В.В.Путин и Ф.Фийон провели совместную пресс-конференцию

СМИ о Путине // 09.12.2010 21:20

Выступление В.В.Путина:

Уважаемый господин Премьер-министр! Уважаемые дамы и господа!

Мы завершили 15-е заседание российско-французской комиссии по вопросам двустороннего сотрудничества. Как всегда, эта работа шла в очень деловой атмосфере, конструктивно. Мы обсудили практически все ключевые направления российско-французского взаимодействия. По итогам, как вы видите, подписан большой солидный пакет совместных документов.

В центре нашего внимания традиционно были вопросы экономики. Отмечу, что торгово-экономические и инвестиционные связи России и Франции постепенно преодолевают последствия кризисного спада и выходят на устойчивую траекторию роста. По итогам девяти месяцев 2010 года взаимный товарооборот вырос почти на 40% и фактически достиг предкризисного уровня, по результатам года это будет практически предкризисный уровень.

Всё большее значение приобретает кооперация в сфере инвестиций и инфраструктуры. Это отчётливо видно в транспорте, в том числе железнодорожном, в энергетике, где российские и французские компании совместно реализуют проекты «Северного потока», «Южного потока», осваивают крупнейшие месторождения нефти, газа, других ресурсов. Это и известный проект «Штокман»: он в связи с событиями на мировом рынке немножко приостановлен, но мы его всё равно будем реализовывать, и французские компании там будут полноценными участниками. Да, кстати, что касается энергетических рынков, могу сказать, что в работе на глобальных энергетических рынках именно французские компании для нас наиболее перспективные партнёры и в прямом смысле этого слова являются стратегическими партнёрами, потому что мы работаем и планируем работать не только на территории Франции либо на территории России – мы работаем и в третьих странах. Там нас и ждёт успех.

В авиации у нас хорошие перспективы, в судостроении, автомобильной промышленности, на транспорте в целом, в сфере научных исследований, в космосе и других областях. Причём акцент мы делаем именно на наукоёмкие, инновационные секторы, где у России и Франции имеется серьёзный технологический и кадровый ресурсный потенциал.

Сегодня наши страны подписали совместное заявление о партнёрстве в интересах модернизации. Подчеркну: в этой сфере Франция для России – это естественный, привилегированный партнёр.

На российском рынке активно работают крупнейшие компании Франции, такие как «Пежо-Ситроен», концерны «ЭДФ», «Газ де Франс». Связи с французскими фирмами наращивают наши «Газпром», Росатом. Особо выделю здесь альянс АвтоВАЗа и «Рено-Ниссан» – альянс, направленный на модернизацию крупнейшего российского автопроизводителя.

Логике наших более тесных коопераций в полной мере отвечают подписанные сегодня соглашения между ОАО «РусГидро» и фирмой «Альстом». Речь идёт о стратегическом партнёрстве и налаживании на территории Башкирии производства высокотехнологичного энергооборудования.

Кроме того, наши страны договорились создать совместный центр по энергоэффективности (вы тоже видели подписание документов) – центр, который займётся разработкой и внедрением энергосберегающих технологий, тем более что примеры такого сотрудничества у нас есть. Имею в виду совместное предприятие, созданное «Интер РАО ЕЭС» и «ЭДФ», для продвижения на российском рынке высокотехнологичных услуг в области энергоэффективности и энергосбережения. Специалисты совместного предприятия уже приступили к работе на ряде отечественных предприятий, подготовили планы использования самых современных ресурсосберегающих технологий и оборудования.

Все эти проекты и инициативы говорят о серьёзном взаимном интересе российских и французских партнёров друг к другу. Со своей стороны, мы с господином Премьер-министром договорились и впредь всячески поддерживать и поощрять такой интерес, делать всё, чтобы достигнутые договорённости выполнялись ритмично и в срок.

Конечно, не могу не сказать о том, что вчера завершился Год России во Франции и Год Франции в России. Это очень знаковое, большое событие – событие, которое проходило с большим успехом, нашло широкий отклик в сердцах очень многих людей.

Насыщенная, яркая программа Годов помогла вывести гуманитарные связи России и Франции на принципиально новый уровень, причём наш коллективный проект не только сыграл большую роль в двусторонних отношениях, но и стал событием, не побоюсь сказать это, общеевропейского значения.

У нас есть хорошие планы: мы говорим о проведении в 2012 году Года русского языка во Франции и Года французского языка в России. Это то направление деятельности, которое будет, безусловно, укреплять базис нашего взаимодействия.

Большое спасибо за внимание.

Ф.Фийон (как переведено): Господа, хочу поблагодарить Владимира Путина за качество приёма, который был оказан французской делегации, сопровождающей меня здесь. Потому что прошло новое заседание российско-французской комиссии. Мы шесть часов провели вместе в течение двух дней. Мы обсуждали все вопросы, которые относятся к франко-российским отношениям, также все вопросы, которые относятся к международной сфере.

Я встречался с Президентом Медведевым сегодня утром. Из всех этих бесед я извлекаю одну идею: франко-российские отношения – прекрасные, прекрасные! Они в течение нескольких лет прогрессируют и в разнообразии, и в насыщенности, и во взаимном доверии. Мы вместе взяли на себя обязательства продвигать совершенствование этих отношений в рамках искреннего, доверительного партнёрства – такого партнёрства, которое для нас не только связано с результатами наших предприятий, не только связано с контрактами, которые мы подписываем, которые, конечно, важны для того, чтобы давать работу трудящимся во Франции, для того, чтобы отвечать на потребности российской экономики. Но благодаря этому партнёрству мы строим определённое пространство – общее европейское пространство, в котором завтра будут передвигаться и товары, и люди, и культура. Будет такое общее европейское пространство, которое одновременно будет пространством безопасности, потому что мы должны ответить на главные вызовы глобализации, которые сотрясают экономики Франции, Европы и России – с другой стороны.

Поэтому мы должны собраться вместе, работать вместе, построить такую экономическую и социальную модель, которая позволит не навязывать нам те модели, которых мы не хотим.

Россия является для Франции стратегическим партнёром первого порядка. Франция намеревается быть вместе с Россией в модернизации страны, так же как и Франция ожидает со своей стороны, что мы должны быть поддержаны на международной арене. В частности, Франция будет председательствовать в «двадцатке», через несколько месяцев – в «восьмёрке». Так что мы хотим заниматься регулированием глобализации, и мы очень сильно рассчитываем в этом регулировании на поддержку России.

Мой визит вписывается в двойной контекст: во-первых, закрытие перекрёстного года (вчера Большой театр, к сожалению, пропустили, не смогли приехать, была непогода – пурга, буран) и потом было 15-е заседание российско-французской комиссии.

То, что было организовано в рамках этого перекрёстного Года – Года Франция–Россия, как во Франции, так и в России было очень успешным: более 5 млн посетителей участвовали в 350 мероприятиях, которые были в этих рамках проведены. Большой интерес был проявлен и во Франции к российской культуре, и в России к французской культуре. Среди этих мероприятий хочу напомнить очень успешные: во-первых, это выставка «Святая Русь» в Лувре, выставка Пикассо в Музее изобразительных искусств имени Пушкина в Москве и в Эрмитаже в Петербурге. Я сам с Владимиром Путиным в июне открывал национальную выставку в Гран-Пале. То есть интенсивность этого перекрёстного Года свидетельствует о том взаимном интересе, который не ослабевает между нашими странами.

2010 год был не только годом культурных обменов, он был также годом политических контактов – сильных, явных – между Францией и Россией. Президент Медведев нанёс государственный визит в марте, Владимир Путин приезжал в Париж в июне, Президент Саркози участвовал в экономическом форуме в Санкт-Петербурге, Президент Медведев приезжал в Довиль в октябре, была трёхсторонняя встреча Франция–Германия–Россия.

Наш главный вызов как раз заключается в том, чтобы в 2011 году поддерживался точно такой же уровень политических контактов, который был в 2010-м. Я думаю, в частности, о том, что нужно открыть памятник российским солдатам, которые отдали свою жизнь за Францию во время Первой мировой войны, это будет происходить весной – я хотел бы, чтобы Владимир Путин смог поучаствовать в этом. Но есть также другие мероприятия, которые уже записаны в наш календарь. В частности, это заседание завершает год, который был очень богатым в отношении двустороннего сотрудничества: наш экономический обмен увеличился на 30% в течение 10 первых месяцев 2010 года, то есть экономико-финансовый кризис у нас уже за спиной. В отношении нашего сотрудничества по объёму товарооборота между Францией и Россией хочу напомнить, что наши инвесторы намереваются оставаться в России, несмотря на кризис, в частности, в области банков и автомобилей. Я думаю, что они правы, потому что отныне оживление российской экономики открывает перед ними огромные перспективы. Хочу напомнить, что Франция является пятым иностранным инвестором в России и пятым поставщиком России, в то время как в 2007 году мы были на 9-м месте в этом плане, а по инвестициям мы обогнали США. Я хочу напомнить, что российские инвестиции во Франции, конечно, будут приветствоваться, и соглашения, которые были подписаны только что между нашими предприятиями, очень хорошо иллюстрируют ту восходящую динамику, которую мы отмечаем.

Но мы говорили также о модернизации, об инновации. Во время переговоров в Рамбуйе мы решили открыть новые области сотрудничества. Соглашения, которые были подписаны, действительно это подтверждают, в частности, энергосбережение, сельское хозяйство. У нас большие надежды возлагаются на сотрудничество в области сельскохозяйственной деятельности. Это сотрудничество перспективное, и мы в этом сотрудничестве можем многое друг другу дать. И наконец, в области финансов, благодаря этому форуму, который проводился сегодня в Москве.

И несколько слов в заключение. Хочу коснуться международной политики. Мы приветствуем Брюссельский саммит, который был позавчера, – саммит ЕС–Россия. Этот саммит позволил нам сильно продвинуться в отношении краткосрочных виз. Мы придали сильный импульс этому. Франция проявила свою заинтересованность – сильную заинтересованность – сделать всё, чтобы мы по этому пути шли, чтобы в конце концов упразднили визы между Европейским союзом и Россией.

Хочу также поприветствовать успехи, которые были достигнуты в рамках процедуры по вступлению России в ВТО. И хочу сказать несколько слов благодарности Владимиру Путину, Президенту Медведеву за ту позицию, которую они заняли в Совете Безопасности ООН по вопросу о ситуации в Кот-д’Ивуаре. Я думаю, что это очень хорошо, это позволит урегулировать этот кризис мирным путём, что будет в интересах населения Кот-д’Ивуара.

Вопрос: Вы сегодня много говорили о программе перекрёстных годов. Скажите, а можно ли этому году дать какую-то экономическую оценку, подсчитать экономический эффект, выраженный в конкретных соглашениях, договорах? В этой связи второй вопрос: обсуждалось ли сегодня сотрудничество в сфере судостроения, в том числе вопрос поставок кораблей типа «Мистраль»? И хотелось бы узнать, какая компания победила на тендере Минобороны? Когда может быть подписан соответствующий контракт?

В.В.Путин: Начну с последнего. Что касается тендера, то надо подождать его результатов, посмотреть. Наши специалисты были во Франции вчера: встречались с французскими специалистами, выясняли все вопросы, которые представляют интерес для российской стороны. Доклад ещё предстоит. Они только вчера поздно вечером вернулись.

Мы сегодня с господином Премьер-министром упоминали об этой теме так, в общих чертах. Это работа, которая должна вестись прежде всего на экспертном уровне. Здесь и цена важна, и мы уже много раз говорили об этом, для российской стороны представляют интерес такие сделки в том случае, если они связаны с передачей технологий, с трансфертом технологий. Это важно для нашего судостроения, для будущего нашего судостроения. Всё это в комплексе будет рассмотрено. Но подробно мы сегодня этой темой не занимались.

Что касается общих результатов в экономике, то мы уже об этом сказали. Я считаю, что тенденция очень положительная: мы в этом году выйдем на докризисный уровень. Это очень хороший темп, набранный за этот год. И это, безусловно, не произошло само по себе. Благодаря усилиям, в том числе наших французских партнёров, это случилось.

У нас, кроме текущей работы (об этом тоже говорилось), много больших совместных проектов – и в высоких технологиях, и в космосе, и в авиастроении. В «Суперджет-100», о котором мы всё время говорим, двигатель-то французский. Мы сегодня говорили о том, чтобы продвинуть этот совместный проект на европейский рынок. Для нас это важно, для того чтобы дальше работать на территории третьих стран. Оставаясь на своей территории, войну не выиграешь.

Будем работать вместе и в сфере энергетики. Крупные проекты – вот сегодня только одна из компаний представила проект на 15–17 млрд долларов. Мы изучаем возможность участия французских компаний по другим направлениям.

О том, как мужественно держались французы во время кризиса в отношении АвтоВАЗа, я уже и говорить не буду. И мы старались их поддержать.

Напомню, мы внесли первый вклад, сделали первый взнос в поддержку компании и сделали таким образом, чтобы не размывать пакет французского участника. Надо сказать, что они нам ответили желанием работать дальше – речь идёт о размещении новых технологий, производстве совершенно новой техники. По всем этим направлениям – по всем (хочу подчеркнуть!) есть явные положительные результаты.

Вопрос (как переведено): Вопрос о погоде во Франции. Из-за выпавшего снега возникли беспорядки, потому что государство недостаточно подготовилось… Второй вопрос: во Франции, как и в России, есть Премьер-министр и Президент. Может ли быть Премьер-министр сильным человеком системы?

Ф.Фийон: На счёт снежного эпизода, который мы вчера ощутили и из-за которого я вчера на три часа опоздал и не приехал в Большой театр. Этот снегопад был такой силы, какого просто никогда не было. Самый сильный снегопад за 20 лет, который выпал на столицу. Такого не было. Французская метеослужба предсказывала три сантиметра, а выпало 12 сантиметров снега, а в некоторых регионах – 20. Так что естественно, что службы, которые занимались уборкой снега, были застигнуты врасплох.

Я прекрасно понимаю ту раздраженность у людей, которых задержали эти снегопады. Хочу сказать, что ситуация сейчас возвращается к норме. Все государственные службы, все местные коллективы были мобилизованы для того, чтобы движение стало нормальным. Уже завтра после обеда министр транспорта Тьерри Мариани  будет проводить совещание со всеми государственными службами, которые этим занимаются, чтобы мы извлекли уроки из этого эпизода, чтобы мы в будущем реагировали как надо.

Кстати, хочу сказать, что в машине с Владимиром Путиным я коснулся этого эпизода. Сказал, что мы не в России, мы не привыкли. А Путин сказал: «Да, в России мы привыкли, но всё равно это страшно».

По второму вопросу. Есть институты в России и Франции, есть распределение обязанностей и ролей, которые определяются этими институтами. Вы знаете, во Франции есть Президент Республики, есть всеобщие выборы. Он был избран, и он возглавляет деятельность страны. И есть Премьер-министр со своим правительством, осуществляющий политику, которая была выбрана большинством, которое выбрало Президента. И точка, и всё.

В.В.Путин: Господин Премьер-министр сгладил мой ответ по поводу снега. Я ему сказал, что у нас снега каждую зиму много. Мы целый год к этому готовимся, и всё равно она приходит внезапно, эта зима. Это всегда для всех полная неожиданность!

А что касается распределения ролей при решении тех или других вопросов, я полностью согласен со своим коллегой: каждый должен заниматься своим делом. Кстати говоря, муниципальные власти, в том числе и в Париже, должны заниматься уборкой снега, так же как и в Москве.

Вопрос: У меня вопрос к господину Фийону. Вы сейчас говорили о партнёрстве и об облегчении визового режима. Вот как раз в этом ключе вопрос. Об этом вообще очень много сейчас говорится на встречах с нашими европейскими партнёрами. Но совсем недавно на саммите Россия–ЕС в Брюсселе Вы высказывались в том ключе, что, может быть, это ещё рановато. Хотелось бы знать, обсуждался ли на этих встречах этот вопрос, какова Ваша позиция? И если возможно, разрешите ещё один небольшой вопрос. Обсуждалась ли тема строительства трассы Санкт-Петербург-Москва, ведь, как известно, там есть французские концессионеры? Спасибо.

Ф.Фийон: Переговоры были начаты на уровне Европейского союза. Европейский союз компетентен в этом вопросе, потому что мы ответственность за пограничные потоки, миграционные потоки в шенгенском пространстве доверили европейским правилам, поэтому нужно вписываться в эти правила. Должен сказать, что дискуссия, которая позавчера была в Брюсселе, показывает, что цель – в конце концов выйти на упразднение между Россией и Европой краткосрочных виз. К этой цели, которая является общей целью, мы движемся. Но я, не ожидая этого, сказал Владимиру Путину, что я приму целый ряд решений на французском уровне, чтобы мы максимально использовали возможности нынешних европейских правил, чтобы мы могли, в частности, автоматически давать долгосрочные визы во время возобновления краткосрочной визы. То есть не для начального получения визы, но для её возобновления будут предприняты разные меры на уровне Министерства иностранных дел и Министерства внутренних дел, чтобы возобновление виз было автоматическим для долгосрочных виз.

Что касается самой автотрассы, этот вопрос относится только к российским властям. Французские предприятия, естественно, ждут запуска этого строительства, но не французское правительство должно по этому вопросу выступать.

В.В.Путин: Мы обсуждали вопрос по визам. Мы понимаем некоторые озабоченности наших партнёров, связанные с борьбой с организованной преступностью. Но прекрасно понимаем, что криминальные элементы решают свои проблемы вне зависимости от того, есть визовый режим или нет такого режима. Они свои задачи знают, своё дело знают туго и плевать хотели на все наши правила. А что касается общения между гражданами, то, конечно, мы должны стремиться к реализации планов господина Премьер-министра. А он сейчас только что сказал, я записал: мы строим общеевропейское пространство. Ну какое может быть общеевропейское пространство с визовыми ограничениями? Думаю, в этом направлении будем двигаться.

Что касается дороги Москва–Санкт-Петербург, то мы с господином Премьер-министром эту тему не обсуждали. Её подняли некоторые французские партнёры, в том числе и представители французской компании, которая в качестве концессионера там, в этом проекте, присутствует. Министерство транспорта и Министерство природных ресурсов России должны будут сделать совместное заключение, после этого будет принято окончательное решение по самой трассе.

Вот, кстати говоря, по холодам в Европе: нужно расширять энергетическое сотрудничество с Россией, больше газа у нас покупать.

Вот договорились уже, что на 4 млрд кубометров «Газпром» увеличит поставки по «Северному потоку». И возможно подписание контракта на увеличение ещё на 1,5 млрд кубометров с Францией. Ну мы так и делаем.

Вопрос (как переведено): Вопрос господину Фийону в отношении «Мистраля». Проблема решается на уровне экспертов. Не считаете ли Вы, что ожидание немного затягивается с французской стороны в отношении продажи «Мистралей»?

Второе. Дипломатические телеграммы через «Викиликс» показали, что есть оценка, что Россия как раз не считается большой демократией. Но это всё идёт из американских источников, все эти телеграммы. Они говорят о коррупции, которая существует в этой стране, и эта коррупция доходит до самого высокого уровня государства. Считаете ли Вы это мнение преувеличенным?

Ф.Фийон: По первому вопросу. Вы знаете, я был одним из первых, кто защищал идею, что Франция готова открыть технологию «Мистраля» России, которая хочет приобрести такие командно-десантные корабли. Я приветствовал это. Кандидатура Франции была выбрана в рамках тендера, который был сделан. Кстати, на этот тендер откликнулись многие страны-члены НАТО, что показывает, что критика, которая была сделана, в частности, во время встречи в Рамбуйе в отношении решения Франции, была совершенно лицемерной.

Сейчас мы находимся на техническом этапе. Делегация России на самом высоком уровне приехала в Сен-Назер. О чём они там говорят? Говорят о цене. Мы знаем, что Владимир Путин – это не самый лёгкий собеседник в отношении этого вопроса. Затем несколько технических вопросов, которые должны быть отрегулированы. Нужно сказать (поскольку я слышал некоторые комментарии по радио), что нет никакого вопроса, который связан с передачей технологии. В этом плане проблемы нет. По передаче технологий этот корабль является транспортным и командным. То есть никаких трудностей, ни тени трудностей нет по этому вопросу. Мы уверены в том, что эти переговоры завершатся успешно.

По второму вопросу хочу сказать следующее. Французское правительство не нуждается в дипломатах каких бы то ни было стран, чтобы составить себе представление о том, что представляет собой Россия, как Россия функционирует, как она эволюционирует, откуда и куда идёт. Мы присутствуем в России очень хорошо. Есть наши дипломаты, и мы им доверяем, они нам всё говорят. У нас есть контакты с Владимиром. Поскольку здесь присутствует много французских и российских ответственных лиц, контакты близкие, тёплые, плотные. Многие предприятия инвестируют в Россию. Исследователи работают в России, университетские деятели работают в России.

Мы знаем все трудности, которые испытывает Россия. Мы знаем всё, что она должна преодолеть, какие трудности. Одновременно мы видим прогресс, который отмечается.

Наконец, насчёт «Викиликс». Никогда я не буду комментировать информацию, которая была украдена. Я думаю, что каждый должен задать себе вопрос в отношении использования этих украденных документов. Кража в любой стране мира является осуждаемой, тоже самое касается перепродажи краденого.

В.В.Путин: Позвольте, я добавлю в завершение. Первое, что касается информации, представленной на известном сайте «Викиликс». А вы что, сами считаете, что американская дипломатическая служба – это кристально чистый источник информации? Вы так думаете? Первое.

Второе. По поводу демократии. Если демократия, тогда полная. Зачем же господина Ассанджа в тюрьму упрятали? Это что, демократия? У нас знаете, в деревне так говорят: чья бы корова мычала, а ваша бы молчала. Я хочу нашим американским коллегам послать ответную шайбу.

Спасибо большое.