В.В.Путин и Н.Я.Азаров провели совместную пресс-конференцию

СМИ о Путине // 07.06.2011 23:01

«Сегодня сделан важный практический шаг в расширении двустороннего партнёрства: подписана масштабная Программа экономического сотрудничества России и Украины на 2011–2020 годы. В ней мы намерены чётко ориентироваться на перспективные направления взаимодействия. Реализация этих планов поможет не только существенно укрепить традиционные торгово-экономические связи, но и создать новые наукоёмкие, высокотехнологичные производства», – сказал российский Премьер.

Стенограмма:

В.В.Путин: Уважаемые дамы и господа!

Только что завершилось восьмое заседание Комитета по вопросам экономического сотрудничества Российско-Украинской межгосударственной комиссии. У нас состоялся деловой, очень конструктивный обмен мнениями, информацией. Мы рассмотрели весь комплекс тем, касающихся торгово-экономических отношений между нашими странами, наметили новые направления взаимодействия в интересах роста и модернизации экономик наших стран. Отмечу, что благодаря совместным усилиям удалось обеспечить достаточно быстрое преодоление кризисных явлений прежних лет. В 2010 году товарооборот увеличился на 62%, составил 37 млрд долларов, а в I квартале этого года (я уже упоминал об этом в ходе заседания) почти на 70% вырос товарооборот. В текущем году рассчитываем перекрыть докризисные показатели и выйти на уровень 50 млрд долларов США.

Важно сохранить набранный темп и обеспечить качественный прогресс в экономическом сотрудничестве, используя взаимодополняемость наших индустриальных и научно-технологических потенциалов. Необходимо активнее запускать по-настоящему прорывные проекты, особенно в тех сферах, где у наших стран существует значительный научный, кадровый и ресурсный задел. В этой связи отмечу, что успешно реализуются программы освоения космического пространства, идёт проработка вопросов совместного возведения блоков для АЭС, расширяется кооперация в области создания авиационной техники и её продвижения на рынки третьих стран.

Украина – крупнейший, один из крупнейших торговых партнёров России в СНГ. Российский бизнес наращивает капиталовложения в украинскую промышленность. Рост взаимных инвестиций вообще считаю важнейшим показателем эффективности нашей совместной работы. Реализация совместных бизнес-проектов – это новые рабочие места, развитие наших городов, посёлков, причём это всё на новом качественном уровне, то есть то человеческое измерение экономического сотрудничества, о котором мы так много говорим.

Хочу отметить, что сегодня сделан важный практический шаг в расширении двустороннего партнёрства: подписана масштабная Программа экономического сотрудничества России и Украины на 2011–2020 годы. В ней мы намерены чётко ориентироваться на перспективные направления взаимодействия. Реализация этих планов поможет не только существенно укрепить традиционные торгово-экономические связи, но и создать новые наукоёмкие, высокотехнологичные производства.

В ходе заседания комитета затрагивалась и такая важная тема, как дальнейшее продолжение интеграции на постсоветском пространстве. Уверен, мы найдём наиболее приемлемые для наших стран варианты взаимодействия в сфере интеграции, наиболее выгодные как для России, так и для Украины.

Важное место в ходе переговоров в узком составе, с глазу на глаз, с Премьером Украины мы уделили вопросам энергетического сотрудничества, в том числе и вопросам взаимодействия в газовой сфере.

Россия и Украина хорошо понимают общую ответственность за стабильность поставок и энергетическую безопасность всего Европейского континента. Мы подтвердили намерение строго следовать ранее достигнутым соглашениям. Это касается как цен на российские энергоносители, так и надёжного транзита энергоносителей через территорию Украины. Я хочу добавить, что действуют значительные газовые скидки (так условно их можно назвать), благодаря которым общая сумма Украины, которую она получила в прошлом году, составила 2,9 млрд долларов, а за январь–апрель 2011-го – уже 2,1 млрд долларов.

Убеждён, принятые сегодня решения откроют новые, перспективные возможности для дальнейшего продвижения всего комплекса российско-украинских отношений.

В заключение я хочу ещё раз искренне поблагодарить украинских друзей за содержательные, очень откровенные и деловые переговоры. Мы договорились с Николаем Яновичем о том и в завершение сегодняшней встречи сказали об этом, что мы будем улучшать инструменты нашего сотрудничества. По некоторым направлениям хотелось бы более активно двигаться вперед. По наиболее существенным – имеется виду энергетика, причем энергетика самая разная: и углеводородная энергетика, и атомная энергетика, и транспорт энергетический; имеется в виду сотрудничество в области космоса, авиации, по некоторым другим направлениям. Для того чтобы активизировать эту работу, мы договорились о том, что будем совершенствовать специальные рабочие группы, которые в ближайшие три-четыре недели доложат нам о том, как идёт работа. И если потребуется, мы соберемся и более узким составом, но с нашим участием, для того чтобы посмотреть, как двигаются те или иные проекты и что нужно сделать дополнительно уже на нашем уровне, чтобы движение шло быстрее, лучшими темпами. Я надеюсь, что и эти договорённости тоже помогут нам энергичнее двигаться вперед. Большое спасибо за внимание.

Н.Я.Азаров: Спасибо уважаемый Владимир Владимирович! Вы практически так довольно широко обрисовали спектр вопросов, которые мы сегодня обсуждали. Я хотел буквально несколько слов сказать о том, что действительно состоялся очень интересный диалог. Мы констатировали, что Украина – важный партнёр для России, а Россия для Украины является первым по значимости торговым партнёром, на которого приходится очень значительная доля нашего товарооборота.

Мы обсудили также такую тему, что наши экономики вообще-то зависимы друг от друга. И если дела в нашей, украинской, экономике пойдут не очень хорошо, это, наверное, будет влиять на российскую экономику – может быть, в меньшей степени, чем скажем, ситуация в российской экономике на украинскую, но тем не менее. И мы бы этого не хотели, мы искренне заинтересованы в том, чтобы экономика Украины развивалась, набирала обороты – это наша цель, и мы в этом готовы максимально содействовать. Но мы хотели бы, чтобы российская сторона также с пониманием отнеслась к нашим проблемам. Именно поэтому, анализируя позитивные стороны нашего сотрудничества, о которых Владимир Владимирович сказал (я полностью разделяю его мнение), отмечу, что вместе с тем есть ряд проблем, в том числе и в энергетической сфере, газовой сфере, – несмотря на то, что, по оценкам российской стороны, соглашение, например, об условиях поставки газа – очень хорошее… Я с юмором, Владимир Владимирович, говорю.

В.В.Путин: Мы без юмора так считаем.

Н.Я.Азаров: С вашей точки зрения, оно очень хорошее. Вместе с тем и в нём есть целый ряд проблем, которые, на наш взгляд, давным-давно пора обсудить и по крайней мере искать взаимоприемлемые варианты. Эти рабочие группы, которые мы договорились создать по ключевым позициям в очень короткий промежуток времени, должны наработать конкретные предложения, которые позволили бы вывести наш уровень сотрудничества на новый уровень и уменьшить число проблем, которые есть в наших с вами взаимоотношениях.

Безусловно, при таком объёме сотрудничества всегда есть какие-то вопросы – может быть, спорные, во всяком случае требующие обсуждения. И конструктивный диалог, который мы сегодня достаточно долго обсуждали, дискутировали, я думаю, работает только на пользу. Я глубоко убеждён, Владимир Владимирович, что мы с Вами за лето найдём решение практически всех тех вопросов, которые мы обсуждали.

Спасибо Вам ещё раз. Спасибо коллегам, которые активно работали. Всего Вам самого лучшего.

Вопрос: Правильно я понял, что в итоге переговоров стороны всё-таки не пришли к консенсусу относительно цены на газ? Ведь украинская сторона хочет эту цену снизить, российская сторона считает достигнутые ранее договорённости действующими. Может быть, найдены были какие-то способы или механизмы самого общего плана, чтобы как-то найти взаимовыгодное решение этого вопроса?

В.В.Путин: Вы знаете, продавец всегда хочет продать дороже, покупатель всегда хочет купить подешевле. Это вечный вопрос, но в конце концов в ходе диалога принимается какое-то взаимоприемлемое решение. В современном цивилизованном мире венцом этих договорённостей является контракт. У нас контракт есть, он действует, подписан. Мы считаем, что он отражает интересы как российской, так и украинской сторон. Вы знаете, что в результате договорённостей, связанных с пребыванием российского флота в Крыму, мы сделали скидку 100 долларов с тысячи кубов? Я уже сказал, сколько нам это стоит в год: речь идёт о миллиардах долларов. И это всё реализуется, это реализуется не за счёт компании «Газпром» – это реализуется за счёт российского бюджета, потому что мы отменили выездную таможенную пошлину. Бюджет России недополучает эти средства, а бюджет Украины как раз эти деньги полностью берёт себе. Цены растут, но растут не по нашей вине. Цена на газ привязана к рыночной мировой цене на нефть и нефтепродукты, в формуле цены заложены цены на нефть и нефтепродукты, и они автоматически с ростом либо с падением этих цен меняют и цену на газ. Если цена на нефть и нефтепродукты будет падать на мировых рынках, будут падать и цены на газ. И тогда, значит, «Газпром» недополучит средства, которые хотел бы получить.

Я ещё раз хочу повторить: эта формула цены рассчитана не административным путём, а рыночным, привязана к рыночным котировкам на мировых биржах, нефти и нефтепродуктам. Мы с Николаем Яновичем очень подробно говорили сегодня на эту тему. Мы готовы обсуждать, мы готовы рассматривать различные варианты, связанные с обеспечением интересов украинской стороны. Посмотрите: (всё это коммерческие, конечно, вещи, но тем не менее мы показали) сколько платят соседние страны. Тем не менее есть, наверное, различные варианты, которые позволили бы нам на эту тему разговаривать, вести диалог и в конечном итоге находить приемлемые решения. Одна из рабочих групп, о которых я сейчас сказал, которая будет работать в области энергетики, и займется проработкой. Но такая проработка должна вестись прежде всего на профессиональном, корпоративном уровне.

Н.Я.Азаров: Мне что-то добавлять?

Я хочу сказать, что я очень удовлетворён ответом Владимира Владимировича. Я бы только прокомментировал один момент. Вот эта идеальная формула почему-то приводит к тому, что наши соседи получают газ по цене меньшей, чем мы, значит, что-то в этой формуле всё-таки неидеально и разброс цен очень интересный. Я уже говорил Владимиру Владимировичу о том, что там составляющая этой газовой формулы, которая на Украине 0,1%, то есть для нашего энергетического баланса 0,1%. Есть о чём поговорить, и очень важно, что Владимир Владимирович согласился на эту тему предметно разговаривать. Я с ним согласен, что разговаривать должны специалисты, и, кстати сказать, он может подтвердить, я не просил для Украины никаких скидок. Так?

В.В.Путин: Да. О чём говорим? Вопрос снимается, всё.

Н.Я.Азаров: Я говорил только о том, что для нас должен действовать такой же точно подход, логичный подход, который был бы понимаем нашей страной. Нашей страной понимаем! Вы его считаете идеальным, мы его считаем абсолютно не идеальным – какой-то консенсус должен быть найден, вот и всё. Но никаких скидок Украина не просит. Абсолютно! Вот, речь не о скидках идёт – речь идёт о нормальных подходах с учётом интересов двух сторон, уважения двух сторон, равноправного сотрудничества. Мне очень приятно, что Владимир Владимирович на таких принципах согласился разговаривать. Спасибо.

В.В.Путин: Чтобы быть совсем точным, хочу сказать, что формула цены на природный газ для Украины – точно такая же, как для всех наших остальных партнёров в Европе. Там есть и газойль, и мазут, и так далее – точно такая же формула. Значит, то, что наши украинские друзья предлагают… Они говорят: давайте мы эту формулу изменим и туда заложим другие компоненты. Но мы не закладываем одни компоненты для Германии, одни – для Польши, третьи – для Украины, четвёртые – для Румынии. Тот газойль, о котором было сказано, о котором министр сказал (а он очень профессиональный человек, мы с ним уже 10 лет знакомы, он всё прекрасно знает), привязан к цене на сырую нефть. Он колеблется на мировых рынках так же, как нефть колеблется. Я просто хочу подчеркнуть, что мы эту формулу, мы эту цену не пишем, она колеблется в соответствии с мировыми рынками на сырую нефть и производными от неё. Можно поговорить о том, о чём сказал Николай Янович, поискать какие-то варианты, связанные с тем, чтобы обе стороны считали этот процесс более справедливым, но это универсальная формула, и она не является исключением для Украины. Это очень важно, я хочу, чтобы вы знали об этом все.

Вопрос: У меня вопрос одновременно к обоим премьер-министрам. Николай Янович, первый вопрос к Вам. Вы, готовясь к этой встрече, накануне отъезда из Киева сделали такое заявление: Вы сказали, что одним из аргументов Украины может быть повышение цен на транзит газа. Как, Вы готовы уже этот аргумент изложить своему коллеге? И сегодня он был упомянут или нет? И, соответственно, вопрос к Вам, Владимир Владимирович! Как Вы относитесь к подобным вещам? Наверное, это было бы справедливо: дорогой газ в обмен на дорогой транзит. Спасибо.

Н.Я.Азаров: Я высказал Владимиру Владимировичу целый ряд аргументов нашей стороны – практически все аргументы, какие могли бы лечь в основу для той рабочей группы, о которой мы сказали и которая могла бы рассмотреть эти аргументы. Но, безусловно, мы цивилизованно подходим к действующему соглашению, и, пока оно не пересмотрено, естественно, мы его исполняем и с точки зрения транзита (условий транзита), цены и так далее. Мы его сейчас исполняем и будем исполнять, пока не договоримся о других условиях. И эти аргументы мы сегодня положили на стол, но я говорю, что мы только предварительно это обсуждали. Естественно, специалисты будут детально просматривать все эти вещи, и универсальность этой формулы обсудят, Владимир Владимирович. Я считаю, что они должны обсудить это на специализированном уровне.

В.В.Путин: Что касается транзита, то транзит, так же как и цена на газ, рассчитывается по определённой формуле: касается прокачки определённого объема на 100 км и зависит от условий этой прокачки. Это тоже всё легко считается. Мы договорились, когда подписывали действующий контракт, что у нас будет и прокачка рыночная, и цена будет рыночной, европейской. И в первый год мы сделали скидку по цене, а украинские партнёры нам сделали скидку по транзиту, оставив стоимость транзита прошлого года. Потом скидка по цене ушла, и ушла скидка по транзиту. Транзит стал рыночным – таким же, каким пользуется «Газпром» во всех других европейских странах. И цена считается не административным путём, а тоже по формуле. И цена, и транзит друг от друга зависят.

Если будет подниматься в одностороннем порядке транзит, одновременно будет подниматься и цена. Но мы договорились с Николаем Яновичем, что будем смотреть на проблему в комплексе. Мы так и будем это делать.

Вопрос: Из Киева несколько раз звучали заявления о том, что Украина собирается углублять интеграцию в Евросоюз. Но при этом всё-таки нет чёткой позиции о присоединении к интеграционным процессам ЕврАзЭС – я имею в виду Таможенный союз и Единое экономическое пространство. Может быть, господин Азаров сейчас сформулирует чёткое намерение Украины? И, Владимир Владимирович, было бы очень интересно послушать Ваш комментарий. Спасибо.

Н.Я.Азаров: Уважаемые корреспонденты, уважаемые коллеги! Украина – крупная европейская страна… С одной стороны – Таможенный союз в виде Европейского союза, с другой стороны – Таможенный союз в виде Казахстана, Белоруссии и России. Но это реальность: и там, и там. С 1 июля Россия, Казахстан и Белоруссия убирают таможенные посты на границах, и Таможенный союз заработал. В Европейском союзе уже действует единая таможенная граница. То есть перед Украиной есть реальность: и с той, и с другой стороны – со всех сторон действуют таможенные союзы. Украина должна определиться в своем отношении к этим таможенным союзам? Однозначно должна.

У нас больше трети товарооборота – это Россия, примерно треть товарооборота – это Европейский союз. Поэтому для нас и там, и там важно договориться о нормальных условиях торговли. Поэтому совершенно естественно, что мы ведём переговоры с Европейским союзом о заключении зоны свободной торговли. И я неоднократно комментировал, как идут эти переговоры. Совершенно естественно, что на заседании Совета глав правительств СНГ, недавно, был рассмотрен проект договора о зоне свободной торговли. Я надеюсь, что мы этот документ подпишем не позднее октября месяца.

Теперь что касается наших взаимоотношений с Таможенным союзом (Россия, Казахстан и Белоруссия). Как вам известно, Президент Украины выдвинул формулу «3 + 1», то есть мы должны изучить весь договорный материал Таможенного союза и посмотреть, к каким конкретно соглашениям мы можем присоединиться, для того чтобы облегчить условия торговли.

Вчера или позавчера Президент подписал указ о создании специальной группы, которая должна разработать стратегию наших взаимоотношений с Таможенным союзом, возглавляет её министр иностранных дел. То есть такая работа начата, она будет под постоянным вниманием Правительства. И я думаю, что мы выработаем те принципы, которые позволят нам нормально взаимодействовать с Таможенным союзом.

В.В.Путин: Я начну с главного. Я считаю, что русский и украинский народы являются самыми близкими родственниками, и вообще народы Российской Федерации и Украины чем будут ближе друг к другу, тем будет лучше.  Первое.

Второе. Присоединяться или не присоединяться к какому-то интеграционному пространству – это суверенный выбор любого независимого государства. И Россия, и Украина в данном случае не исключение. Это выбор украинского народа и легитимного руководства Украины.

Теперь прагматическая сторона дела. 34–37% в товарообороте Украины – это Россия. Россия – первый торгово-экономический партнёр для Украины, а Украина для нас – пятый по объёму товарооборота. Кооперация такая, которая между различными странами Евросоюза ещё не наблюдается: у нас очень глубокий уровень кооперации.

В случае присоединения Украины к Единому экономическому пространству ежегодный экономический выигрыш прямо с первого года составит не менее 10 млрд долларов. Сразу! Вот вам и цены на газ. Кроме того, что касается и цен на энергоносители тоже, мы договорились с Белоруссией и Казахстаном, что будем выходить на единые цены – постепенно, правда, но будем к этому двигаться. У них будут внутрироссийские цены.

Мы и сами подтаскиваем уровень своих цен постепенно к мировым стандартам за минусом транспорта и вывозных таможенных пошлин и транспорта. Конечно, для российских потребителей всегда это будет дешевле, чем, скажем, на европейском рынке, причём намного. Одна вывозная таможенная пошлина – только 30% минус транспорт. Плюс мы делаем исключение для бытовых потребителей – граждан.

Просто нужно сесть и посчитать с калькулятором: 6 на ум пошло, 7 с ума сошло – сколько? Выгодно или невыгодно? Здесь нет никакой политики. Мы считаем, что для России это выгодно, а Украина сама должна определить, выгодно это или нет. Сейчас Николай Янович сказал о создании зоны свободной торговли. Мы сегодня это обсуждали, и я коллегам тоже откровенно сказал, что если… Я не говорю, что так случится, но, если случится так, что, скажем, на европейский рынок какие-то чувствительные для Украины товары не будут попадать или будут попадать в ограниченном размере, количестве, а свой рынок Украина вынуждена будет по каким-то причинам открыть для европейских товаров, мы что должны будем сделать? Мы должны будем обеспечить защиту внешних границ Таможенного союза от проникновения на наш рынок украинских товаров, которым деваться будет некуда. В Европу не берут, у себя будет перепроизводство – куда девать? На наш рынок. Значит, мы должны будем что-то делать с этой границей. Но надо знать об этом, понимаете, надо честно об этом сказать заранее, чтобы потом нас никто не обвинял в том, что мы начинаем строить границу. Но нам что делать тогда? Мы же должны будем защищать своего так называемого национального производителя в различных секторах экономики.

Я не хочу пугать никого, не хочу нагнетать ничего. Но мы должны об этом заранее знать и честно об этом друг другу сказать, вот и все. Но повторяю ещё раз – нельзя никого ни в коем случае никуда тащить. Это должен быть суверенный выбор суверенного государства – только так. Но, наверное, в ходе этого процесса могут быть какие-то стадии… Вот Президент Украины принял решение создать группу «3+1». Мы сегодня говорили тоже об этом с Николаем Яновичем. Мы готовы самым активным образом включиться в эту работу, посмотреть, где и что возможно сделать, как Украина может включиться в этот процесс. Посмотрим, что из этого получится. Мы будем всячески способствовать этому процессу.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, Владимир Владимирович, насколько Вы действительно считаете справедливой ситуацию, когда для Украины, которая находится рядышком с Россией, цена на газ действительно выше, чем для европейских стран, которые находятся гораздо дальше. И, может быть, я чего-то не понимаю, Вы говорите о том, что существуют и действуют справедливые и рыночные европейские цены на транзит и на газ. Почему тогда возникает ситуация, когда для Украины цена газа выше, чем для европейских стран, а транзит – ниже, чем в европейских странах?

В.В.Путин: У вас искажённая информация.

Реплика: Чем она искажена?

В.В.Путин: Ценовыми показателями на транзит и цену на газ. Посмотрите, сколько стоит в Польше. Это, наверное, в контракте считается коммерческой тайной, но я вам скажу, что, даже имея в виду скидку, связанную с флотом, всё равно цена газа российского производства в Польше выше, чем на Украине. А транзит также по формуле считается, он не ниже. Разрыв может расти между ценой и транзитом. Да, может расти.

Реплика: В 6-7 раз…

В.В.Путин: Транзит на Украине такой же, как и во всех других европейских странах. И когда мы подписывали соответствующее соглашение с правительством Тимошенко (Ю.В.Тимошенко), нам украинские партнёры поставили условие – если будет рыночная формула цены, тогда должна быть и рыночная формула транзита, и мы с этим согласились. Она, эта формула, которая определяет цену транзита, также стала европейской, рыночной и ничем не отличается. Посмотрите повнимательнее – не намного, но всё-таки практически для всех основных потребителей в Европе газ дороже, чем для Украины: Польша (рядом с Украиной) – дороже, в Германии не намного, но тоже дороже. Но у нас с Германией, нашими основными партнёрами есть совместное предприятие, и в рамках этого совместного предприятия мы допустили наших немецких партнёров к добыче, вместе с ними сделали трубу по дну Балтийского моря (кстати, морская часть работы завершена), а они нас пустили в транспортную систему Германии. Вы понимаете? У нас сегодня более глубокая кооперация с немецкими партнёрами, чем с украинскими. И «Газпром» в рамках совместной работы сделал им определённые движения навстречу, но даже в этом случае цена для Германии осталась дороже, чем для Украины. Так что ваша информация не точна.

Н.Я.Азаров: По транзиту он прав, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Нет, не прав.

Н.Я.Азаров: Цену на газ будем обсуждать на комиссии, а по транзиту…

В.В.Путин: И по транзиту… Надо смотреть эту формулу. Я же говорю: мы долго спорили. Знаете, я понимаю политическую составляющую: всё, что делалось прежним руководством, было плохо, всё, что делается, – хорошо. И так всегда и везде. Украина – не исключение. И в России всё то же самое, и в европейских странах всё то же самое. Но я вам могу сказать, что споры с правительством Тимошенко были очень жёсткими, и они нам поставили жёсткое условие – если рыночное ценообразование на газ, то и должно быть рыночное ценообразование на транзит. Вот так и договорились. Мы согласились. Но было с самого начала ясно (вы понимаете), что разница будет существенна, потому что транзит не стоит столько, сколько продукт. Потому что не стоит, потому что такая формула образования этого транзита, потому что это нигде по горам не идёт и не по сложным участкам.

Вот мы сейчас сделали «Северный поток» по дну Балтийского моря (меньше, чем за два года построили) – 27,5 млрд, будем сейчас транзитировать, никому платить не будем. На следующий год ещё 27,5 млрд запустим – будет у нас 55 млрд. Потом сделаем «Южный поток» и тоже никому не будем платить. Понимаете? Мы заинтересованы в том, чтобы уйти от транзитных стран вообще. Вот в Китае сейчас договариваемся строить, но это будет прямо: Россия–Китай.

Но если есть транзитные страны, то есть и рыночное ценообразование за транзит, и не нужно привязывать транзит к цене на газ. Они не привязаны между собой, они сами по себе формируются на рыночных принципах. И мы из этого исходили, мы на это согласились, пошли на это. Если наши украинские партнёры считают, что нужно что-то изменить, надо садиться – ещё раз повторяю – на корпоративном уровне, чтобы профессионалы сели с карандашом и с бумагой и всё посчитали. Посчитать мы не против – пожалуйста.

Но я так понимаю, вопрос ведь не только в этом. Вопрос в том, что в целом тяжело, я понимаю. Но посмотрите, что у нас происходит в России и с ценами на газ, и с ценами на энергоносители, и с тем же бензином тоже сбои происходят. Почему? Да потому, что на мировых рынках резко растёт цена на сырую нефть и нефтепродукты и производитель хочет вытащить их за рубеж. То сбои происходят, в том числе и по этой причине. И, конечно, мы понимаем: да, это дорого, наверное. Но не мы же создаём условия, при которых мировые цены растут на энергоносители и на нефть, скажем.

Что, мы Ираком занимались? Нет. Мы занимаемся там игрой на биржах на фьючерсы? Но вы знаете, что только 12% реального товара оборачивается от объёма заключенных сделок на нефть? От 100% заключённых объёмов только 12% товара! Всё остальное – бумажки. Мы, что ли, создали такую ситуацию? Нет! Кто у нас Северной Африкой занимается? Мы? Нет! Ираком кто занимался? Мы? Нет!

Так складывается мировая конъюнктура по разным причинам. Мы здесь ни при чём, но надо платить.

Н.Я.Азаров: Вообще, Россия – это великая страна, могла бы быть и при чём.

В.В.Путин: Ну как, Николай Янович? Конъюнктура так сложилась мировая. А когда в условиях кризиса и цены упали на наши традиционные товары (и на нефть, и на газ, и на металл, и на химию), и объёмы сократились, кто нам сказал: ребята, получите дополнительный бонус, вам тяжело? Нет, мы жили за счёт накопленных ресурсов и накопленных резервов. Нам тоже было тяжело.

Но я повторяю, мы стараемся исходить из реалий и договорились с Николаем Яновичем о том, что этот диалог мы не сбрасываем со счетов. Мы понимаем проблемы и будем с этими проблемами работать.

Н.Я.Азаров: Спасибо!