевые отрасли (я сейчас об этом скажу), но и в такое производство, успех которого гарантировал бы и внутренний рынок страны, ориентировался в значительной степени на внутренний рынок. Мы ведь не случайно в условиях острого кризиса в 2009 году пошли на повышение, допустим, пенсий – на значительное увеличение. Это тоже мало на самом деле, но всё-таки мы это сделали, чтобы увеличить покупательную способность вот этой категории наших граждан. В целом мы всегда, постоянно над этим думаем, и покупательная способность населения в России будет, безусловно, возрастать. У нас сейчас, не по моим оценкам, а по оценкам международных экспертов, самый перспективный рынок автомобильной техники в Европе – самый перспективный, – это для примера. Есть, скажем, и другие области, область телекоммуникаций например. У нас взрывной рост мобильной телефонизации. Ни в одной стране Европы такого нет, просто взрывной рост. И в других областях тоже есть. Это интересные, привлекательные сферы для приложения своих усилий не только для наших компаний, но и для иностранных партнёров. Вот это то, что мне хотелось сказать в качестве комментария. Я ещё раз хочу искренне поблагодарить вас, Леон, за очень обстоятельное сообщение, было очень интересно.

К выступлению Д.Гаффа, управляющего директора венчурного фонда Siguler Guff:

Леон говорил об интересе инвесторов к добывающим отраслям российской экономики, а Дрю сейчас рассказал о том, что делается по развитию и вложениям в так называемую новую экономику. И то, и то для нас представляют интерес. Если в первом случае объём инвестиций является значительным… Хочу обратить внимание наших партнёров: в этом смысле Россия – одна из самых открытых стран, ведь у нас нет ни одной крупной мировой компании, которая бы у нас в этом секторе не работала. И совсем недавно, вы знаете, наша нефтяная компания «Роснефть» подписала документы о стратегическом партнёрстве с «Эксон Мобил», в том числе и на арктических участках нашего шельфа. А то, что было сказано о вложениях в так называемую новую экономику и об удачных вложениях, честно говоря, мне это очень было приятно слышать, имею в виду, что это для нас, для российского Правительства и вообще для России, стратегическая задача – изменение структуры нашей экономики. Но пока, надо признать и мы это с вами знаем, пока доля российской новой экономики на мировых рынках крайне мала – 3% с лишним. Вопрос, конечно, в структуре того, что считается новой экономикой. Скажем, у Китайской Народной Республики доля значительно выше, но и продукты там другие – не те, которые способны делать наши отечественные команды, скажем программистов, о которых господин Гафф сказал. У нас потенциал колоссальный и его нужно использовать. Спасибо большое.

Я уже упоминал об Агентстве стратегических инициатив и просил бы его руководителя, господина Никитина (А.С.Никитин) тоже высказаться по тем проблемам, которые мы подняли для обсуждения, но с упором уже на инвестиционные возможности России. И мне бы очень хотелось, чтобы вы продолжили то, о чём сейчас Дрю говорил. Прежде всего мне бы хотелось послушать ваше мнение о том, как можно развивать эти инновационные сферы нашего производства, нашей экономики.

К выступлению А.С.Никитина, руководителя Агентства стратегических инициатив:

Я, знаете, что хотел бы в этой связи сказать. Во-первых, господин Никитин, безусловно (и вы это сейчас все поняли), относится к той категории российских предпринимателей, достаточно ещё молодых, но уже прошедших через непростые профессиональные испытания – прошедших с определённой болью, со сложностями, но завершивших этот путь положительным результатом. Они добиваются положительного результата, и это очень отрадно, что, во-первых, у нас: а) такие люди есть и б) что в нашей стране это возможно.

Я бы в этой связи хотел вернуться к тому, о чём Леон сказал, я пометил это, не сразу отреагировал. А вы сказали, Леон, что слава Богу, что Россия не попала в такое сложное положение во время кризиса, как другие страны. Это не совсем так. Мы попали, может быть, даже в более тяжёлое положение, чем другие страны, потому что российская экономика испытала двойной удар: рынки для наших традиционных товаров сократились, и цены упали, но мы предприняли целый ряд достаточно энергичных шагов для исправления ситуации. Это касалось прежде всего финансового сектора, затем производства, реального сектора производства, это касалось энергетики, инфраструктуры, решения социальных вопросов, в том числе мы разработали и внедрили по всем регионам Российской Федерации, как оказалось, весьма эффективные инструменты по борьбе с безработицей. Мы вышли на докризисный уровень безработицы – практически уже вышли. Это всё нам, честно говоря, тоже, как вот и Андрею на его предприятиях, – в масштабах страны тоже далось непросто. Но мне очень приятно отметить, что положительный результат мы получили.

И в этой части – завершая в этой части наш разговор, я бы хотел сказать, что мы и Агентство стратегических инициатив, о котором я говорил, создавали для таких людей, как господин Никитин, чтобы сформулировать для них дополнительные условия по ведению бизнеса. И я очень рассчитываю на то, что делая это, они самым благоприятным образом повлияют на формирование всего инвестиционного климата и бизнес-среды в нашей стране. Но мне бы хотелось, чтобы другой наш участник сегодняшней дискуссии, господин Дмитриев Кирилл Александрович (я уже говорил о Российском фонде прямых инвестиций) продолжил дискуссию применительно к деятельности этой структуры с тем, чтобы мы могли сориентироваться, какие он видит возможности для инвестирования в российскую экономику.

К выступлению К.А.Дмитриева, генерального директора Российского фонда прямых инвестиций:

Господин Дмитриев буквально два слова только сказал о нашем Фонде прямых инвестиций, я очень рассчитываю и уверен, что он будет действовать эффективно и надёжно. И потому что его возглавляет такой профессионал, как господин Дмитриев: это человек очень опытный, показавший уже свои возможности и доказавший умение эффективно работать, но и коллеги его, о которых он сегодня упомянул, – это, конечно, люди первой величины в международных финансах и международном инвестиционном процессе.

Я очень рассчитываю, что мы будем работать совместно, корпоративно и будем добиваться положительных результатов. Но вот мои коллеги – и справа и слева от меня – уже говорили о различных формах приложения инвестиционных усилий, называли различные секторы российской экономики, и высокотехнологичной и сырьевой, а вот господин Дмитриев в конце упомянул ещё и сельское хозяйство. Я в этой связи хотел бы попросить господина Даниленко Андрея Львовича поделиться своими соображениями и по инвестиционной привлекательности в том секторе экономики (где работает он и его друзья), и о перспективах развития сельского хозяйства в России.

К выступлению А.Л.Даниленко, президента группы компаний «Русские фермы»:

Спасибо большое, Андрей! Я только не понял, почему зал зааплодировал, когда он сказал про рюмку водки. Надо бороться с алкоголизацией страны! Помните, был фильм про Джека-американца, который табак высаживал не очень удачно? А вот у Андрея всё получилось. Я, помню, когда я первый раз увидел его на одной из ферм (вы же в Калифорнии жили, да?), спрашиваю: «Это чьё производство?» Он говорит: «Моё». Я говорю: «Да? Отличная современная ферма! А чья она?» Он говорит: «Моя, моя». Я говорю: «А вы откуда?» Он говорит: «Из Калифорнии». Я думал, что молодой человек, как в некоторых деревнях у нас говорят, смеется около меня, особенно когда он сказал, что он филолог по образованию. Я думаю: совсем дурака валяет. Потом выяснилось, что он действительно из Калифорнии, что он филолог и занимается сельским хозяйством. И я его спросил (не знаю, Андрей, помнишь ты или нет?): «А что в Калифорнии не занимаетесь?» Он говорит: «Там нет таких условий, там я бы никогда не получил такие кредиты практически без залога». А у нас залоговой массы нет никакой и губернатор помогает активно, что меня очень порадовало. А потом, через год, мы встретились на другом мероприятии, совершенно случайно, и он мне с гордостью говорит: «Я принял российское гражданство». – «Молодец!» И я так понял, что когда он занялся молочным животноводством, то его привлекала не рюмка водки, а в том числе и доярки российские. Всё это удачно сочетается. Действительно, очень хороший пример, очень хороший пример развития бизнеса с нуля. И мне действительно это очень приятно, потому что это значит, что программы по поддержке сельского хозяйства у нас реально и эффективно работают. По некоторым направлениям деятельности – например, ну я уже говорил об этом, многие и так, без этого знают, без меня: это есть в статистике, скажем по производству мяса птицы, мяса свинины – у нас просто рост, сопоставимый с ростом количества этих… переносных телефонов, радиотелефонов, и даже рост ещё более мощный. В разы! Не в проценты, в разы!

Я не знаю, есть ли где-нибудь ещё вот у наших потенциальных конкурентов такой рост. Я думаю, что нет нигде. Но мы и по красному мясу проедемся в самое ближайшее время, по крупному рогатому скоту будем работать – в общем, по всем направлениям. За последние годы у нас всё, что мы делаем в области сельского хозяйства, даёт эффективную отдачу. Вот, к сожалению, в прошлом году и даже в позапрошлом мы столкнулись с неприятными погодными условиями, но тоже предложили и осуществили целую систему мер поддержки сельхозпроизводителя. И, надо сказать, она тоже эффективно сработала. Прежде всего, конечно, тех хозяйств, которые пострадали от засухи. В этом году ситуация исправляется.

И один из лидеров сельхозпроизводства в России – это, конечно, Краснодарский край. Я бы хотел попросить губернатора Краснодарского края господина Ткачёва Александра Николаевича рассказать на региональном примере о том, как у нас развивается эта отрасль производства и вообще как и что делают региональные власти Краснодарского края для улучшения инвестиционного климата не только в области сельского хозяйства, но и по другим направлениям. Кстати говоря, город Краснодар (а это административный центр Краснодарского края) в рейтингах по инвестиционной привлекательности за последнее время устойчиво занимает первое место.

К выступлению А.Н.Ткачёва, губернатора Краснодарского края:

Что касается развития инфраструктуры, это действительно так. Я и в своём выступлении говорил – это проблема не только Краснодарского края, либо побережья Чёрного моря. У нас не так много мест в России с таким климатом, как этот, и, разумеется, мы будем уделять этому больше и больше внимания только после того, как закончим Сочинский олимпийский проект, потому что он требует огромных капитальных вложений и расходов из федерального бюджета. И для того, чтобы сбалансировать доходы и расходы, для того, чтобы проводить взвешенную макроэкономическую политику, которая лежит в основе благополучия и создаёт условия для наращивания необходимых темпов роста экономики, мы, конечно, должны действовать очень аккуратно. Мы не собираемся необоснованно влезать в долги, превышать определённые параметры и так далее.

Хотелось бы завалить страну деньгами и начать стройки везде – очень бы хотелось, – но мы не можем поступить так исходя из требований макроэкономического характера. Мы должны учиться, в том числе и на ошибках. Мы знаем, с чего начался мировой кризис, известно, – с проблем ипотечного кредитования в Соединённых Штатах. Значит, были допущены определённые ошибки, и многие из присутствующих в зале знают, какие. Мы будем действовать аккуратно.

Жаль, что Александр Николаевич не сказал о том, что делается в крае по созданию инвестиционного климата. А ему есть что сказать. Здесь действительно много положительных моментов. Неслучайно город Краснодар опережает и Москву, и Петербург по критериям благополучности инвестиционного и бизнес-климата. Это действительно так. Я сам, когда первый раз увидел, удивился. Второй раз уже никакого удивления у меня не было. Ситуация здесь действительно развивается неплохо. А вот что касается «мы держим страну за хвост», у нас у страны нет хвоста, Александр Николаевич, это вы перестаньте. У нас красавица страна, никакого хвоста у неё нет! Образно? И образно не надо. Но вот что касается макроэкономических параметров, мы будем обязательно придерживаться этих базовых требований в развитии нашей экономики. И я бы хотел закольцевать нашу сегодняшнюю дискуссию и опять перейти к тому, с чего мы начали: хотел бы попросить господина Жан-Пьера Тома – он специальный представитель президента Франции по развитию французско-российских торгово-экономических связей – поделиться с нами своими соображениями о том, в каком состоянии сегодня находится мировая экономика, что мы вместе могли бы сделать для того, чтобы купировать риски этой экономики и двигаться вперёд.

К выступлению Ж-П.Тома, специального представителя Президента Франции по развитию франко-российских отношений:

Я считаю, что наш уважаемый коллега, участник дискуссии сделал очень много не только приятных, важных замечаний, но и дал ряд очень хороших сигналов, безусловно. Когда вы упомянули о позиции Президента Франции по поводу необходимости создания евро-российского экономического пространства, то здесь нельзя с этим не согласиться. Я и сам, как вы знаете, неоднократно говорил о том, что настоящая Европа это даже… Граница Европы, географическая, проходит по Уральским горам, а Европа больше, потому что это не просто географическое понятие – в основе единства лежат общая культура и общие моральные, нравственные ценности, – а это пространство от Португалии до Владивостока. И нам нужно, конечно, создавать условия для того, чтобы мы вместе осваивали всё это пространство на благо всех народов, которые проживают на этой огромной территории, и, безусловно, это можно сделать. Здесь нужно говорить об облегчении, а затем об устранении вообще визового режима, с тем чтобы деловые люди, просто граждане наших стран могли свободно общаться. Здесь нужно говорить о внедрении единых правил экономической жизни, и поэтому мне ничего не остаётся, кроме того как поприветствовать то, что вы сказали: что без России Евросоюз не является полноценной Европой. Так и есть! Мы, конечно, можем и должны органично дополнять друг друга. Имею в виду наши возможности, наши компетенции в различных сферах деятельности и наличие или отсутствие, скажем, тех же самых природных ресурсов, интеллектуальных ресурсов и так далее. Конечно, при дополнении друг друга объединённая Европа в широком смысле будет гораздо более конкурентоспособной в мировой экономике, чем сегодня. Но если вернуться к этой мировой экономике, а здесь господин Блэк (справа от меня) и господин Гафф (слева) говорили о её проблемах, мы знаем сегодня и о проблемах Еврозоны, знаем о том, что руководство ведущих экономик Европы – Франции и Федеративной Республики Германии – подвергаются предельной критике сегодня по поводу того, как и что предпринимается для того, чтобы преодолеть эти проблемы еврозоны…

Да, не все знают, что, допустим, по количеству обязательных для всех членов Евросоюза решений Европарламент сегодня принимает таких решений больше, чем Верховный Совет СССР в своё время в отношении союзных республик в Советском Союзе. И тем не менее мне трудно не согласиться с господином Тома, что в сфере исполнительной власти для того чтобы быть более эффективными, наверное, наши коллеги нуждаются в том, чтобы расширять компетенцию наднациональных органов исполнительной власти.

Что касается действия ведущих экономик, я думаю, что всё-таки руководители этих стран – и Франции, и Федеративной Республики – действуют не только под давлением общественного мнения, но и исходя из определённых соображений экономико-стратегического характера. Всё-таки они, думаю, вправе добиваться того, чтобы проблемные страны не просто ждали помощи от ведущих экономик в виде выпуска ценных бумаг и реструктуризации их долговых обязательств, а чтобы они сами предпринимали какие-то меры и действия, направленные на реструктуризацию своей экономики и своих, допустим, тех же долговых обязательств. Но мне кажется, что в конечном итоге ведущие экономики Европы всё-таки подставят плечо проблемным странам, помогут им, добиваясь по максимуму от них какого-то движения в направлении исправления ситуации собственными силами, опираясь на собственные ресурсы. Эта политика требует определённой выдержки, характера, но я не сомневаюсь, что всё-таки в зоне евро с этими проблемами справятся так же, как и в Штатах, опираясь на фундаментальные, базисные основы американской экономики. Я хочу поблагодарить своих коллег, которые сегодня принимали участие в этой дискуссии.

* * *

Ответы В.В.Путина на вопросы из зала:

Вопрос: Сегодня в Вашем присутствии были оформлены договорённости по «Южному потоку», важный стратегический пункт. И сегодня же Янукович (В.Ф.Янукович – Президент Украины) дал окончательный, на его взгляд по крайней мере, комментарий по поводу несогласия Украины вступать в Таможенный союз. Ваше мнение по совпадению в один день таких двух важных фактов?

В.В.Путин: А что он сказал?

Ответ: Янукович сказал, что Украина отказывается вступать в Таможенный союз и это их окончательное решение. Он сегодня это сказал на конференции в Ялте.

В.В.Путин: Я не видел этого заявления. Окончательное решение всегда принимает народ той или другой страны в ходе открытой дискуссии, проведения предусмотренных законодательством страны определённых процедур для принятия решений судьбоносного характера. Но, безусловно, это всегда суверенный выбор той или другой страны – куда двигаться, к каким объединениям присоединяться.

Мы сейчас только что говорили о проблемах еврозоны. Я с трудом себе могу представить, что в этих условиях Украина будет присоединяться к Евросоюзу. Это просто абсолютно нереальные вещи. Но как стратегия этот выбор, конечно, возможен. Но здесь возникают другие вопросы и другие соображения, а именно вопросы и соображения экономической целесообразности. Что выгоднее, в конечном итоге это должны определить наши украинские друзья и коллеги. Что выгоднее? Стремиться в еврозону или использовать имеющиеся уже конкурентные преимущества, связанные с огромной кооперацией между целыми отраслями экономики Украины и России? Использовать преимущества в сфере единого транспорта, энергетики, использовать преимущества ментального и культурологического характера, использовать преимущества отсутствия языковых барьеров? Это огромный пласт факторов, который, безусловно, обеспечивал бы бо̀льшую конкурентоспособность украинской, да и российской, и всех других участников Таможенного союза экономик. Вот здесь нет никаких сомнений.

Мне кажется, что соображения, которые говорят, что нужно двигаться в другую сторону, скорее носят политико-эмоциональный характер. А если посмотреть на реалии, то станет ясно, что выгод в Таможенном союзе больше. Это, во-первых. А во-вторых, а кто сказал, что Таможенный союз не должен интегрироваться в общее европейское экономическое пространство? Вот коллега, господин Тома, только что говорил о создании единого евро- российского экономического пространства. И Президент Франции – одной из ведущих экономик Европы – прямо об этом заявляет. Одно другому не противоречит, но естественно, мы не можем и не будем ничего навязывать никому из наших партнёров. Это в конечном итоге должно быть их осознанным выбором. Но мы будем продолжать сотрудничать в любом случае, и украинское направление нашей и экономической политики, и политики вообще, конечно, от таких заявлений страдать не будет. Насколько мне известно, Президент Украины принял приглашение Президента России. Он в ближайшее время приедет в нашу страну, у нас будет возможность поговорить с ним на все эти темы, подискутировать, поговорить и подискутировать не просто как с соседом, а как с другом.

Вопрос: Владимир Владимирович, губернатор Краснодарского края сказал о 94-м законе, который изуродовал всю систему государственных закупок, то есть инвестиций по сути дела. Вы сделали себе пометку, но не откомментировали. Здесь и министр Набиуллина (Э.С.Набиуллина, министр экономического развития России)… Может быть, мы получим ясный…

В.В.Путин: А вы в какой организации работаете? Следит как за пометками!

Вопрос: Мы получим какое-то разъяснение о судьбе этого закона?

В.В.Путин: О судьбе 94-го закона, да? Сейчас в Правительстве России идёт напряжённая работа, которая должна завершиться либо кардинальными поправками в этот закон, либо принятием нового закона. Там действительно очень много проблем, которые не дают эффективно работать. В некоторых отраслях просто невозможно пользоваться инструментами 94-го закона. Но в Министерстве экономического развития видят эти проблемы. Например, там нужно принять участие в каких-то конкурсах, где исполнителем может быть только одно предприятие. Правда, есть инструменты, дающие возможность государству назначить этого единственного исполнителя, который производит услуги либо товары, но, безусловно, в целом закон нуждается в совершенствовании как минимум, мягко говоря. Так что Минэкономразвития видит эту проблему и работает над ней. Здесь важно только, исправляя одни ошибки, не наделать других. Нужно действовать аккуратно.

* * *

Заключительное слово В.В.Путина:

Ну что же, уважаемые друзья! Я хочу искренне поблагодарить участников нашей дискуссии. Для меня лично было очень интересно послушать мнения столь значимых экспертов, без всякого преувеличения это говорю, мастеров своего дела, людей, добившихся реальных результатов, блестящих результатов в том, что они сами делают. И мне очень приятно, что у нас была такая открытая, свободная дискуссия. И мне бы очень хотелось, чтобы не только те люди, которые присутствуют здесь, на сцене (не хочу употреблять слово «на панели», как-то это двойственно звучит), те люди, которые здесь со мной, на сцене, те люди, которые находятся в зале, и те, которых, может быть, и нет сегодня здесь, но которые работают в России, чтобы они чувствовали, что Правительство Российской Федерации, региональные власти делают и будут делать всё возможное для того, чтобы не просто улучшать климат (это только условия), а для того, чтобы все мы добивались результатов на благо наших стран, на благо граждан России и граждан наших партнёров. Количество таких партнёров, я убеждён, у нас будет увеличиваться. Я хочу всем вам пожелать успехов. Спасибо вам большое!