В.В.Путин встретился с первой сменой стройотряда «Авторадио»

СМИ о Путине // 06.06.2011 22:05

Стенограмма:

В.В.Путин: Здравствуйте! День рождения у вас – поздравляю. Привет!

Реплика: Владимир Владимирович, мы тут остановились как раз: песню попросили: «Я так ждала тебя, Вова». Мы сейчас споём.

В.В.Путин: Давайте.

Звучит песня группы «Ума Турман» «Я так ждала тебя, Вова», которую все хором подхватывают. 

В.В.Путин: Хочу с вами поздороваться и выразить удовлетворение тем, как «Авторадио» придумало и провело такую замечательную акцию, а вас всех, кто собрался в рамках этой акции, поздравить с тем, что вы прошли испытание, причём такое абсолютно демократическое, насколько я понимаю, и оказались здесь, в Сочи. Надеюсь, вам здесь нравится.

Реплика: Буквально два слова по поводу того, что сейчас здесь происходит. Сейчас у нас действительно открытие замечательной акции – стройотряд «Авторадио». Но опять-таки с чего все началось? Давайте вспомним…Вообще очень приятно, что наши встречи становятся регулярными. Во всяком случае в прошлом году посредством телемоста мы виделись: Вы были тогда в Сочи, мы были в Ванкувере…

Реплика: Встречи олимпийские такие…

Реплика: Да, встречи олимпийские – все по олимпийскому поводу действительно. В этом году опять вот в преддверии Олимпиады встречаемся здесь. И опять-таки кто подсказал идею? Идею подсказал Владимир Владимирович, когда сказал: «Хорошее движение – стройотряды». Это прозвучало тут несколько месяцев назад. И тогда, собравшись кулуарно, мы подумали, что хороший энергетический посыл нам подал сейчас Владимир Владимирович. Почему бы не поддержать? Вот благодаря этой гениальной идее и опять-таки нашим воспоминаниям стройотрядовским появилась такая акция. И вот здесь сейчас собрались те люди, представляющие полную географию. Это люди, которые откликнулись на призыв, во-первых, совершенно безвозмездно: естественно, здесь никто ни за что не получает деньги. Надо отметить: совершенно безвозмездно делали в своих домах, подъездах, своих городах действительно добрые дела, мимо которых часто обычный человек проходит. Ну там яма какая-то во дворе – кому это надо? Или там какие-нибудь неприличные слова написаны, нехорошие, скажем так. Вот эти люди действительно делали эти замечательные дела и таким образом, посредством действительно сложного отбора попали сюда, в стройотряд «Авторадио». Давайте сейчас маленькую перекличку устроим!

Реплика: Мне кажется, энергетический посыл изначально был дан немножко раньше, нежели слова о стройотряде. Когда было сказано, что неплохо было бы вообще Олимпиаду провести в Сочи, что довольно-таки редко в России проводятся Олимпиады. Действительно, подумал весь мир, почему так редко? И вот пришла пора провести Олимпиаду в Сочи. И мы видим сейчас здесь вот это огромное количество кранов. Сегодня, кстати говоря, отряд уже впервые (первый, но не последний раз) выехал в Красную Поляну, на «Розу Хутор», могут сами потом рассказать всё, что они сегодня по крайней мере начали испытывать, и понимают, что их ждёт впереди. И по крайней мере они одни из первых увидели то, где будет проходить реальный этап Олимпиады – горные лыжи.

В.В.Путин: А здесь, в Имеретинской долине, вы посмотрели объекты?

Реплика: Только исключительно проездом, мимо, потому что всё-таки пробочки такие небольшие.

В.В.Путин: Я попрошу, чтобы вас туда обязательно свозили, потому что это впечатляет. Я сегодня только что там был в очередной раз. Это грандиозное сооружение, одно из них – главная арена – в 5 раз больше, чем Колизей.

Реплика: Так они стоят ещё наполовину построенные.

В.В.Путин: Да. И главное, что это всё очень высокотехнологично, на самом современном уровне. Лучше нет, лучше нигде нет! Это естественно, потому что мы делаем по новым технологиям.

Вопрос: Владимир Владимирович, в связи с этим вопрос по поводу новых технологий и того, сколько средств тратится сейчас. Невольно возникает вопрос, может быть, у нашего народонаселения: а зачем? Казалось бы, кризис был недавно, Европа еле с колен поднялась, мы – слава Богу, но зачем? Может быть, действительно скептики такие есть. Нужна нам эта Олимпиада-2014? Потом 2018-й год у нас…

Реплика: 2016-й год ещё…

Реплика: 2016-й, 2018-й, 2020-й у нас и так далее…

В.В.Путин: Во-первых, всегда полезно иметь какие-то реперные точки, на что-то ориентироваться. Всегда нужно перед собой видеть в чём-то какую-то перспективу. Вообще, надо видеть генеральную перспективу: у нас генеральная перспектива – это план развития страны до 2020 года. Но всё равно у людей должны быть какие-то радостные и приятные ожидания праздника. Это всегда взбадривает, придаёт хорошее настроение. Но для нас дело не только в этом – дело в том, что (мы много раз уже об этом говорили) развитие спорта у нас, к сожалению, отстаёт от развития спорта и физической культуры в развитых экономиках. От этого зависит состояние здоровья нации, наличие или отсутствие инфраструктуры, в которой можно заниматься, – от этого, от побед или поражений, зависит общенациональный настрой. Наверняка сейчас встанет вопрос: отчего проигрывают наши команды? А как им не проигрывать, если мы даже некоторые чемпионаты России до сих пор проводили в Германии? У нас катков не было! Всё, Советский Союз распался, и тот же горный кластер остался здесь рядом – в Армении, Грузии. Мы утратили полностью: у нас не было ни одной базы подготовки в Среднегорье и до сих пор нет. Сейчас только начали воссоздавать, а без этого невозможно развивать современный спорт. Поэтому, во-первых, здоровье, во-вторых, развитие инфраструктуры, в-третьих, я повторяю, это мобилизация сил государства, общества на достижение какого-то общенационального результата. Это всегда только в плюс, положительно.

А скептики, конечно, есть. Разного рода скептики есть: записные (им и при царе Горохе плохо, и при Николае Кровавом плохо, и при красных плохо, и при белых плохо – ну в принципе такие люди тоже нужны, потому что они не дают властям заснуть, всё время так взбадривают) и есть так называемая системная оппозиция, которая говорит, что, да, это бы нужно сделать, но мы сделали бы лучше, если бы мы были у власти. Это тоже естественно, нормально. Есть люди, которых действительно задевает реализация этих проектов. Ну вот как здесь, в Имеретинской долине, где строятся основные объекты. Там же люди жили, не на всей территории Имеретинской долины, их всё-таки это задевало. Но здесь обязанность государства – сделать так, чтобы они не пострадали, а, наоборот, выиграли от этого. И мне кажется, что в этом случае главным образом люди выиграли, потому что многие из тех, кто там жил, на старом месте, вряд ли смогли бы приобрести такие дома, которые они получили от государства.

Реплика: Вот вчера встречал нас водитель, говорит: «Слава Богу, аэропорт хоть открыли. 120 лет он там стоял, ждал своего часа».

В.В.Путин: А шансов не было открыть аэропорт. Если бы не было Олимпиады, так бы он и стоял ещё в полуразрушенном состоянии. В Сочи мы приехали, вы приехали в Сочи. Главный курорт страны, а канализации не было нормальной, ливнёвки. Не уничтожались отходы нормальным образом, отсутствовало необходимое количество энергии для развития курорта. Практически каждый год (здесь электричество в значительной степени передавалось по линиям высоковольтных электропередач, которые идут по горам) обледенение и обрыв проводов. Каждую зиму целые районы Сочи оказываются обесточенными. И вот только сейчас в связи с Олимпиадой… вот сегодня, кстати говоря, мы открыли новый газопровод Джубга–Лазаревское–Сочи, который будет подавать сюда 3,8 млрд куб. м газа в год. Новая электростанция, восемь подстанций – полностью будет обеспечен большой Сочи тепло- и энергоснабжением. Что это такое? Это возможность развития, строительства новых жилых домов, новых санаториев, домов отдыха, отелей, потому что без энергетики их невозможно сделать. Это так называемые инфраструктурные ограничения. Есть энергетика – можно строить. 200 км с лишним железных дорог и 220 км автомобильных дорог, развязки, десятки мостов и тоннелей, причём некоторые из них просто колоссальные. Вот будет возможность – посмотрите. На меня самого это впечатление производит. Первый раз приехал: работают крупные международные коллективы – канадские, швейцарские, австрийские специалисты, наши. Наши себя очень хорошо показывают. Конечно, можно было бы сказать: ну, если это всё надо, ну и сделали бы, и не нужно Олимпиаду какую-то проводить. А всегда не хватает на первоочередные вещи, а когда Олимпиада есть, мы должны это сделать, и мы сюда ресурсы выделим и реализуем весь этот проект. Кстати говоря, 63% из всего объёма финансирования – это государственные ресурсы, всё остальное – это частные финансирования, привлекаем бизнес.

Вопрос: А можно я сразу же задам как бы вдогонку вопрос о спорте? По словам наших чиновников, мы готовимся к Олимпиаде в Сочи. Понятно, домашняя Олимпиада, огромное количество золотых медалей, но ощущение складывается, что именно в зимних видах спорта – а дальше у нас спорта нет… Я могу сказать про хоккей, поскольку имею к этому некоторое отношение…

В.В.Путин: Какое? А какое вы имеете к этому отношение?

Ответ: Я пресс-атташе сборной, помимо всего прочего, по совместительству. И я понимаю, что дальше за 2014 годом (там соберется сборная, да), дальше у нас нет хоккея.

В.В.Путин: А кто выиграл сейчас чемпионат мира среди юниоров?

Реплика: Среди молодёжных команд?

В.В.Путин: Ну да, среди молодёжных.

Ответ: Наша сборная.

В.В.Путин: Ну а вы говорите «нет». А им сколько лет, ребятам?

Ответ: 19, сейчас уже 20.

В.В.Путин: Нет-нет-нет, там до 18 лет. Ну вот молодёжка выиграла…

А я знаете, сейчас посмотрел, как играла «Золотая шайба»

Реплика: «Золотая шайба», к сожалению, не может в мировых первенствах играть.

В.В.Путин: Не может, но оттуда же черпаются люди. Вы знаете, сколько у нас сейчас… У нас полностью было ликвидировано такое соревнование среди детей, как «Кожаный мяч». И полностью ликвидировали в свое время «Золотую шайбу». Вы знаете, сколько сейчас в «Золотой шайбе» принимают участие по всей стране? 300 тыс. детей

Реплика: 300 тыс.? Но это же очень мало?

В.В.Путин: Это мало, недостаточно пока. А в «Кожаный мяч» играют 600 тыс. мальчишек. Но значит, у нас есть шансы дальше развивать тоже и «Кожаный мяч», и «Золотую шайбу», и там уже будет не 300 тысяч, а 600 будет, миллион, может быть, и так далее. Мы должны добиться, чтобы у нас, так же как в Финляндии, 75% людей занималось физической культурой.

Вот оттуда и надо будет черпать ресурсы, только оттуда. Нам тренеров нужно вернуть.

Реплика: Согласен. Как же это сделать?

В.В.Путин: Очень просто.

Реплика: Все тренеры работают там: в НХЛ…

В.В.Путин: Нет, не все, конечно, но многие работают. То, что я сейчас скажу, это в целом общее место, это касается не только тренеров, это касается любых других высококлассных специалистов. Рабочая сила ищет наилучшие условия для своего применения, главным из которых является уровень заработной платы. И вот у нас границы рухнули. У нас была высокая классификация тренерского состава по очень многим видам спорта – я потом скажу: по фигурному катанию, тому же хоккею, по другим видам, – и им за границей больше платят, они туда уехали. Мы: а) платить не могли такие деньги и б) надо прямо об этом сказать: у нас общество не готово к тому, чтобы мы платили высококлассным специалистам (и не только в этой сфере спорта, но и в других областях) деньги, не сопоставимые со средним уровнем заработной платы в стране.

Вот пока нам кажется, что это избыточно, – не мне, а общественное мнение так считает. Но мы все должны понять, что или мы будем им платить, вот таким уникальным людям, гораздо выше, чем средняя заработная плата по стране, – гораздо выше, может быть, даже выше, чем платят на Западе, – и тогда у нас будут результаты и в спорте, и в науке, и в образовании, и в других отраслях… Не будем этого делать – значит, мы всё равно добьёмся результата, но это будет сложнее и дольше.

Олег Митяев: Мне кажется, что всё-таки во всём этом деле мы как-то забываем про настрой – настрой для того, чтобы наполнить все эти здания каким-то восторгом, какой-то душевностью, для того, чтобы что-то написать, заразить аудиторию и болельщиков, которые будут болеть за этих людей, и в конце концов победить. Мне кажется, на это совсем не обращается внимания. Вот как стройотряды, может быть, все заразятся сейчас и начнут участвовать в строительстве объектов. Мне хотелось бы, чтобы люди писали песни, писали какие-то произведения, чтобы к Олимпиаде мы подошли с каким-то настроем.

В.В.Путин: Конечно.

Олег Митяев: И вот здесь, в Сочи, я сейчас рассказывал, что проходит фестиваль «Лето – это маленькая жизнь», и мы приглашаем авторов, которые участвуют и пишут сейчас песни, для того чтобы нормально встретить Олимпиаду. Но пока в этом очень мало поддержки. У нас проходят фестивали по всей стране, которые по 40–50 тыс. собирают сегодня, но у нас нет собственной базы. Если бы у нас был Дом авторской песни, в котором бы был музей, где лежала бы гитара Визбора, рукописи Галича (а это всё рассовано по квартирам, по домам), где был бы большой зал, классы для занятий – это как-то бы объединяло всё это большое движение. Оно сейчас пока на улице. Я не мог сегодня этого не сказать, но тем не менее я возвращаюсь к началу разговора. Мне кажется, это очень важно: надо поддерживать таких людей, которые хотя бы на конкурсной основе что-то сделали, ведь это большой повод – написать что-то стоящее для Олимпиады. Как-то хотелось бы, чтобы нам помогли власти и обратили на это внимание тоже, а не только на стройку. Это здорово, я тоже ехал и восхищался: сколько всего сделали и так быстро, но наполнить всё это духом, наполнить настроем – это тоже задача непростая!

В.В.Путин: Спасибо, что обратили на это внимание. Честно говоря, я даже об этом как-то не подумал. А вообще, это очень важно и нужно сделать. И сделать-то несложно: достаточно объявить соответствующие конкурсы, объявить как бы мобилизацию такую интеллектуальную, творческую – и наверняка будет результат.

Олег Митяев: Это даже повод для того, чтобы появились какие-то новые произведения в различных видах искусств.

В.В.Путин: Да-да.

Вопрос: Что будет с объектами после Олимпиады?.. Извините, забыла представиться. Меня зовут Алёна Глёза, я из Дмитрова, Московская область. Так вот что будет с объектами после Олимпиады? Не будет ли такого, что они просто будут стоять бесполезно и без дела и не будут использоваться?

В.В.Путин: Это одна из таких существенных проблем, которая сразу ставится перед организаторами Олимпиады Международным олимпийским комитетом. И МОК к этому относится очень серьёзно. Было бы обидно, если бы были вложены большие деньги, миллиарды долларов, а потом выяснилось, что это никому не нужно. Поэтому мы заранее подумали о так называемом постолимпийском наследии, подумали о том, какой объект, какие функции будет выполнять. Горный кластер есть, он будет функционировать как спортивные сооружения. Часть объектов здесь, в Имеретинской долине, нецелесообразно оставлять в том виде, в котором они строятся, поэтому некоторые из них будут перепрофилированы. Там, скажем, в одном из них планируется сделать крупный выставочный центр. Мы специально их строим в сборно-разборном виде и перенесём в другие регионы страны. Правда, имея в виду, что строятся они здесь, на юге России, они должны быть перенесены в этот климатический пояс, в одну из прилегающих областей, а остальные будут использоваться для проведения различных соревнований. Мы заранее об этом подумали, и проблем с этим не будет.

Реплика: Спасибо.

В.В.Путин: Хотя это очень важный вопрос действительно.

И потом, вы знаете, что самое-то главное, я об этом сказал в начале беседы, могу ещё раз повторить, для того чтобы акцентировать на этом внимание. Всё-таки 70% всех средств, которые вкладывают и государство, и частный бизнес (70%!) – это на развитие инфраструктуры (дорог, транспорта, тоннелей, мостов, электроснабжения, газоснабжения, порта, который здесь вот строится новый, аэропорта, который вы видели, мы же там полосу делаем, потом вторая будет полоса). Вот всё это вместе – это 70% всех затрат. А собственно-то, сами спортивные объекты (их много, их там, по-моему, чуть ли не 225 всего) – на них всего процентов 30 выходит.

Вопрос: Здравствуйте, Кирилл Сорокин, Санкт-Петербург. Сейчас мы здесь, в Сочи, собрались. Вы любите отдыхать, мы любим отдыхать. В России ещё много курортов, но почему российские курорты такие дорогие по сравнению с зарубежными? В России заработная плата у многих невысокая, и многие едут отдыхать в Египет, другие страны, не могут позволить себе красоту, которая есть в России, в нашей стране.

В.В.Путин: Вы предпочитаете какую обувь покупать – итальянскую или российскую?

Ответ: Я – российскую.

В.В.Путин: А тапки чьи? «Адидас» там… Вот я к чему это сказал? И товары, и услуги… В советские времена мы развивали, по сути дела, только одну отрасль – оборонку. Вот я сказал про итальянскую обувь, она хорошая, эта индустрия развивалась там десятилетиями, сейчас, правда, китайцы теснят итальянцев на их собственном рынке: там уже, по-моему, в некоторых итальянских городах все названия – только по-китайски. Но в принципе эти отрасли развивались десятилетиями, а мы десятилетиями развивали оборонку. У них нет таких ракет, как у нас, а у нас есть. И мы запускаем до сих пор больше всех ракет в мире уже в коммерческом плане. У нас просто это развито, государство вкладывало в это средства на протяжении десятилетий. А в отрасли гражданского производства, в услуги почти ничего не вкладывали или вкладывали слишком мало, поэтому у нас услуги пока дорогие и не очень качественные. Но развитие идёт, и развитие идёт очень быстро.

Мы стараемся стимулировать это с федерального уровня: есть и федерально-целевая программа развития внутреннего туризма (вот с этого года у нас пошла, так она и называется – «Развитие внутреннего туризма») и создаём часть так называемых особых экономических зон рекреационного плана, где даём льготы предприятиям и частным предпринимателям для того, чтобы они могли развернуть свою сеть туристических услуг (это на Алтае, в других некоторых регионах страны). Но это, конечно, требует определённого времени, поддержки. Поддержка, как я сказал, будет обеспечена. Время нужно, и, уверен, нужно создавать инфраструктуру. Вы сказали: «У нас большая страна и очень интересная и красивая». Это правда – я отдыхаю только в России. Но у меня, конечно, больше возможностей куда-то съездить, прилететь туда, куда трудно добраться рядовому гражданину… Так же, как и в производстве товаров широкого потребления, так и в предоставлении услуг нужно время. Это не значит, что у нас эти услуги намного дороже, – нет, они немного дороже. Перелёт, качество – самое главное.… За те же деньги можно в той же Турции как-то покрасивее отдохнуть.

Реплика: Только билет туда и обратно в Сочи стоит так, как путевка в Турцию…

В.В.Путин: Есть такие проблемы, они связаны как ни странно с особенностями налоговой системы. При поездках за границу не взимается НДС (или возвращается), а внутри страны взимается. Это ерунда, на первый взгляд, но непросто это преодолеть, потому что есть определённые принципы построения налоговой системы. Поручения у Министерства финансов и Министерства экономического развития на этот счёт есть, надеюсь, что они их представят.

Вопрос: Шаталов Дмитрий, Красноярск. Я частный предприниматель, я, видимо, всё-таки зернышко такое. Я произвожу светодиодную технику.

В.В.Путин: Мы поняли уже по вашей майке.

Дмитрий Шаталов: Причём делаю это не традиционным способом, то есть я не беру китайское, не собираю здесь и не продаю людям, а разрабатываю, изготавливаю и продаю качественный продукт.

В.В.Путин: У вас нетрадиционные светодиоды.

Дмитрий Шаталов: У нас хороший светодиод, и работает лучше, надёжнее, эффективнее и долговечнее, чем всё китайское, которое приобретается здесь, и, собственно говоря, именно поэтому я сюда и попал. Я заменил в подъезде лампочки, которые жрут гигантское количество энергии, на светодиодные светильники, которые нельзя украсть. Они будут работать долго. Парадокс такой, что с нас в год собирают столько денег, что на эти деньги можно купить два светильника, установить их и оплатить электричество на 20 лет вперёд.

В.В.Путин: Я не понял, что значит «с нас собирают деньги»?

Дмитрий Шаталов: Берут деньги за свет в подъезде. Это общая традиция – раскидывается на все квартиры, и выходит сумма в среднем, получается где-то около 600–700 рублей в год. То есть, вот если эти деньги не тратить на лампочки Ильича, а просто поставить светодиодную технику, её хватит, во-первых, на два светильника (я по одному поставил на каждый этаж), хватит за работу заплатить, за установку и оплатить электроэнергию на 20 лет вперёд.

В.В.Путин: Ну они у вас дороже, чем лампочки накаливания, да?

Дмитрий Шаталов: Нет, Вы знаете, у меня мелкосерийное производство, но я очень маленький производитель. Не очень дорогие, я Вам подарю.

В.В.Путин: Нет, ну всё-таки – не очень дорогие, но они дешевле, чем лампочки накаливания?

Дмитрий Шаталов: Нет, они дешевле китайских аналогов.

В.В.Путин: Дима, вот это нужно продвигать на уровне ТСЖ, на уровне товарищества собственников жилья.

Дмитрий Шаталов: Им не надо.

В.В.Путин: Почему?

Дмитрий Шаталов: А на следующий год им нечего будет собирать!

В.В.Путин: Нет, ну жильцам надо.

Дмитрий Шаталов: А жильцы не могут ничего сделать.

В.В.Путин: Могут, если вы объясните жильцам различных жилых домов, что у них будут существенные преимущества. Так научите, как действовать в рамках действующего законодательства и потребовать от управляющих компаний внедрять именно вашу технику – они этого добьются, и добьются легко.

Дмитрий Шаталов: Простите за наивный вопрос: а когда я буду работать, если я все это буду делать?

В.В.Путин: А это и есть часть вашей работы. Да-да-да, на самом деле это правда, я не иронизирую. Потому что, понимаете, у нас у всех сложилось впечатление, что нам достаточно произвести продукт. Значительная часть работы в условиях рынка – это продвижение продукта на рынок.

Дмитрий Шаталов: Я вам скажу интересную вещь. Я живу в Красноярске, я уже упоминал, и у меня очень большой рынок сбыта. Я произвожу мало, у меня есть сайт, уж простите, так берут везде, кроме Красноярска.

В.В.Путин: Вы знаете что? У вас достаточно дельный, прогрессивный губернатор. Я с ним обязательно переговорю, честное слово. Правда, я искренне говорю. Он недолго пока ещё работает в качестве губернатора, но он достаточно эффективный человек. Я обязательно с ним переговорю.

Дмитрий Шаталов: У нас очень много талантливых ребят, Вы это видите, и, если чуть-чуть помочь, чуть-чуть подтолкнуть, мы горы свернём. А получается, что…

В.В.Путин: Дима, я вам обещаю. Я обязательно с ним переговорю, прямо завтра. Вы мне оставьте координаты, чтобы я понял, о ком я должен поговорить, ладно?

Дмитрий Шаталов: Хорошо. Спасибо.

Вопрос: Меня зовут Гнатюк Валерия. Я из города Дмитрова. Все же ребята знают, чтобы попасть сюда, они должны были сделать какое-то доброе дело в своём городе, а таких добрых дел на самом деле нужно делать много, потому что и социальных проблем много, и нуждающихся много. Вот меня интересует Ваше мнение: быть добровольцем – это почётно?

В.В.Путин: Конечно, почётно. Дело даже не в почёте, дело в том, что это должно приносить внутреннее большое удовлетворение, а если это не приносит внутреннего удовлетворения, тогда этим просто не надо заниматься.

Реплика: Всё. Мне просто было очень интересно.

Вопрос: Владимир Владимирович, Вы говорите, что Вы – как тягловая лошадь, а до этого были как раб на галерах, вот теперь как тягловая лошадь. Не устали? Вот так вот по-честному?

В.В.Путин: Вы меня на пенсию отправляете?

Реплика: Нет, я не к тому, что на пенсию надо.

В.В.Путин: Даже по закону рановато.

Реплика: Нет, просто человека реально жалко. Со стороны смотришь, Владимир Владимирович там, Владимир Владимирович здесь. С семьёй ещё когда-то, наверное, надо увидеться – не знаю, насколько Вы часто видитесь…

В.В.Путин: Вижусь.

Вопрос: Успеваете, да?

В.В.Путин: Успеваю.

Вопрос: Ну вот следующий год опять же, да. Может быть, заняться чем-нибудь другим? Вот такой вот вопрос. Не думали?

В.В.Путин: Каждый человек, наверное, думает о своей жизни, о своём будущем. Каждый, без исключения! Я просто не представляю человека, который вообще не думает о своей жизни и о своём будущем. Я тоже. Но самое главное – это всё-таки иметь возможность самовыражаться, добиваться поставленных целей, и вот сейчас… Извините, как Вас зовут?

Ответ: Лера.

В.В.Путин: Лера сказала очень правильные слова: она сказала о том, что есть люди, которые добровольно работают на то, чтобы сделать что-то полезное,  и в этом, я бы добавил, они самоутверждаются и проявляются. И это такой симбиоз, который приносит наивысшее удовлетворение от своей жизни. У меня есть внутреннее убеждение, что у меня в целом всё получается. И это действительно приносит мне удовлетворение.

Вопрос: Ну а как Вы отдыхаете?

В.В.Путин: С вами собрался здесь, песни поём.

Реплика: Но всё-таки это такой отдых… Наверное, каждому человеку, который занимается чем-то одним, как нам, снятся страшные сны: у нас нет эфира, пропадает музыка, не звучит микрофон. У Вас бывает нечто подобное во снах, может быть? Нет, правда, интересно.

В.В.Путин: Нет, мне не снятся.

Вопрос: Не снятся производственные сны?

В.В.Путин: Мне не снятся производственные сны.

Реплика: Повезло.

В.В.Путин: Действительно, просто нужно менять вид деятельности. Вот мы же собрались в олимпийском Сочи – спортом надо заниматься, что я и стараюсь делать. С друзьями иногда пообщаться…

Вопрос: Очень хочется спросить. Ольга Новикова, Санкт-Петербург. Мы с мужем уже больше 16 лет слушаем «Авторадио». Для нас «Авторадио» – это не просто радио, а стиль жизни. Мы участвуем в акциях: вот сюда приехали. Вы слушаете «Авторадио»?

В.В.Путин: Бывает.

Реплика: Я советую слушать почаще, поучаствуйте в акциях.

В.В.Путин: Вы знаете, когда до работы еду – в Кремль ездил или сейчас в Белый дом, – я включаю радио, иногда слушаю.

Реплика: Очень интересные розыгрыши, призы интересные.

Реплика: А кстати, если заговорили, как к пародиям относитесь?

В.В.Путин: Положительно. Вы знаете, я вообще отношусь положительно ко всему талантливому. Если пародия талантливая и интересная, почему же, это прекрасно. Помните, был такой пародист Иванов? Шикарный просто, талантливый человек! «Весёлая птичка, помахивая хвостик, насвистывает мой стихотворение» – это классика!

Реплика: Тогда позвольте «угостить» Вас пародией. Я надеюсь, многие, кто здесь собрался, её знают. «Путин едет в Пикалёво» называется песня. Подпоёте, нет? Владимир Владимирович, я не знаю, слышали или нет, может быть, понравится. Если будем забывать слова, Вы нас поддерживайте, хорошо? Поехали! Только небыстро, степенно…

В.В.Путин: Спасибо. Но я чувствую себя неловко, честное слово.

Реплика: Это 22 песни из 45, которые мы спели про Вас.

Реплика: Из 57.

В.В.Путин: Да, ладно, вы шутите?

Реплика: Нет, это такая, Владимир Владимирович, аудиокнига о Путине. Мы давно за Вами следим и поём.

В.В.Путин: Я даже не знал, что я такой. Ужас!

Реплика: В этом году шоу исполняется 10 лет, на «Авторадио», на утреннем шоу, «Мурзилки International», «Мурзилки Live». За 10 лет напели, то есть мы шли вместе с Вами все эти долгие годы.

В.В.Путин: Меня в соавторы, наверное, уже к вам надо. Спасибо большое, ребята.

Реплика: Спасибо Вам.

В.В.Путин: Мне приятно, но неловко.

Вопрос: Юрий Новиков, Санкт-Петербург. После такой весёлой паузы, наверное, вернёмся опять на землю. И вопрос такой чисто питерский, наверное, хотя он общий. В Петербурге вообще ужасное состояние автомобильных дорог, если не сказать больше. Недавно, несколько лет назад, начали строить так называемый западный скоростной диаметр. Буквально недавно открылся небольшой участок этой дороги. Дорога там действительно замечательная: она пролетается (участок этот пролетается) за 10–15 минут максимум. Буквально сразу этот участок сделали платной дорогой, то есть чтобы проехать туда и обратно по этому участку, надо заплатить 60 рублей. Почему единственный участок хорошей дороги в Санкт-Петербурге является платной дорогой, учитывая, что мы как автомобилисты платим огромные налоги?

В.В.Путин: Вопрос несложный. Во всем мире развивается сеть платных автомобильных дорог. Но автомобильные платные дороги – это только альтернатива для тех маршрутов, по которым можно проехать параллельно и бесплатно.

Юрий Новиков: У нас нет альтернативы, потому что она проходит параллельно дороге, которая является вот такой узкой (то есть одна полоса в одну сторону, другая в другую) и пересекает большие проспекты (такой как Ленинский и другие), то есть параллельно идёт дорога, которая, которая создаёт огромные пробки, то есть там проехать невозможно.

В.В.Путин: Вы знаете, я не помню сейчас точно географию, есть там альтернатива проезду или нет. Если нет альтернативы, то этот маршрут нельзя делать платным: так прописано в законе, если альтернатива проезду есть, то его можно сделать платным. А вообще, я вам хочу сказать следующее: конечно, желательно не иметь вообще никаких платных дорог. Но имея в виду недоразвитость инфраструктуры страны, у нас вообще не было автомобильной дороги на Дальний Восток, вы представляете? Страна колоссальная…

Юрий Новиков: У нас во всём городе нет дорог…

В.В.Путин: Тем не менее, на Дальний Восток вообще невозможно было проехать. Невозможно! Не было дороги. У нас выбор какой? Либо также постепенно-постепенно за государственный счёт развивать или иметь всё же какую-то альтернативу и строить какие-то платные участки. Они не должны быть повсеместно платными – это первое. И второе. Я хочу ещё раз подчеркнуть: платная дорога возможна только там, где есть альтернатива проезду, если нет, то не должно быть платной дороги. Вот и всё. Если этот принцип в данном случае в Питере нарушен, значит надо справедливость восстанавливать.

Юрий Новиков:  А как Вы считаете, является ли альтернативой следующее? Здесь этот участок по прямой можно проехать за 10–12 минут, а в альтернативном варианте он же пересекается за 1,5 часа? От точки до точки Вы проедете за 1,5 часа.

В.В.Путин: Я сейчас не говорю про западный скоростной диметр, я сейчас не говорю про эту дорогу, я говорю в целом. Принцип такой: есть альтернатива – возможна платная дорога, нет альтернативы – невозможна. Но платные и создаются для того, чтобы можно было проехать по ним за 15 минут, а не за 1,5 часа, поэтому они и платные. Вопрос в цене этого проезда, это отдельная тема. Я сейчас не берусь сказать, нормально это или нет, чтобы за 10–15 минут проезда заплатить 60 рублей. Может быть, там можно 6 рублей заплатить, тогда бы у вас вопросов не было, правильно? Вот этот вопрос надо решать – это первое. И второе. Абсолютно точно должна быть альтернатива проезда рядом.

А в целом, на мой взгляд, всё-таки параллельно с развитием обычной бесплатной дорожной сети там, где можно, неплохо было бы развивать и платные участки, чтобы деньги привлечь. Давайте посмотрим, я с Валентиной Ивановной (Матвиенко) поговорю, уточню, насколько обоснованно взимание таких денег.

Вопрос: Меня зовут Анастасия, я из города Дмитрова. Чтобы немножко разрядить нашу обстановку (здесь задают вопросы по развитию нашей страны), я бы хотела задать личный вопрос. Вы сказали, что очень любите путешествовать, и наверняка Вы со своей семьёй все вместе выезжаете куда-либо раз в год или чаще. У Вас есть домашние животные. И как Вы с ними поступаете? Берёте их с собой или же предпочитаете оставлять дома? И если берёте, то как они переносят дорогу?

В.В.Путин: Когда я приезжаю, скажем, в официальные места отдыха, вот как в Сочи и так далее, я стараюсь их брать с собой, потому что здесь они уже никуда не денутся, за забор не убегут. А если уж я еду куда-то далеко, в Сибирь, на Дальний Восток, на Север, то тогда их, конечно, с собой брать невозможно, потому что это очень хлопотно, да и их только мучить.

Вопрос: Да. А как они дорогу переносят, если с собой берёте?

В.В.Путин: Отлично, без проблем. Они привыкли к этому, они постоянно со мной летают. Известная всем собачка Кони, она же маленькая была, когда мне её подарили. Первое, что я сделал, – прилетел на мероприятие на вертолёте. Её сразу посадили в вертолёт, и всё, и с тех пор…

Вопрос: То есть она с детства привыкла уже летать, путешествовать?

В.В.Путин: Абсолютно точно. Она постоянно путешествует со мной.

Реплика: Спасибо.

Вопрос: Пермь. У меня вопрос также на тему отдыха. Вы известны как рыбак и как охотник в нашей стране. И Америка, мне кажется, очень вдохновляется Вашими фотографиями и поездками. Хватает ли вообще времени посещать места именно для души, чтобы так посидеть, собраться у костра с ружьём, с охотниками, с рыбаками?

В.В.Путин: Очень редко.

Вопрос: То есть времени не хватает, да?

В.В.Путин: Нет, конечно. Очень редко, если раз в год или пару. Пару – это хорошо.

Вопрос: А вообще тянет к природе?

В.В.Путин: Да, конечно. Я с удовольствием бываю на природе, особенно у нас. У нас уникальная страна, просто уникальная! Вы знаете, ведь до того, как у меня не было таких возможностей побывать в самых отдалённых районах страны, я даже не представлял, насколько она разнообразна. Север, где мишки бегают белые, бескрайние просторы, пустыни снежные. И, допустим, Дальний Восток, куда я в прошлом году прилетел, может быть, многие видели, по телевизору показывали. Ходишь вот так: кругом мишки, как собаки бездомные в Москве со всех сторон. Ну со всех сторон, почти на расстоянии вытянутой руки медведи ходят – это, конечно, уникально. Я ничего подобного нигде не видел. Нигде! Они приходят туда, чтобы рыбой подпитаться, перед тем как залечь в берлогу. Так этой рыбы там – как камней, я тоже такого никогда не видел. Понятно, почему они ловят! Достаточно лапой хлопнуть, и обязательно рыба попадётся. Просто кишит этой рыбы, я ничего подобного нигде не видел, не встречал. Или в Сибири некоторые места есть. Вот у них Красноярск – шикарно просто.

Реплика: Я родилась в Сибири. Да, у нас уникальные места.

В.В.Путин: Шикарно просто. На Урале у нас какие места замечательные, на Каспии, посмотрите, в дельте Волги! Дельта Волги – я до этого и не знал – шириной 300 км с лишним. Вот дельта Миссисипи…. Да, вторая после Миссисипи, по-моему, дельта Волги. Вот летишь и летишь на вертушке, летишь и летишь – всё Волга, всё дельта Волги, то есть уникальный отдельный мир.

А тайга какая у нас замечательная? В Туву мы выезжаем с Шойгу каждый год почти. Просто уникальные места: и горы, и реки горные – ничего подобного нигде нет. У нас очень красиво, и это заряжает очень сильно. Но, конечно, нужно время и возможность туда добраться…

Или на Алтае сплав по рекам! Я как-то с девчонками своими сплавлялся, с дочерьми. У нас народ такой спокойный. Вот мы на лодке едем (правда, может, неудобно об этом говорить, но всё-таки), стоят мужики на берегу, просто стоят, и там никто и не ожидал, что я там окажусь, потому что мы прилетели по-тихому, сели на этот рафтинг и пошли по этим горным рекам. Они прямо на берегу стоят, по-моему, человека три вот, с такими же кружками, меня увидели: «Владимир Владимирович, как?» Я говорю: «Я не могу, я спешу». «Ну ладно тогда, за Ваше здоровье». Как будто они давно стояли, меня ждали или я здесь каждый день плаваю.

Вопрос: У меня вопрос по теме. Наша природа и правда уникальна, и она сейчас загрязняется. В наши леса сейчас невозможно зайти, во всех подмосковных зонах отдыха много мусора. Как наше Правительство занимается вопросам экологии? На каком уровне, если сейчас у нас в России так грязно? Мы же сами загрязняем нашу страну. Это очень плохо, я считаю.

В.В.Путин: Ну что любопытно – люди любой страны загрязняют свои собственные страны.

Реплика: Надо перевоспитать, наверное, людей…

В.В.Путин: Да, это правда.

Реплика: И проблема загрязнения мусором стоит очень глобально. Через 15–20 лет у нас не будет места для мусора.

В.В.Путин: Это зависит от очень многих компонентов: от того, сколько региональные и местные власти уделяют внимания и средств на решения вопросов экологического характера, сколько уделяет этим вопросам Правительство на федеральном уровне, как к этому относятся сами люди. Это тоже проявление общей культуры, так же как поведение на дорогах.

Вопрос: Ну да. А общей культуре нас раньше воспитывали в школе: не кинь бумажку, постой перед светофором, посмотри направо, посмотри налево… Сейчас это есть?

В.В.Путин: И сейчас есть.

Реплика: Сейчас это как бы ушло на задний план.

В.В.Путин: Согласен. Но то, что вы об этом говорите, уже хорошо.

Что касается, допустим, этого региона. Вот смотрите: мы сегодня (я уже говорил) открыли газопровод Джубга–Лазаревское–Сочи. Это крупный инфраструктурный проект. Но для того чтобы его открыть и сделать подешевле, мы могли бы пройти по берегу, но там реликтовые леса и заповедники и нужно было бы рубить огромные просеки. Мы выбрали более дорогой маршрут и проложили 90% маршрута по дну Чёрного моря, на глубине, причём (до 80 метров – это непростые глубины) было довольно дорого, но мы пошли именно по этому пути, чтобы сохранить природу. Первое.

Второе. Несмотря на то, что некоторые экологические организации предъявляют претензии при осуществлении этого проекта, всё-таки мы с ними находимся в постоянном контакте и по их настоянию, и по их рекомендации три объекта после предварительного планирования (фактически работы ещё не начались, мы истратили деньги на проект, и потом, когда я с ними встретился, поговорил, выслушал их аргументы) мы приняли решение перенести эти объекты, и, честно говоря, просто потеряли деньги, истраченные на проектную работу. Речь шла тоже о десятках миллионов рублей. То есть там, где это возможно, на федеральном уровне, мы такие решения принимаем.

Понимаете, это ещё такая вещь, она очень тесно связана с развитием экономики, потому что мы, допустим, сейчас стоим на пороге принятия новых регламентов и новых требований к производству по экологии. Что это означает для конкретных производителей, конкретных предприятий? Это будет заставлять их переходить на новые технологии производства продукции и с меньшей нагрузкой на природу. Но это что значит? Это значит, что они должны будут покупать, внедрять и ставить новое оборудование. Это крупные инвестиции, это серьёзные деньги, которые они должны вложить – сегодня на завтра. И если мы резко сейчас это не сделаем, мы просто остановим некоторые производства. Старые стандарты закроем, а к новым они не готовы. Мы просто закроем целые заводы. Конечно, мы должны будем это сделать, но делать это надо спокойно, постепенно, чтобы людей-то на улицу не выбрасывать, без работы не оставлять. Но мы идём по этому пути, мы всех предупреждаем, говорим, что мы будем это делать, намечаем рубежи, говорим, к какому времени им готовиться.

Да и, скажем, переход на новые виды топлива – «Евро-4», «Евро-5». Ну да, мы можем завтра принять, уже принимали такое решение, но вынуждены всё откладывать и откладывать. Почему? Потому что автомобильная промышленность не готова к этому. Или, скажем, мы можем перейти на «Евро-5», но весь транспорт Вооруженных сил мы сегодня до завтра не заменим: у нас денег столько нет. А там все «Уралы» и прочая техника ходит на 76-м бензине. Какие «Евро-5»? Это всё такие системные вещи, которые один за другой цепляются. Правильно абсолютно вы поставили вопрос и благородно. Но когда начинаешь практически это делать, выясняется, что цепляешь интересы целых огромных групп людей. И слишком резво там поступать подчас просто невозможно. Но делать нужно, и мы будем это делать. Пожалуйста.

Вопрос: Владимир Владимирович, тут Вера Брежнева хочет спросить, как Вы к красивым девушкам относитесь?

Вопрос: Я Вера Брежнева, город Киев. Я как украинка по идее должна была бы просто с Вами поговорить о всех нас.

В.В.Путин: На ридной мове надо поразговаривать?

Вера Брежнева: На самом деле как женщина я не могу не отметить, что Вы в отличной форме. И хотела бы у Вас спросить: спорт – это здоровье нации. Каким спортом Вы занимаетесь? Безусловно, Вы им занимаетесь, это видно. Как поддерживаете свою форму?

В.В.Путин: Очень просто. Нужно просто каждый день заниматься этим, вот и всё.

Вера Брежнева:  Я имею в виду, что именно Вы делаете?

В.В.Путин: Я плаваю, хожу в спортзал. Сначала разминаюсь минут 30–40, а потом проплываю километр, и всё.

Вера Брежнева: Я считаю, что страна должна брать с Вас пример, потому что многие люди не уделяют внимания и времени спорту, соответственно, страдает от этого здоровье, а мы готовимся к Олимпиаде!

В.В.Путин: Правильно.

Реплика: Город Киев. А мы готовимся к Олимпиаде!

В.В.Путин: А что делить – всё правильно. Время от времени встречаюсь со своими друзьями, выходим на татами, на ковёр. Не так часто, конечно, потому что всегда спарринг-партнёр нужен.

Реплика: Но всё равно дзюдо хочется иногда?

В.В.Путин: Не иногда, а всегда хочется. Зимой на лыжах катаюсь, когда время есть. Мы с Дмитрием Анатольевичем выезжаем в Сочи вместе. Сейчас вот попробовал встать на коньки, научился кататься. Я считал, что для меня это просто невозможно! Я пытался это сделать один раз, когда ещё активно занимался борьбой. Мы поехали на зимний оздоровительный сбор (тогда он так назывался) на Медео в Казахстан, и днём пошли на этот каток. Я одел беговые коньки. У меня сразу, извините, как у коровы на льду, копыта в разные стороны фьють! Я причём даже ногу потянул, сразу понял, что это не моё, забросил их и с тех пор даже не пробовал. А сейчас смотрел-смотрел на этих пацанов, которые носятся, и мне так завидно стало. Думаю, не может быть, чтобы у меня не получилось. Встал и постепенно месяца за три научился. Удар ещё очень неустойчивый.

Вопрос: А ещё скажите, пожалуйста, за каким видом спорта на Олимпиаде Вам интереснее всего наблюдать? Что для Вас самое интересное и, может быть, зрелищное?

В.В.Путин: Зимой это, конечно, хоккей.

Реплика: А мне как выпускнику института физкультуры нравится выражение Михаила Михайловича Жванецкого: если бы спорт был полезен для здоровья, то в каждой еврейской семье было бы как минимум по два турника.

В.В.Путин: Смотрите. Первый мой тренер – еврей, второй – тоже. Он подключался, когда мы готовились к крупным соревнованиям. А наш первый призёр в дзюдо (это было в Токио, он не стал чемпионом только потому, мне кажется, что это было в Токио, его просто слили) по национальности тоже еврей. Так что вы меня не убедили.

Вопрос: Владимир Владимирович, Вы что-нибудь поёте в компании?

В.В.Путин: Я? В компаниях?

Реплика: Оn blueberry hill!

В.В.Путин: Да, хорошая была компания. Я учил это в рамках изучения английского языка с преподавательницей. Она меня заставила эту песенку разучить.

Реплика: Владимир Владимирович, есть не вопрос. По-моему, это будет первый за этот вечер не вопрос. Юра, Москва, президент «Авторадио», бригадир. Поскольку, как мы все знаем, движение наше началось с Вашей инициативы провести Олимпиаду в Сочи, мы хотели бы посвятить Вас в почётные бойцы стройотряда «Авторадио» и подарить Вам вот эту замечательную штормовку.

В.В.Путин: Спасибо. Я надевать сейчас не буду, чтобы не менять микрофончик.

Реплика: Да, обязательно. Она очень удобная и…

Реплика: Тёплая!

Реплика: Да. Есть ещё у нас к Вам один вопрос. У нас в 2013 году «Авторадио» отмечает 20-летие, нам уже 20 лет будет скоро. И мы хороши очень в организации всяких больших мероприятий, в том числе автопробегов, а мы знаем, что Вы это дело тоже любите.

В.В.Путин: Ударим автопробегом по бездорожью и разгильдяйству.

Реплика: Так вот к 20-летию «Авторадио» мы хотим проехать от Владивостока до Москвы, а может быть, до Калининграда, как получится. Официально приглашаю Вас принять участие в этом мероприятии. Можно на «Ладе», можно на «Ниве», можно на «Харлее», потому что Вам это очень идёт. Братья-байкеры передавали большой привет.

В.В.Путин: Спасибо. А что вы откладываете на 2013 год?

Реплика: 20 лет «Авторадио».

В.В.Путин: Так можно уже сейчас начинать движение. Можно начинать движение! Спасибо вам большое за приглашение. На каком-то участке…

Реплика: На участке Сквородино–Чита.

Реплика: Там, где дорога новая.

В.В.Путин: Хорошая, кстати, дорога, приличная довольно в той части, где она построена в последние годы. Вы представляете, задумывалось строительство в 1966 году и сейчас только закончили!

Вопрос: Иванова Татьяна из Санкт-Петербурга. Я – мама двоих детей, мой муж работает в 1-м Отдельном батальоне (кстати, передавал Вам огромный привет) в Санкт-Петербурге.

В.В.Путин: Спасибо.

Татьяна Иванова: Скажите, пожалуйста, когда повысят зарплату? Я просто воспитываю двоих детей, муж у меня работает один, и всё-таки мало.

Реплика: ГАИ?

Татьяна Иванова: ГАИ.

В.В.Путин: С 1 января.

Татьяна Иванова: Какого?

В.В.Путин: 2012 года.

Татьяна Иванова: Намного?

В.В.Путин: Прилично. Там, я уже не помню, в армии у нас лейтенант с 50 тыс. рублей начинает, а в МВД где-то, по-моему, 35–40, так что там приличное будет повышение.

Татьяна Иванова: А за третьего ребёночка у нас сейчас сколько?

В.В.Путин: За двух-то получили, да?

Татьяна Иванова: Нет.

В.В.Путин: Как так?

Татьяна Иванова: Не успела. Нет, просто они прописаны у меня были в Москве, так получилось. И там от Лужкова в общем-то, когда он был…

В.В.Путин: А при чём тут Лужков? Лужков не при чём: это – федеральные деньги.

Татьяна Иванова: Нет-нет-нет, я имею в виду, это от города, у нас в Петербурге дают, а в Москве ничего…

В.В.Путин: Нет, послушайте. Мы, когда думали о том, платить за третьего или не платить (я прямым текстом скажу, я вам скажу, это уже совсем серьёзно), речь шла о том, чтобы стимулировать рождаемость …

Татьяна Иванова: Я не из-за денег рожала, честно. Я ничего не получала, только по любви.

В.В.Путин: Я понимаю.

Татьяна Иванова: Мне просто интересно, мне не надо ничего, просто интересно.

В.В.Путин: Я вам скажу, в чём была цель – стимулировать повышение рождаемости в европейской части, в Сибири, на Дальнем Востоке…

Вопрос: В Петербурге не надо? Достаточно уже, да?

В.В.Путин: А он относится к европейской части. В некоторых регионах у нас и так рождаемость очень высокая, скажем на Северном Кавказе. И там – с прагматической точки зрения – там нет необходимости стимулировать рождаемость (она там и так высокая), и поэтому ограничились двумя детьми – двумя или любым последующим. Поэтому надо посмотреть точно в закон, но у вас всё равно получается, что вы имеете право рассчитывать на материнский капитал. А плюс к этому ещё принято решение сейчас по земле и по некоторым другим элементам, связанным с налогообложением. Там льготы есть. Посмотрите в закон – там всё функционирует.

Татьяна Иванова: Спасибо большое.

В.В.Путин: Ну а то, что Вы сейчас нам здесь сообщили о намерении вашей семьи увеличить количество членов семьи, – это здорово, это похвально, это говорит о том, что у вас счастливая семья прежде всего!

Татьяна Иванова: Да. Спасибо.

В.В.Путин: Мы вас искренне поздравляем!

Реплика: Владимир Владимирович, спасибо Вам огромное, что Вы заехали к нам в гости. Есть предложение: может быть, совместное фото?

В.В.Путин: Так, по-моему, мы только этим и занимаемся…

Реплика: Нет, чтобы совместное, не с разных сторон.

Реплика: Чтобы очень совместное.

В.В.Путин: Давайте. Сейчас ребята нам споют что-нибудь на прощание, и мы с вами…

Реплика: Ребята, вы знаете, можно я спою песню ещё раз? Вот я её спел сейчас, мы репетировали с Верой. Дело в том, что это песня, предполагается, будет петься уже после того, как пройдёт Олимпиада, мы уже всё выиграем, и уже надо разъезжаться, и вот уже сидим…

Реплика: И грустно…

Реплика: Будем учить наизусть.

Реплика: Слова выучили?

Реплика: Практически.

В.В.Путин: Так вы уже подготовились, а говорите, что не знаете, что писать.

Поют песню.

В.В.Путин: Спасибо.