В.В.Путин принял участие в пленарном заседании Межрегиональной конференции региональных отделений «Единой России» Дальневосточного федерального округа

СМИ о Путине // 06.12.2010 10:38

«По сути, мы формируем региональную компоненту Стратегии развития России до 2020 года, долгосрочного плана развития страны. Подчеркну: в нашей работе мы опираемся на предложения самих регионов, бизнеса, общественных организаций и, разумеется, наших региональных партийных организаций «Единой России». Мы заинтересованы в максимально широком обсуждении региональных стратегий, чтобы наши планы были понятны каждому, чтобы были поддержаны гражданами».

Стенограмма конференции

В.В.Путин: Добрый день! Какой у вас хороший, солнечный день сегодня. Как приятно работать в такой обстановке.

Я начну не с региональных проблем, хотя мы ради этого и собрались. Хочу вас всех ещё раз поздравить, прежде всего любителей спорта, с событием, которое произошло совсем недавно, – с тем, что мы получили право провести Чемпионат мира по футболу в 2018 году.

К сожалению, мы не планируем проведение части матчей в регионах Дальнего Востока. Даже не в связи с неготовностью инфраструктуры – мы бы это сделали, – просто в связи с требованиями ФИФА, согласно которым соревнования должны проходить на какой-то более или менее компактной территории. Я боялся изначально, когда мы формулировали эту заявку, что, если мы покажем всю территорию Российской Федерации, у них ужас возникнет, сколько им нужно будет передвигаться, сколько здесь часовых поясов. И даже спортсменам тяжело будет здесь приспособиться и играть. Но для всей страны, в том числе и для Дальнего Востока, проведение таких соревнований будет, конечно, иметь позитивное значение, в том числе и в экономическом плане. Наверняка вы видели уже прогнозы экспертов в сфере экономики. Отдельные отрасли производства уже реагируют на это событие, металлургическая промышленность в том числе, потому что предполагается использовать большое количество строительных материалов, металлургической промышленности. А такие производства есть и на Дальнем Востоке. Наверняка это затронет и дальневосточные отрасли производства и пойдет на пользу.

Ну и в целом всё-таки это будет развитие, связанное с пропагандой спорта, здорового образа жизни. Это должно вызвать к жизни создание новых спортивных сооружений – не только футбольных полей (мы планируем их построить 500 по всей стране, новых, современных, с искусственным покрытием, на которых можно играть практически круглый год), но и подтолкнёт развитие других сооружений. Все это, безусловно, пойдёт на пользу.

А теперь перейдём непосредственно к теме нашей сегодняшней встречи. Сегодняшняя региональная конференция «Единой России» – уже четвёртая. В текущем году мы обсуждали проблемы Сибири, Северного Кавказа, Поволжья. Здесь, в Хабаровске, будем говорить, разумеется, о Дальнем Востоке.

По сути, мы формируем региональную компоненту Стратегии развития России до 2020 года, долгосрочного плана развития страны. Подчеркну: в нашей работе мы опираемся на предложения самих регионов, бизнеса, общественных организаций и, разумеется, наших региональных партийных организаций «Единой России». Мы заинтересованы в максимально широком обсуждении региональных стратегий, чтобы наши планы были понятны каждому, чтобы были поддержаны гражданами.

Партия «Единая Россия» должна иметь эффективные инструменты обратной связи, вовлекать в диалог как можно больше людей на уровне конкретного города и района, муниципалитета. И, конечно, нельзя забывать, что партия принимает на себя ответственность за выполнение заявленных планов, достижение конкретных результатов. Поэтому надо вести постоянный мониторинг реализации региональных стратегий, отслеживать их промежуточные итоги.

Не должно быть пустых инициатив и популистских предложений. Тот, кто предлагает свой проект и рассчитывает на нашу поддержку, сам должен быть готов работать всерьёз. И это требование относится и к региональным властям, и к бизнесу.

Мы с вами действуем в условиях политической конкуренции и, естественно, сталкиваемся с критикой со стороны наших оппонентов, причём обоснованная, аргументированная критика, безусловно, полезна и позволяет избежать многих ошибок.

Но чтобы побеждать в условиях конкуренции, нужно уметь конкретными делами доказывать свою правоту и способствовать решению реальных проблем граждан.

Сегодня у партии «Единая Россия» есть все возможности реализовать намеченные планы. У нас есть большинство в представительных органах власти на всех уровнях и, самое главное, есть поддержка людей, которую мы ощущаем и здесь, на Дальнем Востоке. Я думаю, что это понятно: давайте посмотрим на результаты предыдущих, только что состоявшихся выборов. Но мы с вами не для выборов работаем. Если всегда будем думать только о том, как реализовать себя перед выборами, в конечном итоге результат будет отрицательным. Нужно думать о конечном результате, о людях нужно думать.

Хотел бы подчеркнуть: Дальний Восток всегда будет находиться в фокусе нашего особого внимания. Такой подход продиктован самим положением округа на карте страны, его геополитической ролью, но в первую очередь интересами дальневосточников.

По численности населения Дальневосточный округ уступает другим регионам России, и соответственно, направляет в Думу не так много своих депутатов, а проблем, требующих решения, здесь достаточно.

Поэтому считаю правильным, чтобы наиболее авторитетные, известные парламентарии из фракции «Единой России» в Государственной Думе взяли на себя дополнительную нагрузку и помимо своих непосредственных территорий вплотную занимались бы вопросами развития всего Дальнего Востока, помогали бы конкретными делами дальневосточным регионам. Думаю, партии пойдёт это только на пользу, если наши представители в парламенте будут больше работать на местах.

Уважаемые коллеги!

Наверное, вам приходилось сталкиваться с разными проблемами и, наверняка, слышать и сомнения в возможностях Дальнего Востока. Всегда считал эту точку зрения ошибочной и вредной для дела.

Начиная с 2000 года федеральная поддержка дальневосточных регионов увеличилась практически в 7 раз – не в какие-то проценты. Ежегодный объём федеральных трансфертов стабильно превышает 150 млрд рублей.

Также десятки миллиардов рублей направляются на Дальний Восток для строительства объектов государственного значения. К этому следует добавить масштабные инвестиции госкомпаний и частного бизнеса, то есть у Дальнего Востока появились серьёзные ресурсы для развития. Один перечень реализованных проектов говорит сам за себя.

Запущена Бурейская ГЭС, а это почти 5% мощности всей российской гидроэнергетики. Проблема энергодефицита в Амурской области и соседних регионах решена на десятилетия вперёд – я хочу это подчеркнуть. Мы сейчас смотрели проекты и будем здесь говорить о проблемах их реализации. Есть проблема с доставкой этой электроэнергии сетевым хозяйствам. Но генерирующие мощности развиваются самым быстрым, ускоренным темпом.

Россия по факту становится одним из энергетических лидеров Азиатско-Тихоокеанского региона. Введена в эксплуатацию первая очередь трубопроводной системы Восточная Сибирь–Тихий океан. Создан новый центр нефтегазодобычи на Сахалине.

Благодаря этому проекту Сахалинская область уже с 2011 года перестанет быть дотационной, обретёт прочную экономическую базу. И я уверен, что такой путь успеха открыт и перед другими дальневосточными регионами. Наконец, совсем недавно завершено строительство 2 тыс. км трассы Чита–Хабаровск.

Вы понимаете, всё это отдельные вещи, отдельные большие проекты, о которых мы говорили несколько лет назад. Я знаю, как тогда это обсуждалось. Подавляющее большинство с сомнением относилось к тому, что это будет реализовано. Конечно, это – не всё, что нам хотелось бы сделать. Предстоит ещё очень много сделать, но это всё-таки конкретные шаги по развитию Дальнего Востока.

Мы шаг за шагом интегрируем Дальний Восток в общее экономическое пространство страны, снимаем препятствия, которые мешают региону нормально развиваться, закладываем надёжную основу под будущий рост.

Что мы считаем сейчас главным и вокруг каких приоритетов намерены строить дальнейшую работу?

Прежде всего, это создание транспортной инфраструктуры – удобной и доступной для людей, эффективной для бизнеса, для ведения дела.

С 2009 года начала действовать программа субсидий на авиаперелёты в европейскую часть страны. Кстати сказать, я помню, как возникла эта идея, откуда она возникла. Мы под Москвой проводили мероприятие по линии «Единой России». Тогда представители Дальнего Востока задали мне этот вопрос о сложностях перелета. Это «точечное» решение, несистемное, кстати сказать. Надо еще подумать, откуда берутся эти цены на билеты, что у нас там происходит с авиационным керосином, почему такие цены. Что у нас происходит с налогообложением, почему мы создаем здесь, на внутренних перевозках, препятствия и облегчаем перевозки для наших конкурентов, которые летают заграницей? Соответствующее поручение я сформулировал Министерству транспорта, Министерству финансов. Они должны будут доложить мне свои предложения. Но вот эта мера – мера субсидирования перевозок для отдельных категорий граждан, проживающих на Дальнем Востоке, – родилась как идея, сгенерированная самими дальневосточниками, представителями, кстати, «Единой России», после одного из мероприятий в Москве. И мне очень приятно, что эта мера оказалась действенной и эффективной.

С 2009 года она работает. Билеты для молодёжи и пенсионеров стали стоить вдвое дешевле. Сегодня из Хабаровска люди смогут долететь до Москвы за 7–8 тыс. рублей. И это уже не 15‑20 тыс. рублей, как было прежде. За два года этой льготой воспользовалось полмиллиона пассажиров. Полмиллиона!

Граждане часто спрашивают: сохранятся ли такие возможности в будущем. Могу определённо сказать: да, сохранятся обязательно. Более того, мы намерены развивать эту программу. В 2011 году расходы на неё составят 2,5 млрд рублей.

Но я уже сказал и хочу ещё раз повторить: всё-таки нужно системно решать эту проблему – в целом снижать стоимость пролёта туда и обратно (в европейскую часть и назад). Обязательно будем с этим разбираться дальше. Из чего складывается такая стоимость? До Нью-Йорка подчас долететь дешевле, чем из Москвы до Владивостока.

Вместе с тем важно сохранить и местные аэродромы, и авиалинии, сделать более доступными билеты для жителей отдалённых городов и посёлков, особенно на арктическом побережье, в Якутии или на Курилах. На эти цели специально выделяем федеральные средства – также в объеме 2,5 млрд рублей.

Очевидно, что нам не обойтись без коренной модернизации аэропортов. И здесь речь не только о Владивостоке, где должен появиться суперсовременный терминал международного класса.

Должен с сожалением сказать, что пока, по данным экспертов, это для нас затратный проект: объём перевозок пассажиров, грузов пока невелик. Если сопоставить его с объёмами вложений, то экономика не очень эффективно смотрится. Но сделаем это, как у нас говорят в народе, на вырост. Уверен, что развитие будет обеспеченно.

В списке приоритетов на 2011 год – аэропорты Петропавловска-Камчатского, Магадана, Анадыря, Якутска, а также аэропорты на Курильских островах – Итурупе и Кунашире.

В общей сложности на модернизацию российских аэропортов в будущем году мы направим более 25 млрд рублей. Треть этой суммы предназначена для Дальнего Востока.

Я уже говорил о дороге Чита–Хабаровск. Она построена. Но просто положить асфальт – недостаточно. Нужно превратить трассу «Амур» в современную автомагистраль, в том числе модернизировать те участки, которые были открыты ещё в 1980-е годы и, конечно, не соответствуют требованиям сегодняшнего дня. До 2013 года планируется модернизировать более 500 км этой трассы.

Совместно с субъектами Федерации будем создавать на трассе эффективную систему безопасности и экстренной медицинской помощи. До конца 2011 года Минкомсвязи и сотовые операторы должны завершить оборудование дороги Чита–Хабаровск мобильной связью. Сейчас я только подписал поручение, мы говорим о выделении необходимых ресурсов из федерального бюджета, но это будет только часть общих ресурсов, выделяемых на оборудование трассы Чита-Хабаровск.

Сергей Борисович (обращаясь к С.Б.Иванову, заместителю Председателя Правительства Российской Федерации), сколько у нас там вы предлагаете?

С.Б.Иванов: 2 млрд на связь. Строительство вышек, обеспечение электропитанием…

В.В.Путин: 2 млрд рублей мы предусматриваем только на обеспечение связью.

Кроме того, надо помочь регионам и муниципалитетам соединить с трассой «Амур» близлежащие города и посёлки, чтобы граждане, которые живут и работают рядом с дорогой, в полной мере воспользовались её преимуществами.

Сейчас вдоль трассы уже начали открываться автосервисы и гостиницы, кафе и магазины. Порой у тех, кто начал свой бизнес, нет всех необходимых бумаг и каких-то согласований. Я очень прошу руководителей соответствующих регионов обратить внимание на эту проблему и помочь людям, не создавать препятствия, не выстраивать дополнительные административные барьеры, а наоборот помочь их преодолеть. Вместо того чтобы гоняться за мелкими нарушениями, нужно помочь начинающим предпринимателям встать на ноги, оформить всё как полагается, включая землеотводы и подсоединение к инженерным сетям. Прошу считать это поручением для наших сторонников и единомышленников в местных органах власти.

Хочу ещё раз поблагодарить всех, кто участвовал в прокладке дороги Чита–Хабаровск. И подчеркнуть: профессиональные коллективы дорожных строителей обязательно должны быть востребованы, потому что на Дальнем Востоке мы собираемся строить много.

Наша партия инициировала проект по ремонту автодорог и обустройству дворовых территорий. За 2010–2011 годы из федерального бюджета направим на эти цели немаленькие деньги – 50 млрд рублей. Эти средства будут получать все региональные центры России, все, включая дальневосточные столицы – Якутск, Петропавловск, Владивосток, Хабаровск, Благовещенск, Магадан, Южно-Сахалинск, Биробиджан и Анадырь. Деньги получать всегда приятно, но мы с вами должны поговорить о том, что должно происходить на местной почве.

Мы приняли решение о создании федерального дорожного фонда. Вот теперь к этому подходим. За ближайшие три года в нём будет аккумулировано порядка 1 трлн рублей – очень большие средства для страны. И значительная часть этих средств также предназначена Дальнему Востоку. От реализации отдельных крупных проектов перейдём к планомерному развитию дорог на всей территории региона. Так, будет продолжена реконструкция дороги «Лена» в Якутии и трассы «Уссури» между Хабаровском и Владивостоком. Будем строить дорогу от Якутска до Магадана.

Кроме того, сейчас разрабатываются планы реконструкции автодороги «Вилюй», которая свяжет Якутию и Иркутскую область. Эта дорога позволит серьёзно ускорить освоение восточносибирских нефтегазовых месторождений, даст прямой выход к Верхней Чоне, Талакану и Чаянде.

Практически второе рождение переживают сейчас морские порты Дальнего Востока. За последние три года их мощность увеличилась на 67% – с 96 до 152 млн т в год перевалки. Очень хороший показатель! Я был на некоторых объектах, то есть на всех, вы знаете, просто гордость вызывает: самые современные комплексы мирового класса, оборудовано новейшей техникой! Здорово! Построены новые порты – Козьмино в Приморском крае и Де-Кастри в Хабаровском крае, а также терминал для отгрузки сжиженного газа на Сахалине.

В портовую инфраструктуру активно вкладывается и частный бизнес: строит угольные, зерновые, контейнерные терминалы практически во всех ключевых портах – в Ванино, Находке, Советской Гавани. Но темпы строительства могли бы быть и выше, если бы развитие портовой инфраструктуры не сдерживали узкие места на железнодорожном транспорте. Поэтому в ближайшие несколько лет потребуется провести модернизацию Транссиба, значительно увеличить пропускную способность БАМа. Совсем недавно ещё мне говорили о том, что БАМ построили, но он не востребован. А сегодня возможностей БАМа недостаточно, и это произошло за последние три-четыре года. Объёмы перевозок возросли настолько, что БАМ не пропускает уже всего объёма грузов, который можно было бы перевезти по этой магистрали. Это очень серьёзный показатель развития экономики. Что касается БАМа, ключевой проект здесь – это прокладка нового Кузнецовского туннеля, что позволит снять ограничения для движения грузов по направлению к Ванино и Советской Гавани. В строительство Кузнецовского туннеля будет вложено 59,5 млрд рублей.

Страна строила БАМ почти 40 лет. Это был огромный труд людей, огромные инвестиции по тем временам. В магистраль вкладывали деньги и в последнее время, и, судя по тому, что я только что сказал, делали абсолютно правильно.

Появление новых дорог способно кардинально изменить облик целого региона. Например, построенная железнодорожная ветка от Тынды до правого берега Лены в районе Якутска даёт возможность запустить проект комплексного развития Южной Якутии. Здесь начнётся разработка перспективных месторождений урана, железных руд и угля. Строительство дополнительных железнодорожных линий и моста через Амур позволит создать современный горно-металлургический кластер в Амурской и Еврейской автономных областях.

Добавлю, что мы приняли решение, начиная с 2011 года, установить нулевую ставку налога для разработки месторождений олова в отдалённых районах Дальнего Востока. Рассчитываю, что это позволит создать порядка 2,5 тыс. новых рабочих мест в Якутии и Хабаровском крае.

Кроме того, надо научиться использовать громадные транзитные потенциалы Дальневосточного региона. Чтобы привлечь грузы на нашу территорию, требуется кардинально улучшить качество логистических услуг. Это задача и для транспортного бизнеса, и для властей дальневосточных регионов.

Со своей стороны, будем и дальше двигаться по пути упрощения таможенных, пограничных, других формальностей. И уверен, совместными усилиями мы сможем создать конкурентоспособный транспортный коридор Европа–Азия. Основную выгоду от этого проекта получат именно дальневосточные регионы страны. По большому счёту это шанс сформировать ещё одну мощную и успешную отрасль региональной экономики.

В целом хотел бы отметить, что интересных бизнес-идей в Дальневосточном регионе много. Однако и издержки здесь при их реализации объективно высоки. Необходимы инвестиции в инфраструктуру, в обустройство территорий и покупку, приобретение, создание новых технологий.

Конечно, мы активно привлекаем банки с госучастием для развития экономики Дальнего Востока. Общий кредитный портфель ВЭБа, ВТБ, Сбербанка по дальневосточным проектам уже превышает 270 млрд рублей. Но, очевидно, что для притока дополнительных финансовых ресурсов нужны специальные инструменты.

О чём идёт речь? Под эгидой Внешэкономбанка будет создан Фонд прямых инвестиций. Он не только обеспечит реализацию инвестиционных проектов, но и возьмёт на себя информационную, имиджевую поддержку дальневосточных территорий, их продвижение как перспективной площадки для вложения капиталов.

Несомненно, что авторитет ВЭБа позволит привлечь к участию в работе фонда крупные российские и иностранные финансовые институты, банки и инвестиционные компании. Уже на первом этапе портфель инвестиционных проектов, реализуемых при поддержке фонда, может составить, по нашим подсчётам, примерно 80–90 млрд рублей.

Уважаемые коллеги!

По отношению к Дальнему Востоку уже не один десяток лет используется слово «освоение». И это действительно справедливо. Масштаб территории, как и масштаб задач, поистине огромен. Многое приходится делать практически с нуля. Даже до сих пор!

Нам также предстоит продолжить политику освоения Дальнего Востока. Вопрос в том – на каких принципах мы будем с вами это делать?

Очевидно, что нужно извлечь уроки из ошибок прошлого, а их тоже было немало.

Мы не можем открывать современные производства и при этом забывать о комфортном жилье для людей, например. Мы не вправе развивать индустрию и добывать сырьё любой ценой, в ущерб природе.

Новые объекты должны гармонично вписываться в экономическую и социальную жизнь дальневосточных регионов, давать людям новые возможности и не порождать дополнительных проблем.

Например, ТЭК. Многие города Дальнего Востока до сих пор используют дорогое дизельное топливо, либо топят углём, причём всё это делается, к сожалению, по достаточно, прямо скажем, грязным технологиям полувековой давности.

Сейчас на полную мощность выходит работа по реализации Восточной газовой программы. Её можно сравнить с крупнейшими индустриальными проектами в истории нашей страны, с освоением поволжской и тюменской нефти, ямальских газовых кладовых.

В 2006 году в восточных регионах страны добывалось всего 8 млрд куб. м газа. В 2006 году – 8 млрд, а в 2009 году – уже 22 млрд, а к 2020 году здесь будет производиться от 70 до 100 млрд куб. м газа. И это будет обеспечено. 100%!

Конечно, развитие газотранспортной инфраструктуры на востоке страны позволит значительно диверсифицировать экспортные маршруты, укрепить позиции России на рынках АТР. Но хотел бы подчеркнуть, что приоритетом для газа Восточной Сибири и Дальнего Востока является всё-таки внутренний рынок. Газ должен стать ресурсной базой для создания высокотехнологичных комплексов газо- и нефтехимии.

В 2010 году начался перевод на газовое топливо крупнейших городов Камчатки – Петропавловска и Елизово. В 2011 году газ придёт во Владивосток и другие города Приморского края. Полностью изменится энергетический комплекс Сахалина. Здесь, на шельфе, уже добываются миллиарды кубометров газа. Но сам остров пока не пользовался этим преимуществом. Уже в начале следующего года Южно-Сахалинск начнёт переходить с угля на природный газ, а значит, в разы сократятся и вредные выбросы в атмосферу.

В дальнейшем будем решать проблемы других дальневосточных территорий – Якутии, Хабаровского края, Амурской области и Еврейской автономной области. Газификация будет проведена везде, где это технологически возможно и экономически обоснованно.

На что хотел бы в этой связи обратить внимание?

Первое – цена. Цена на энергетические ресурсы не должна подрывать конкурентоспособность региона, порождать дополнительную нагрузку на местные бюджеты, на граждан и на бизнес. Это касается и стоимости природного газа в том числе. По объективным причинам на Дальнем Востоке она пока ещё высока – выше, чем в других регионах страны. Поэтому мы приняли решение – за счёт федерального бюджета дотировать пока поставки газа по трубопроводу Сахалин–Хабаровск–Владивосток, что позволит снизить цену для конечного потребителя.

В федеральном бюджете на эти цели предусмотрено 1,9 млрд рублей в 2011 году, 11,2 млрд рублей – в 2012 году и 11,5 млрд рублей – в 2013 году.

Предполагается компенсировать разницу между покупкой «Газпромом» достаточно дорогого газа у оператора «Сахалин-2» и его реализацией потребителю по более низким тарифам.

Второе. Перевод на газ объектов энергетики не должен перечеркнуть будущее угольной промышленности. Проекты, позволяющие с умом использовать перспективные шахты и разрезы Дальнего Востока, есть, и их нужно поддерживать.

Разумеется, нужно обратить внимание на инфраструктуру ЖКХ. Это – огромная работа. Думаю, что все это понимают, но надо это делать. Замерзающие здесь посёлки, города нам не нужны, обращаю на это внимание руководителей соответствующих уровней. Та инфраструктура, которую мы создаём, позволит иметь многократный запас прочности, станет гарантией надёжной работы всех систем жизнеобеспечения.

Я говорил о развитии газовой отрасли… Но вот сейчас, когда мы смотрели проекты на выставке, я обратил внимание некоторых руководителей: мы не должны всё переводить на газ. Энергетическая система должна быть сбалансирована. И первичный энергетический источник должен быть разный. Иначе это даже создаёт определённую угрозу, если мы только на один энергоисточник сядем и весь регион посадим на него. И по ценам должно быть сбалансировано, и по первичному источнику. Где-то и мазут может остаться, и уголь нужен, современные технологии нужны. По углю столько много современных технологий в мире изобретено: его превращают в жидкое состояние, в газообразное состояние и используют этот уголь эффективно. И с точки зрения нагрузки на экологию – совсем другая ситуация. Всё это нужно делать.

Уважаемые участники конференции!

Традиционные богатства Дальнего Востока – это лес и рыба. Здесь сосредоточена четверть лесных запасов и добывается более двух третей водных биоресурсов России. К сожалению, именно эти отрасли долгие годы были символом бесхозяйственности, нужно прямо это сказать, какой-то «серой зоной», в которой вольготно чувствовали себя люди с непонятными приоритетами, попросту криминал, процветали и контрабанда, и браконьерство.

Потребовалась тяжелейшая работа, но совместными усилиями мы… У меня вот написано: «Смогли преодолеть ситуацию». Не знаю даже, как это произнести. Мы смогли её преодолеть, нет? Смогли! Вот руководитель отрасли говорит: смогли. Ну хочется надеяться, что смогли. Во всяком случае, созданы правила, которые поощряют нормальный, цивилизованный бизнес. И теперь, конечно, нужно эту тенденцию укреплять. Действительно, есть положительная тенденция, и нужно её укреплять.

Конечно, к Лесному кодексу предъявляются тоже определённые претензии, и мы его совершенствуем, вводим более жёсткие требования по охране лесов и по пожарной безопасности.

Но основной посыл, заложенный в Кодекс, абсолютно правильный: у леса должен появиться рачительный, бережливый хозяин, который будет заинтересован в работе на долгосрочную перспективу и будет вкладывать средства в глубокую переработку древесины.

Напомню, что срок аренды лесных участков был увеличен до 49 лет. Знаю, что лесопромышленники предлагают сделать ещё один шаг –предусмотреть аренду на 100 и даже более чем на 100 лет. Логика понятна: лес растёт долго и стабильные условия работы играют ключевую роль в этом бизнесе.

Но мы же, когда принимали решение по Лесному кодексу, сознательно пошли на арендный принцип, а не на передачу в собственность. На 100 и более лет – это уже собственность, поэтому или в собственность, или 49 лет. Там же, в кодексе, записано: «С приоритетным правом продления». Если арендатор хозяйствовал с умом, действовал не только в своих собственных интересах, а и в интересах экономики страны, в интересах граждан, у него есть приоритетное право продлить срок аренды. Я сейчас не говорю ни «нет», ни «да» – просто это мысли вслух. Давайте все вместе подумаем, ещё раз вернёмся к этому делу.

Мне изначально казалось, что 49 лет аренды с правом продления – достаточно. Но если вы считаете, что этого мало, давайте подумаем. Но этот вопрос очень существенный, это нельзя келейно решать, это нужно будет обсуждать широко.

Уже сейчас на Дальнем Востоке строится 12 крупных лесоперерабатывающих комплексов мощностью 6,5 млн куб. м в год. Будет создано 4 тыс. новых рабочих мест, причём три таких комплекса уже запущено в эксплуатацию. Для начала это очень неплохо.

Думаю, что мы уже готовы к тому, чтобы поставить цель через семь-восемь лет перерабатывать у себя практически весь лес, который добывают на Дальнем Востоке и вместо кругляка поставлять на экспорт готовую продукцию и, конечно, обеспечивать потребности внутреннего рынка.

Изменилась ситуация и в сфере добычи водных биоресурсов: квоты на вылов закреплены на 10 лет, предприятия могут теперь формировать долгосрочные планы, обновлять флот. Правительство установило трёхчасовой срок оформления судов в порту, предусмотрена возможность неоднократного пересечения морской границы.

Работа по искоренению бюрократических барьеров, конечно, ещё не завершена. Хочу подчеркнуть: все то, о чём мы договаривались с рыбаками на недавней встрече в Петропавловске-Камчатском – все эти проблемы должны быть закрыты и решены. Речь идёт об отмене таможенных сборов при доставке улова из нашей экономической зоны и о так называемых штормовых укрытиях для перегрузки продукции, чтобы рыбаки не рисковали в открытом море, а могли осуществить все необходимые операции в максимально безопасном режиме.

Кроме того, мы продолжим субсидировать ставки по кредитам на строительство и модернизацию перерабатывающей базы и промыслового флота. На эти цели предусмотрено 275 млн рублей.

Убеждён, отечественная рыбная продукция сможет вернуть себе лидирующие позиции на собственном российском рынке, а наши рыбаки будут обеспечены стабильной работой и достойной заработной платой.

Есть ещё одна сфера, которая может стать важнейшим фактором конкурентоспособности всего Дальнего Востока: уникальные природные объекты – Долина гейзеров и вулканы на Камчатке, «Ленские Столбы» и многие другие – известны всей стране. Но сегодня они практически недоступны. Надо прямо сказать, нет удобных транспортных маршрутов, нет гостиниц, нет элементарных удобств, по сути, нет туристического бизнеса. А ведь экологический туризм имеет огромное познавательное, нравственное значение: воспитывает в человеке уважение к живой природе, рождает чувство гордости за свою страну. Это хорошо понимают во многих государствах мира, где миллионы людей ежегодно посещают подобные заповедники.

И потому я прошу фракцию «Единой России» в Государственной Думе ускорить принятие поправок в закон «Об особо охраняемых природных территориях», которые позволят создать правовые рамки для развития рекреационной и туристической деятельности в национальных парках. Если всё сделать грамотно, под надёжным контролем, это не нанесёт ущерба природе, а, наоборот, позволит привлекать дополнительные средства и вкладывать их и в науку, и в природоохранные мероприятия, и в защиту животных, которые являются достоянием нашего Дальнего Востока, России, а подчас и всего мира. Имеется в виду и амурский тигр, и белый кит, и полярный медведь, и леопард.

Уважаемые друзья!

Сегодня я не могу не вернуться к решению, которое здесь, на Дальнем Востоке, вызвало много споров и было, надо прямо сказать, непопулярным, затронуло интересы многих людей. До введения пошлин через порты Дальнего Востока ежегодно ввозилось более 500 тыс. подержанных иномарок. Из них лишь (я хочу, чтобы люди знали об этом – люди, которые здесь живут) порядка 15–20% (где-то 100 тыс. примерно) оставалось в Дальневосточном округе. Остальное всё шло транзитом, проще говоря, переправлялось в другие регионы Российской Федерации.

В период кризиса мы пошли на ввод, по сути, запретительных пошлин на импорт подержанных иномарок. Вы знаете, не было ни у кого и нет ни у кого желания закрывать чей-то бизнес, вредить чьему-то бизнесу. Я хочу, чтобы все нас понимали, о чём идёт речь. Нам кого нужно было поддерживать в условиях кризиса – тех, кто производит автомашины в Южной Корее и Японии, или свой автопром? У нас в автопроме 600 тыс. человек работающих и смежников ещё под пару-тройку миллионов. А вместе с членами семей сколько это будет? У нас выбора просто не было! Я хочу, чтобы это было понятно. Ну не было выбора никакого! Нам или обеспечить завоз старой техники, или убить свой автопром и выбросить на улицу миллионы людей, оставить их без заработной платы. Я хочу, чтобы это было понятно всем. Вместе с членами семей это 6 млн человек по стране. Это вынужденная мера, но, надо сказать, что в целом она себя оправдывает.

Наряду с другими шагами Правительства по поддержке автомобилестроения целый комплекс сработал… И в 2010 году выпуск легковых автомобилей в России… Я хочу, чтобы это тоже было понятно. Вот к чему приводит весь комплекс мер, в том числе и тот, о котором я сказал, – болезненный для тех, кто занимался этим бизнесом – завозом сюда машин. Это главным образом их коснулось. Мне очень жаль, но, повторяю, выбора не было. Но в результате всего комплекса мер выпуск легковых автомобилей в 2010 году в России вернулся на докризисный уровень: в 2009 году производство легковых автомобилей сократилось на 60%, в январе–октябре 2010 года – выросло уже в 2 раза.

Хочу подчеркнуть: закрывая ввоз подержанных иномарок, мы обещали дальневосточникам альтернативу – создание собственного автопроизводства в Приморском крае. Завод компании «Соллерс» во Владивостоке в этом году сможет выпустить более 13 тыс. автомобилей, в следующем – уже 25 тыс. Ну, конечно, я был там, смотрел, что там делается. Пока это достаточно скромно, это первые шаги. Вы знаете, если мы не будем делать этих первых шагов, у нас никогда ни фига не будет, все будем закупать только там. Мы также ведём переговоры о том, чтобы в Приморье пришли крупнейшие мировые автоконцерны и производители комплектующих. И я уверен, что автомобильный бизнес останется важной отраслью дальневосточной экономики, но теперь уже на новой, цивилизованной, собственной базе.

Напомню, в период кризиса мы поддержали судо- и авиастроение Дальнего Востока. Нам удалось сохранить рабочие места и запустить новые проекты в этих отраслях. В общей сложности предприятия авиастроения в рамках антикризисных мер в 2009–2010 годах получили 127,9 млрд рублей. Судостроение получило 14,5 млрд рублей, из них дальневосточные авиастроительные компании напрямую получили около 4 млрд рублей, а судостроительные – 7,9 млрд рублей.

Проблем там ещё очень много. Я видел, в каком состоянии находятся эти предприятия. Ещё очень много надо сделать, чтобы там были современные уровень и порядок. Но сейчас начинается строительство двух новых верфей в Приморском крае. Они будут выпускать морские нефтегазодобывающие платформы и суда для освоения шельфа, танкеры и газовозы, то есть такую морскую технику, которая востребована сегодня. И мы можем, совершенно уверенно говорю, занять своё прочное место в этой линейке продуктов.

Мы, как вы знаете, и с сингапурской компанией договорились и начинаем работу, и в партнёрстве с «Дэу шипбилдинг» уже создано совместное предприятие. На «Звезде» начинаются работы, мне губернатор сказал, что движение какое-то есть, первые шаги уже делаются. Надеюсь, что всё будет осуществлено в те сроки, о которых мы договаривались.

Что касается авиастроения, то именно в Комсомольске-на-Амуре развёртывается выпуск нового гражданского самолета «Сухой Суперджет-100». И речь уже не об отдельных опытных образцах, а о полноценном, серийном производстве.

Вы знаете, недавно мы в Сочи с Дмитрием Анатольевичем (Д.А.Медведев)показывали Премьер-министру Италии Сильвио Берлускони этот самолёт. Это наш совместный проект: двигатели мы делали вместе с французскими компаниями, авионику – вместе с итальянцами, всё остальное там наше, да и в авионике, и в двигателях там тоже есть наше участие. Я неоднократно бывал на предприятии, и, вы знаете, мне было очень приятно посмотреть, как там идёт работа. Такой международный коллектив: с одной стороны – французская речь, с другой стороны – итальянская, здесь – русская, по-английски говорят – такая настоящая международная хорошая команда. Это наш первый гражданский самолёт, который полностью сделан в цифре, отвечает самым последним требованиям в области гражданской (хочу подчеркнуть: гражданской) авиации.

И вот итальянские партнёры уже готовы закупить достаточно большое количество – это продвижение на европейский рынок. Мы специально выбрали эту нишу, которая позволяет нам не конкурировать с европейскими производителями и продвинуть продукцию на европейский рынок, что очень важно.

Не секрет, что значительная часть авиа- и судостроения Дальнего Востока завязана на нужды Вооруженных сил России. В ближайшее время будет утверждена Государственная программа вооружения на 2011–2020 годы. И могу сказать, что дальневосточные заводы получат дополнительные оборонные заказы, включая производство нового истребителя пятого поколения.

В Амурской области реализуется один из самых масштабных и амбициозных проектов современной России. В 2011 году здесь начнётся строительство национального космодрома Восточный. Первая стартовая площадка будет готова уже через пять лет. За ближайшие три года на строительство космодрома Восточный будет выделено 24 млрд рублей. Новый космодром обеспечит нашей стране независимый доступ в космос, в том числе для пилотируемых полётов. Реализация этого проекта должна подтвердить высокий технологический статус нашей страны, дать возможность тысячам специалистов, прежде всего талантливым молодым людям, раскрыться, добиться успеха и воплотить в жизнь свои самые смелые мечты. Причём Восточный – это не просто площадка для запуска ракет. По сути, здесь должен появиться новый город, и наша задача – чтобы строительство жилья, социальных объектов (больниц, школ, детских садов) шло с опережением. Здесь настоящий современный наукоград должен появиться со всей современной социальной инфраструктурой.

Уважаемые коллеги!

Несмотря на очевидные достижения в демографии, позвольте сказать несколько слов об этом, – росте рождаемости, снижении смертности. Несмотря на положительные показатели в целом, численность населения дальневосточных регионов всё ещё уменьшается. И главная причина уже – это не рождаемость и смертность (это старая причина), а миграционный отток населения. По-прежнему с Дальнего Востока чаще уезжают, чем приезжают сюда. Вместе с тем, я убежден, мы с вами вместе сможем изменить эту ситуацию – сможем, если предложим гражданам не только достойные рабочие места, но и комфортные условия жизни, ясную перспективу решения социальных проблем.

С 2011 года мы начнём реализацию региональных программ модернизации здравоохранения. В медицину Дальнего Востока будет инвестировано (хорошее слово!) несколько десятков миллиардов рублей федеральных средств. Подчеркну: это помимо текущего финансирования.

Участие в программах даст Дальнему Востоку возможность обновить материальную базу медицинских учреждений, привлечь квалифицированных врачей. Главное – правильно расставить акценты, чётко сориентироваться на решении тех проблем, которые актуальны для жителей региона. И прошу считать вопросы охраны здоровья граждан, улучшения системы здравоохранения важнейшей задачей в работе партии «Единая Россия». Надо взять эту тему под особый контроль. Это, по сути, партийный проект, и мы с вами несём за него ответственность.

Без преувеличения, одной из главных проблем для северных и дальневосточных регионов является ветхое и аварийное жильё. Пенсионеры, выработавшие северный стаж в Якутии, зоне БАМа, в Магаданской области, справедливо ставят вопрос о переселении в районы с более благоприятным климатом, например на юг Приморья. И мы намерены последовательно заниматься этими вопросами.

Как и по всей стране, все нуждающиеся ветераны Великой Отечественной войны, живущие на Дальнем Востоке, будут обеспечены жильем, а это почти 7 тыс. человек. Вы хорошо знаете, как шла работа по обеспечению жильём ветеранов – тех, кто встал на очередь до 1 марта 2005 года и потом. Я уже говорил об этом несколько раз публично: с того момента, как мы сказали, что будем обеспечивать всех, количество вставших на очередь многократно (хочу это подчеркнуть: многократно!) выросло! И список не закрыт, очередь увеличивается. Вместе с тем наши предварительные подсчёты говорят о том, что, несмотря на такой объём, всё-таки в следующем году мы закроем это окончательно, решим для всех ветеранов. Будем всё делать, чтобы это состоялось. Дополнительные ресурсы подсчитали с Министерством регионального развития, заложили уже эти деньги в бюджет 2011 года. И мы видим по темпам увеличения очереди, что они сокращаются. Ясно, что количество ветеранов, которое заявляется на это жильё, постепенно будет сокращаться. Я думаю, к концу этого года – началу следующего список уже будет фактически закрыт и мы сможем, ритмично работая, проблему эту решить.

Выполним также наши обязательства перед семьями военнослужащих и военных пенсионеров. На Дальнем Востоке им будет выделено ещё 10 тыс. квартир. Причём сейчас прорабатывается вопрос о том, чтобы предоставлять квартиры большей площади, чем в других регионах страны. Я несколько раз уже говорил об этом и Министерству экономического развития, и с Министерством обороны договаривались: если мы хотим, чтобы люди здесь оставались, а не ехали в европейскую часть, нужно что-то для этого создавать, какие-то преференции должны быть. Прямо скажу: мы заинтересованы в том, чтобы отставные военные оставались жить и работать на Дальнем Востоке, обустраивались и пускали здесь корни.

В рамках программ Фонда реформирования ЖКХ на Дальнем Востоке было отремонтировано 3612 многоквартирных домов, что позволило улучшить условия проживания почти полумиллиона человек – 407 тыс. Переселёны из аварийного жилья 3341 человек. В целом это хорошие показатели. Но мы понимаем, что для Дальнего Востока общефедеральных жилищных программ всё же недостаточно. Учитывая масштаб накопившихся проблем, будем запускать здесь специальные «точечные» проекты. Такой опыт у нас есть: в 2004 году мы приняли решение заново отстроить военно-морскую базу Вилючинск на Камчатке. Сегодня это новый современный город, где есть всё, что нужно для нормальной жизни военных моряков и их семей.

Тогда, в 2003–2004 году, когда я впервые туда приехал, тогдашнее Министерство обороны и Генштаб мне сказали: «Базу закроем». Я говорю: «Зачем?» – «Ну у нас есть там одна база, в европейской части, эту нам не потянуть». В общем, тогда было принято другое решение. И я очень рад, что это решение было принято, и все, что было намечено, практически исполнено. Теперь мы не только сохранили, а создали практически новую базу. Это касается и обеспечения военной деятельности, и социальных условий. Я думаю, что медицинские учреждения там вообще, наверное, лучшие на Дальнем Востоке. Новый город построили. Очередь теперь туда служить среди военных моряков, хотя это самая дальняя часть Дальнего Востока. Все равно, люди едут с удовольствием, потому что уже стали жить в нормальных условиях – и отдохнуть есть где, и спортом позаниматься.

Теперь найдены решения и по столице БАМа – городу Тынде. В ближайшие пять лет мы должны переселить в нормальные квартиры более 6 тыс. жителей Тынды, ликвидировать бараки, модернизировать ЖКХ и социальные объекты. Те, кто захочет переехать в другие города региона (в первую очередь это, конечно, пенсионеры), должны получить такую возможность. Подчеркну: на примере Тынды мы должны отработать технологию комплексного обустройства бамовских поселков, их обновления и возрождения. Всего в зоне БАМа на территории шести субъектов Федерации насчитывается 1,2 млн кв. м аварийного и так называемого временного жилья, в котором проживает более 57 тыс. человек, а временное (не все это знают), это вообще никакое жильё. Люди работали – их оставили там, и теперь они даже ни в какую категорию не попадают. Странно даже…

Если посмотреть на ситуацию в целом, то сейчас в Дальневосточном федеральном округе строится всего 1,5 млн кв. м жилья в год. Такое положение дел абсолютно не устраивает, не может удовлетворять.

Призываю наших коллег в региональных органах исполнительной власти, в законодательных собраниях, в муниципалитетах на деле обозначить жилищную тему в качестве одного из важнейших приоритетов.

У вас есть политический ресурс, есть возможность оперативно принимать необходимые акты, распоряжаться бюджетными средствами, выделять землю. Не нужно сидеть и ждать – нужно брать на себя инициативу, заниматься решением реальных проблем. В конце концов только так можно сохранить доверие граждан, доказать свою состоятельность. Считаю, что нам по силам к 2020 году в 2 раза увеличить объёмы жилищного строительства на Дальнем Востоке.

Там, где есть перспективы развития экономики, где требуются новые рабочие места, где можно создать комфортные условия для людей, там надо запускать проекты массового жилищного строительства. А мы постараемся поддержать дальневосточные регионы через механизмы новой федеральной целевой программы «Жилище» и деятельность Фонда содействия жилищному строительству.

В июле 2010 года Владивостоку исполнилось 150 лет. Я, пользуясь случаем, хочу поздравить всех жителей города, всех жителей Приморья с юбилеем.

Сейчас Владивосток открывает новую главу в своей истории. Мы видим его будущее как делового, культурного, научного и образовательного центра российского Дальнего Востока. Убеждён, город может стать одной из признанных столиц России, занять достойное место среди ведущих мегаполисов Азиатско-Тихоокеанского региона.

Отсюда и те требования, которые мы предъявляем к новому облику Владивостока, и те масштабные инвестиции, которые направляются на развитие его инфраструктуры. Речь – более чем о 200 млрд рублей.

К 2012 году во Владивостоке должен быть построен аэропорт, о котором я уже говорил, мост на остров Русский, дороги, университетский комплекс, объекты энергетики и коммунального хозяйства, новые жилые районы. Вот мы говорили о жилье для военнослужащих – там целый микрорайон большой «Снеговая падь», сейчас мне только докладывали, он уже практически готов к заселению. И в ближайшие недели, надеюсь, военные начнут туда переезжать, я их поздравляю с новосельем! Есть ещё район «Патрокл».

Но и после саммита АТЭС мы продолжим вкладывать средства в развитие Владивостока, в туристическую зону на острове Русский, в новое жильё и, конечно, в Дальневосточный федеральный университет.

В этой связи хотел бы сказать несколько слов о системе образования на Дальнем Востоке, о тех задачах, которые нам вместе необходимо решать.

Первое, на Дальнем Востоке сейчас не хватает порядка 74 тыс. мест в детских садах. В ближайшее время эту очередь нужно ликвидировать. Поэтому и в рамках нашего партийного проекта «Детские сады – детям», и за счёт федеральных ресурсов будем поддерживать те регионы, которые активно занимаются системой дошкольного образования: возвращают под детские сады ранее перепрофилированные помещения, строят новые сады, внедряют современные модели дошкольного образования – семейные и частные детские сады.

Второе: как и по всей стране, будем вести глубокую модернизацию школьного образования, конечно, учитывая специфику регионов. Так, нам нужно обеспечить дальневосточным школьникам, проживающим в отдаленных и труднодоступных районах, равные с их сверстниками шансы на получение добротного, качественного образования. Как это сделать на таких огромных территориях? Решением здесь могут стать широкое использование современных информационных технологий, опора на дистанционное обучение в сочетании с традиционными формами, интернетом, сохранением малокомплектных школ там, где им просто нет альтернативы.

И третье, безусловно, нужно развивать и систему профессионального образования. Я говорил о планах по промышленному освоению Дальнего Востока. Их реализация невозможна без хороших современных, подготовленных кадров.

И наконец, о высшем образовании. Прямо надо сказать, пока оно не соответствует современным требованиям. Печальный факт: шесть вузов Дальнего Востока участвовали в конкурсе на присвоение статуса «исследовательский университет». Ни один не смог победить!

Чтобы исправить эту ситуацию, создать сильное ядро в дальневосточной высшей школе, обеспечить приток преподавательских кадров, новых образовательных технологий, мы пошли на то, чтобы открыть на Дальнем Востоке сразу два федеральных университета.

Программа Северо-Восточного федерального университета в Якутске уже утверждена Правительством Российской Федерации. И программа Дальневосточного федерального университета во Владивостоке – эта программа будет подписана на днях, документы уже у меня на столе лежат. Оба этих вуза дополнительно получат по 5 млрд рублей из федерального бюджета на реализацию своих планов развития. Специализация этих университетов будет тесно увязана с задачами развития Дальнего Востока. Подготовка специалистов и научных кадров будет вестись по таким востребованным направлениям, как освоение ресурсов Мирового океана, биомедицина, транспорт, логистика, наука о Севере, экология, энергосбережение.

Подчеркну, перед всеми дальневосточными вузами стоят задачи не только готовить профессиональные кадры для нужд региона, но и стать проводником распространения российского образования и культуры в странах Азиатско-Тихоокеанского региона. Они должны научиться привлекать к себе квалифицированных преподавателей из-за рубежа, налаживать студенческие обмены и межвузовскую кооперацию с другими регионами России и соседними государствами.

Уважаемые друзья!

Завершая свое выступление, хотел бы поделиться некоторыми впечатлениями. Как вы знаете, в августе почти две недели я провёл в рабочей поездке по Дальнему Востоку.

Проблем действительно ещё много, хватает: очень много житейских неурядиц, много неустроенности, трудностей с работой, с получением образования и качественной медицинской помощи, особенно в моногородах и отдалённых посёлках. Порой в них отсутствуют элементарные услуги, к которым давно привыкли в других регионах страны. И тем не менее, есть твёрдое ощущение, что настроение людей меняется, и меняется к лучшему.

Во-первых, потому, что наши планы не остаются на бумаге. Они воплощаются в реальные стройки и в создание новых рабочих мест. И, во-вторых, люди видят, что их труд и инициативы востребованы, а значит, у них появляется возможность реализовать себя именно здесь, на дальневосточной земле.

Сейчас важно конкретными делами поддержать позитивный настрой граждан. Мы просто не имеем права обмануть их ожидания.

И здесь, на Дальнем Востоке – на Сахалине, Курилах, Камчатке, Чукотке, – начинается Россия, наша страна, в которую мы с вами верим. Ради её сегодняшнего, ради её будущего дня мы живём и работаем. И если мы будем делать это честно, на совесть, то мы обязательно добьёмся успеха.

Спасибо вам большое за внимание.

Давайте послушаем наших коллег. Олег Анатольевич, президент УК «Сахалинуголь», расскажет о своих проектах. Ну, и другие наши коллеги… Поговорим по некоторым направлениям поподробнее. При этом я предлагаю такую вот живую беседу. Понятно, что, кроме Олега Анатольевича, здесь сахалинская команда представлена неплохо, поэтому и вопросы какие-то могут быть, и комментарии. Пожалуйста, Олег Анатольевич.

О.А. Мисевра: Спасибо, Владимир Владимирович. Проект, который я хотел бы представить, это проект модернизации энергосистемы Сахалина. Вы сегодня были на выставке, и губернатор Вам уже доложил, Вы основные параметры этого проекта уже знаете, но я в двух словах расскажу.

Первое, что хотелось бы отметить, – девственная природа, на которой расположен остров Сахалин. Она контактирует с такими суперсовременными экономическими проектами, как шельфовые буровые, завод по сжижению газа, газо- и нефтепровод. Но в то же время газ, который добывается на Сахалине, до сегодняшнего дня не использовался на самом острове. В Южно-Сахалинске работает ТЭЦ на угле, выбросы которой остаются в городе. Золоотвал находится в пределах города. Есть проблема и есть выход из этой проблемы – это перевод на газ. Как Вы уже сказали, Южно-Сахалинская ТЭЦ будет переведена на газ, будет введён четвёртый энергоблок. Данная работа уже идёт, 3 млрд рублей уже вложено и уже идёт заливка фундамента. То есть работа по данному объекту в самом разгаре. Но в то же время, когда будет решён данный вопрос, возникнут другие проблемы.

В.В.Путин: Заливка фундамента в разгаре. А когда окончание строительства целиком?

О.А.Мисевра: Окончание – 2012 год. Это и четвёртый энергоблок, и перевод на газ – конец 2012 года. Проблемы возникают с углем, вообще, в целом с угольной отраслью. Как быть с углём, который сегодня на 80% потреблялся внутри Сахалина? Как быть с теми, кто этот уголь производит? Какова судьба запасов угля? Разведанные запасы угля на Сахалине – порядка 2,5 млрд. Что с ними будет? Шельф, который, в принципе является кормильцем острова, с другой стороны, и мешает угольной отрасли выйти на азиатский рынок, так как малые глубины не дают возможности грузить суда с большим дедвейтом. Мы вынуждены грузить суда не более 5 тыс. тонн, а это не более миллиона тонн по году отгрузки на экспорт. Но мы предлагаем программу, мы предлагаем проект, который даст возможность переступить через этот шельф, перешагнуть. Это строительство современного погрузочного терминала в районе мыса Изыльметьева с выходом на глубины порядка 16 м и погрузкой судов 60-тысячных и более.

Что это даст? Это даст возможность отгружать уголь в объёме не менее 5 млн тонн, это трудоустроит дополнительно 3 тыс. человек, это позволит избежать сокращения порядка 2 тыс. человек, то есть это проект, который спасёт угольную отрасль, который вдохнёт в неё новую жизнь и даст возможность развиваться. Стоимость проекта – 4,5 млрд рублей: 3 млрд рублей вкладывает бизнес и 1,5 млрд вкладывает областное правительство. Два этапа строительства: первый этап – 2 года, второй этап – 3,5 года. Срок окупаемости проекта 5 лет.

Как Вы говорили, многие не верили в то, что планы Правительства, государства по Дальнему Востоку получится осуществить. Год назад никто не верил в наш проект. Когда нас поддержало областное правительство, к проекту стали как-то потихоньку поворачиваться лицом. Когда нас поддержала партия, сегодня все говорят, что это один из самых перспективных проектов. И это правда.

Мы думаем, что этот проект, при воплощении в жизнь, даст очень много плюсов. Первое, мы оставим шахтёрам возможность работать; второе, увеличим объём отгрузки в 6 раз. Доведём его до 6 млн тонн. Увеличим налоговую базу на миллиард рублей в год.

Экология. Мало того, что во-первых, у Южно-Сахалинской ТЭЦ, которая будет работать на газу, прекратятся эти грязные выбросы от угля и придёт более чистый газ. Второе – это угольная пыль. Грузовики, которые перевозят уголь, будут заменены экологически чистым электрическим конвейером. То есть все плюсы, которые могут быть, воплощены в этом проекте. И то, о чём опять же Вы говорили в своем выступлении: я внимательно слушал, когда Вы говорили, что сегодня на Дальнем Востоке современные порты. Порт, который мы предлагаем к постройке, ультрасовременный, он единственный сегодня в мире. Ведь мы идём прямо от месторождений, без единой перевалки, непосредственно в судно. Поэтому от этого проекта, наверное, гордость будет не только у сахалинцев, но и у всей страны, потому что он инновационный, он первый.

Мы, конечно, хотим, чтобы нас поддержала партия. Мы хотим, чтобы партия помогла нам переступить все административные барьеры, которые могут нам мешать. Мы просим поддержать нас, нас поддерживает руководство области, мы просим также и Вас поддержать нас. У нас есть три конкретных вопроса.

Первый вопрос – это пункт пропуска через государственную границу и зону таможенного контроля. Без поддержки Правительства, без Вашей поддержки нам этот вопрос просто не решить. Это довольно-таки сложная проблема: решение вопросов, связанных с обеспечением безопасности судоходства в акватории порта. Ну и последнее, наверное, это выделение и оформление участка земли под конвейер. Практически всё то, что Вы говорили в своей речи, Владимир Владимирович, отражено в нашем проекте. Но это не плагиат. Это просто говорит о том, что общество, власть и бизнес могут идти по одной дороге и им может быть по пути. Спасибо.

В.В.Путин: Что касается земли. Земля-то, она муниципальная или областная?

О.А.Мисевра: Областная.

В.В.Путин: Где здесь руководитель области?

А.В.Хорошавин (губернатор Сахалинской области): Да, Владимир Владимирович, мы в курсе этой проблемы. Когда будут конкретные вопросы по отводу земельных участков, мы их, конечно, решим. Сейчас будем разбираться, проект выходит на стадию реализации. Там возможно есть земли Гослесфонда, и здесь нужна будет федеральная составляющая.

В.В.Путин: Хорошо.

А.В.Хорошавин: А так, по области проблем не будет.

В.В.Путин: Вот видите, Олег Анатольевич обратился к партии «Единая Россия» за поддержкой. Здесь такое счастливое сочетание: руководитель области, он же партийный функционер. Ничего не мешает решить проблему с землеотводом.

С акваторией – я здесь тоже проблем не вижу. Это Минтранс должен…

О.А.Мисевра: «Росморпорт».

В.В.Путин: «Росморпорт». У нас Левитина нет здесь?

О.В.Белозеров (заместитель министра транспорта): Владимир Владимирович, Белозеров Олег Валентинович, заместитель министра. Здесь есть и руководитель «Росморпорта». Мы обсуждали вчера эту проблему, вопросов с обеспечением безопасности судоходства у нас тоже не будет, мы обеспечим вместе с «Росморпортом».

В.В.Путин: Передайте, пожалуйста, ему микрофончик.

И.М.Русу (генеральный директор «Росморпорта»): Владимир Владимирович, Вы правильно отметили, что за последние несколько лет на Дальнем Востоке было открыто три порта, такие как на Сахалине Пригородное, Де-Кастри (Хабаровский край) и последний в бухте Козьмино. Все вопросы, связанные с безопасностью мореплавания, навигационную обстановку обеспечивали мы. Поэтому у нас с Олегом Анатольевичем (О.А.Мисерва) полный контакт. Мы к концу года завершаем разработку декларации о намерениях, в январе подписываем инвестиционное соглашение и по плану реализуем этот проект.

В.В.Путин: И вперёд! Спасибо.

Помните, такая присказка у нас в советские времена ещё была?

Рубежи страны родной бережёт отлично

И не дремлет под сосной

Трезвый пограничник.

Владимир Егорович (обращаясь к В.Е.Проничеву – руководителю Пограничной службы ФСБ России)!

В.Е.Проничев: Заявка поступила, Владимир Владимирович, по поводу обустройства пункта пропуска, там никаких проблем нет. У нас есть штатные единицы…

В.В.Путин: Там же нужно помещение, где ребята работать будут.

В.Е.Проничев: 2012–2017 гг. – сейчас формируется федеральная целевая программа, идёт через Росграницу и поступает вся информация, они аккумулируют, интегрируют все заявки и непосредственно обустраивают…

В.В.Путин: Да, нужно, чтобы своевременно деньги были просто заложены туда, чтобы пограничникам было где работать.

Д.А.Безделов: Руководитель Росграницы Безделов Дмитрий Александрович. Владимир Владимирович, по процедурным вопросам мы понимаем, как и что делать. Единственное, в чем проблема, – у нас программа обустройства госграницы заканчивается в 2011 году и денег там не предусмотрено. Вот это будет вопрос, по которому требуется обсуждение.

В.В.Путин: Я про это и говорю. Подождите, так и что: предложения какие?

Д.А.Безделов: Предложения у нас есть, двумя путями мы идём. Процедурно этот вопрос понятный, а по вопросу источников финансирования у нас есть вопросы, которые бизнес…

В.В.Путин: Нет, какой здесь бизнес!? Мы должны обустроить пограничников! Что, нам бизнес будет пограничников обустраивать, что ли?

Д.А.Безделов: Владимир Владимирович, тогда вопрос второй: мы можем просто подготовить заявку на дополнительный объём…

В.В.Путин: Вы тогда подготовьте прямо на меня эту заявку, чтобы мы могли учесть это в бюджете в 2012 году. Вы когда должны запускать его?

О.А.Мисевра: В конце 2012-го первую очередь запускаем.

В.В.Путин: А вам, чтобы построить эти помещения, сколько нужно времени?

О.А.Мисевра: Цикл где-то до 12 месяцев.

В.В.Путин: То есть начать вам нужно в 2011-м, а в 2011-м деньги не заложены?

О.А.Мисевра: Деньги не заложены. Мы можем, конечно, за счёт экономии начать проектирование. Надо посмотреть. Здесь есть проблемы финансирования, процедурных вопросов нет.

В.В.Путин: Вы тогда подготовьте записку на моё имя, и мы вместе с Минфином подумаем, где нам взять хотя бы первую часть денег для того, чтобы сделать проект и начать работу, с тем чтобы основные деньги внести в бюджет 2012 года.

В.В.Путин: (обращаясь А.Ю.Бельянинову – руководителю Федеральной таможенной службы) А Вы чего улыбаетесь? Таможня добро даёт или не даёт?

О.А.Мисевра: А мы возьмём у них добро, Владимир Владимирович!

А.Ю.Бельянинов: Владимир Владимирович, я улыбаюсь, потому что хорошее настроение.

В.В.Путин: Андрей Юрьевич, а теперь скажите что-то такое, чтобы и у авторов проекта было хорошее настроение.

А.Ю.Бельянинов: Вы знаете, когда началось наше собрание, я был уверен, что передо мной сидит Марат Сафин. Когда Олег Анатольевич заговорил, я и не ожидал, что это сахалинский промышленник.

В.В.Путин: Ну, теперь сомнений нет, говорите, что делать будете.

А.Ю.Бельянинов: У нас тоже процедурно все понятно, дополнительную численность под пункт пропуска мы выделим и будем работать синхронно с пограничниками.

В.В.Путин: Ну а помещения соответствующие? Вы в таком же режиме совместно с Росграницей делаете?

А.Ю.Бельянинов: А это общие требования, предъявляемые всеми службами, которые работают на границе.

В.В.Путин: То есть вы будете делать единое для них сооружение?

А.Ю.Бельянинов: Да, конечно. У нас комплекс помещений единый, представляем только по таможенникам и пограничникам.

В.В.Путин: Ну, хорошо. Тогда таможенная служба и пограничная должны вовремя среагировать по поводу численного состава.

А на самом предприятии не будет проблем? Как у вас сейчас с заработной платой? Как формируется заработная плата горняков? Сколько там постоянная составляющая? Сколько другая часть?

О.А.Мисевра: Владимир Владимирович, после «Распадской» у всех постоянная составляющая 70%.

В.В.Путин: То есть вы довели…

О.А.Мисевра: Конечно, мы внимательно следили, мы подстроились под все новые требования. Сегодня у нас везде постоянная составляющая – 70%, 30 – переменная.

В.В.Путин: То есть вы это реализовали, всё это у вас есть?

О.А.Мисевра: Мы это реализовали ещё летом.

В.В.Путин: А средняя заработная плата у горняков какая?

О.А.Мисевра: Средняя у нас, у специалистов, от 38 до 45 тысяч. Если брать среднюю по всему предприятию в целом, то порядка 28 тысяч.

В.В.Путин: То есть минимальная получается где-то до 20 тысяч? Что-то маловато.

О.А.Мисевра: 18. Где-то так.

В.В.Путин: Маловато что-то для Сахалина.

О.А.Мисевра: Это совсем небольшая категория, Владимир Владимирович. Основные специалисты, горняки, получают хорошо. Но будем подтягивать постепенно, тем более что сейчас, с выходом предприятия на объёмы у нас в принципе будет всё меняться. Мы меняем полностью технику, мы уже сегодня провели переговоры с «Липхером», «Катерпиллером». Мы будем обучать людей сейчас, будем менять это положение. Производительность увеличится, мы автоматически всё это будем менять, естественно.

В.В.Путин: Да, конечно, но нужно обеспечить обновление производства, на новый технологический уровень.

О.А.Мисевра: На старом мы и не сможем производить.

В.В.Путин: А эти дополнительные три тысячи человек – вы их откуда возьмёте?

О.А.Мисевра: Это, в основном, обучение.

В.В.Путин: Это местные жители?

О.А.Мисевра: Да. Уже сейчас мы начинаем программу. Мы уже первых специалистов отправляем с Нового года в Америку и Германию обучаться работе с новой техникой. Это первый шаг, который мы делаем. Потом мы будем организовывать обучение у себя, внутри. Конечно, дорого возить специалистов, хотя сегодня мы этим пользуемся, сегодня есть нехватка специалистов. Сегодня мы привозим из России, но хотим уйти от этой практики, потому что для нас это дорого.

В.В.Путин: Что говорит такое? Из какой России? А мы где с вами находимся? Не в России что ли?

О.А.Мисевра: Потому что Сахалин – это остров. Мы везём с материка. Есть такое выражение.

В.В.Путин: Ну с материка, но не из России же. Я обращаю ваше внимание на то, как называется наша партия – «Единая Россия»!

Пожалуйста, с Сахалина есть какие-то вопросы или комментарии к тому проекту, который мы обсуждаем, или к другим вопросам, связанным с развитием этой территории?

Реплика: Поддержать.

В.В.Путин: Поддерживаем, как вы видите. Так что, уверен, что с этим проектом всё будет нормально.

Хорошо. Тогда дальше. Татьяна Анатольевна (Т.А.Чусова), заместитель председателя правительства Амурской области. «Развитие Амурской области» – доклад. Пожалуйста.

Д.В.Колесников: Владимир Владимирович. Можно вопрос?

В.В.Путин: Да, пожалуйста.

Д.В.Колесников: Я немножко задержался. Колесников Дмитрий Витальевич, главный инженер ОАО «Геодерм», ОАО «РусГидро», Камчатский край.

Уважаемый Владимир Владимирович! У меня в принципе вопрос к Вам. Конечно, без сомнения, те проекты, которые здесь рассмотрены, связанные с углём, жизненно необходимы и нужны.

Но Дальний Восток чем характеризуется? Что здесь огромный потенциал по развитию альтернативной энергетики и именно на возобновляемых источниках. Основную часть потенциала составляют геотермальная энергия, энергия ветра, также интересна энергия приливов.

Вопрос заключается в следующем: будут ли поддержаны дальневосточные проекты в сфере альтернативной энергетики нашим Правительством? Это основной вопрос. Но я не удержусь, как говорится, и о наболевшем тоже. О наболевшем – это об Исландии. Исландия в принципе хорошая страна, мы её прекрасно знаем. Камчатка, уверяю Вас, нисколько не хуже в отношении обеспеченности природными возобновляемыми источниками энергии.

У меня просьба такая – в принципе помочь определиться в конце концов со стратегией развития энергетики Камчатского края. На чём она будет базироваться: или на традиционной топливной энергетике с мазутом и газом (естественно, с высокой себестоимостью производства киловатта), или это будут плавучие атомные электростанции, или это будет всё-таки основано на геотермальной энергетике, на её развитии?

Геотермальная энергетика на Камчатке работает давно, работает успешно, даёт 30% электроэнергии в Центральном камчатском энергоузле. Здесь необходима именно чётко поставленная и видимая стратегическая цель по генерации. Почему? Потому что те разные, отдельные проекты, если мы их будем рассматривать отдельно, они будут, скажем так, не очень эффективны. Здесь нужен именно системный подход. Спасибо.

В.В.Путин: Я уже говорил, по-моему, даже в своём выступлении, что мы должны обеспечить, должны создавать сбалансированную энергетику. Только в этом случае она будет устойчивой. Что касается так называемых нетрадиционных видов энергии… Потому что, если посмотреть на баланс, который считают, скажем, специалисты ООН или специалисты, привлекаемые Организацией Объединенных Наций, – они говорят о том, что объёмы потребления энергии будут расти, а соотношение между различными видами примерно останется таким, как есть.

Для нашей страны всё-таки альтернативные виды, конечно, нужно развивать, они у нас недостаточно развиты. Это касается всех направлений. Это касается гидротермальных источников, это касается солнечной энергетики, энергии приливов и отливов, ветров и т.д.

Между тем в каждой из них, за исключением, может быть, солнечной энергии, есть свои плюсы и минусы. Скажем эти ветряки, которые очень распространены во многих европейских странах. Казалось бы, это совсем уж чистый, экологичный вид энергии. А это и не так оказывается: они птиц убивают. Там такая вибрация, даже червяки на поверхность вылезают, я уже не говорю про всяких кротов. Это реальная экологическая проблема.

Но это совсем не значит, что мы не должны об этом думать. Мы и о водородной энергии должны думать. Но, развивая все эти направления – а мы обязательно должны развивать все эти направления, – мы должны думать о будущем и об экономической целесообразности. Всегда нужно считать вперёд. Геотермальные источники для Камчатки конечно очень перспективные. Именно поэтому после встречи с Президентом Исландии я попросил туда выехать группу наших специалистов из Министерства энергетики и из руководства Камчатского края. Алексей Алексеевич (обращаясь к А.А. Кузьмицкому – губернатору Камчатского края) ездили вы туда? Расскажите.

А.А.Кузьмицкий: По Вашему поручению министр энергетики, я и руководители «РусГидро» выезжали в Исландию, ознакомились с опытом функционирования гидротермальных станций. На самом деле там использованы все инновационные технологии в этом направлении. Министр энергетики делал на Президиуме Правительства доклад, было принято решение более тесно сотрудничать. Начиная с Президента и до клерка в любом министерстве все говорили о Камчатке. В будущем, наверное, будет подписано соглашение о развитии геотермальной энергетики на Камчатке с использованием тех инновационных технологий, которые на сегодняшний день применяются в Исландии. Инвестиционные вложения не сильно дёшевы, но очень дешёвая эксплуатация. Имея такие возможности на Камчатке и имея концепцию развития энергетики, это, на наш взгляд, приоритетное направление. У нас на самом деле сложный топливно-энергетический баланс, установленные мощности превышают в 2 раза пиковое потребление. На сегодняшний день основные акценты мы делаем на использование газа и геотермальной энергетики.

В.В.Путин: Так что мы обращаем на это внимание, не проходим мимо той проблемы, которую вы поставили. И обязательно будем развивать все эти направления. Вы знаете, для меня неожиданным стало, когда совершенно недавно был на открытии нового месторождения (новое предприятие было построено компанией НОВАТЭК) по производству газа и по его перекачке в магистральные трубопроводы… Что меня удивило, удивило реально – это то, что они для перекачки газа по построенному трубопроводу используют энергию ветра и солнечную. Это в каких широтах?! В Заполярье! На мой вопрос: «А как же здесь работают солнечные батареи?» – говорят: «Работают». Этой энергии хватает для того, чтобы питать подстанции, которые занимаются перекачкой газа. А когда солнце садится даже в Заполярье, ветряки работают.

В принципе, сочетание всех этих элементов возможно даже в таких условиях. Удивительно, но факт. Но, повторяю ещё раз: мы, конечно, очень внимательно должны смотреть за экономикой использования каждого из этих видов энергии и не забывать, что мы всё-таки нефтяная, газовая страна. Про это тоже мы не должны забывать. Потому что мне иногда кажется, что особенно европейские компании, американские компании, которые производят соответствующее оборудование, они свою продукцию рекламируют, а наши возможности стараются из конкурентных соображений немножко в сторону подвинуть. Но думать мы должны обо всех этих направлениях. Мы так и делаем.

А.А.Кузьмицкий: Хочется подчеркнуть, что у нас самый дешёвый тариф работает на геотермальных станциях в Камчатском крае.

В.В.Путин: Да, да.

А.А.Кузьмицкий: Это 1 рубль 78 копеек. Это хорошая в этих условиях цифра.

В.В.Путин: Да, я знаю.

Д.В.Колесников: Хочется ещё отметить, что геотермальная энергетика по своему назначению сейчас не только занимается генерацией – разрабатываются новые проекты по вторичному использованию тепла, отработок. Это означает установки с низкими параметрами, которые могут использовать те тепловые выбросы, те тепловые загрязнения, которые есть на крупных промышленных предприятиях – не только где-то на месторождениях термальных вод, но и по России в целом.

Первый блок будет у нас ставиться в конце 2011 года. Проект трудный, тяжелый, но, надеюсь, мы его сделаем. Это именно наши технологии, наши научные разработки и наше оборудование. То есть в этом направлении мы идём и у нас есть перспективные разработки именно уже на базе геотермальной энергетики. Уже новые пласты новых перспективных направлений у нас открываются тогда.

В.В.Путин: Здорово. Нужна какая-то дополнительная поддержка в реализации ваших планов или что?

Д.В.Колесников: Поддержка, конечно, всегда нужна. Дело в том, что действительно те инвестиции, которые необходимы для развития, комплекс инвестиций, самому предприятию, нашему «Геотерму» и даже «РусГидро», тяжело потянуть. Потому что это очень большой комплекс: и высоковольтные линии, допустим, и разведка новых месторождений термальных вод…

В.В.Путин: А вы губернатору докладывали об этом? Он знает?

Д.В.Колесников: Конечно.

А.А.Кузьмицкий: Я знаю, Владимир Владимирович, об этом проекте. Это называется бинарным циклом – это инновационная технология. На самом деле он будет реализован: финансовое обеспечение проекта есть за счёт инвестиционной программы «РусГидро».

В.В.Путин: Но вот тогда вместе с компанией подумайте. Если нужна поддержка федерального уровня, тогда доложите мне. Давайте вместе подумаем, что можно сделать.

А.А.Кузьмицкий: Владимир Владимирович, финансовой поддержки не надо. Если какая-нибудь другая.

В.В.Путин: Какая другая?

А.А.Кузьмицкий: Политическая поддержка.

В.В.Путин: Политическая? Какая там политика? Работать надо просто.

А.А.Кузьмицкий: Я хотел бы ещё дополнить. В изолированных…

В.В.Путин: Давайте, Алексей, Вы обобщите тогда всё, что было сказано. Если Вы знаете этот проект, то представьте свои соображения.

А.А.Кузьмицкий: Хорошо.

В.В.Путин: Нужно будет что-то сделать – давайте подумаем. Хорошо?

А.А.Кузьмицкий: Хорошо.

В.В.Путин: Договорились. Давайте дальше пойдём. Пожалуйста, Чусова Татьяна Анатольевна.

Т.А.Чусова (заместитель председателя правительства Амурской области, координатор регионального партийного проекта «Развитие Амурской области»): Проект, который я хочу представить Вашему вниманию, – без преувеличения, уникальный. Он предполагает создание новой отрасли промышленности на Дальнем Востоке (чёрной металлургии) и базируется на современной технологии последнего десятилетия.

Идея создать металлургический комплекс в Приамурье, построить металлургический комбинат в Амурской области – идея не новая, ей отроду лет 60 уже. Но к воплощению этой идеи приступили только сейчас, вернее, несколько лет назад, с момента начала реализации проекта.

Проект предполагает создание четырёх металлургических предприятий на территории Амурской области и соседней Еврейской автономной области. Первый из них – Олекминский ГОК – уже введён в эксплуатацию в этом году. Я хочу отметить: построено предприятие за два года, а для предприятия такого профиля (проектирование, экспертиза и строительство за два года) – это достижение. Сегодня предприятие производит железорудный концентрат. В дальнейшем проектом предусмотрено производство концентрата ильменитового. Ильменит – это железняк с высоким содержанием титана. Ильменитовый концентрат – это сырьё для производства диоксида титана.

В.В.Путин: Извините, пожалуйста, Вы какую должность там занимаете? Зампредседателя правительства Амурской области?

Т.А.Чусова: Да.

В.В.Путин: Металлург настоящий.

Т.А.Чусова: Диоксид титана – это основа большинства современных красителей. И именно с приходом в Амурскую область газа в 2015 году проектом предусмотрено строительство завода по производству диоксида титана. Титановые белила широко используются в фармацевтике, пищевой промышленности, производстве стекла, бумаги. Вот этот лист не был бы таким белым без этих самых белил. Но, несмотря на то, что устойчивый спрос есть на эту продукцию, собственного производства в России пока нет. На пространстве СНГ есть одно подобное предприятие – на Украине. Второе предприятие комплекса – это Гаринский горнообогатительный комбинат, находится…

В.В.Путин: На Украине вы говорите, да?

Т.А.Чусова: На Украине, да.

В.В.Путин: А где?

Реплика: Город Армянск и город Сумы.

В.В.Путин: Я почему спрашиваю. Мы там кое-чего прикупили, может быть, это наше уже. Ну ладно, посмотрим. Пожалуйста, извините.

Т.А.Чусова: Второе предприятие комплекса – это Гаринский горно-обогатительный комбинат – находится в самом центре Амурской области. И тоже тема не новая – месторождение открыто в 1960-м, но промышленной жизни так и не получило, запасов – на 100 лет работы. Но само месторождение равноудалено и от БАМа, и от Транссиба на 140 км. Сейчас идёт проектирование этого предприятия и строительные работы начнутся в 2012 году.

Сейчас развёрнуты работы в соседней, Еврейской автономной области, на третьем предприятии – Кимкано-Сутарском ГОКе, и производственный процесс здесь начнётся в 2013 году. Именно с введением этого предприятия субъект выйдет на бездотационный уровень развития. Кульминацией проекта является создание в Амурской области металлургического производства. Отмечу: на уникальной, инновационной технологии, в промышленном масштабе в мире эта технология используется с прошлого года, и поэтому предприятий таких на сегодняшний день одно – в Америке. Наше предприятие будет вторым подобным предприятием. Смысл в том, что технология прямого восстановления железа, полностью закрытый производственный цикл, за технологическим процессом можно будет смотреть на экране компьютера.

И вот в пригоршне те самые маленькие кружочки (их ещё называют наггетсами) – это как раз и есть прямовосстановленное железо, и монитор – это, собственно, технологический цикл, на котором можно будет следить за отделением шлака. Предприятие, конечно, энергоёмкое, но в сравнении с традиционной технологией на треть эффективнее.

Это базовые точки проекта. Но реализовать столь масштабный проект без структурного каркаса, без транспортного каркаса, конечно, невозможно. Потому что речь идёт не о десятках и тысячах, а о миллионах тонн грузов. Проблема как раз заключается в этом. Инвестор, который реализует проект (а проект капиталоёмкий: цена вопроса более 108 млрд рублей, уже инвестором вложено около 40 млрд рублей) готов вкладывать деньги и в развитие инфраструктуры, но с пониманием схемы финансирования и возвратности финансовых ресурсов, вложенных в инфраструктуру.

И ещё хочу заметить, что успех проекта, конечно же, во многом определяется инвестором. И компания (это у нас группа компаний «Петропавловск») комплексно подходит к реализации проекта, начиная от геологоразведки и заканчивая подготовкой кадров для предприятий металлургии. Собственный колледж, Покровский горный колледж, который сейчас ведёт подготовку по 42 специальностям. На базе Амурского университета подготовлена программа для инженерных кадров, и студенты проходят практику на опытном промышленном предприятии. Кстати, Владимир Владимирович, такое предприятие на Дальнем Востоке и в Сибири – одно. На предприятии используются технологии обогащения, которые распространены на современных обогатительных фабриках мира. Для любого мальчишки попасть на такое предприятие – это удача. Был уже первый выпуск – 200 человек, из них 196 трудоустроены на предприятиях компании.

Проект, безусловно, системный, системный не только для отрасли, но и для всего Дальнего Востока. Это не только наша Амурская область, где расположены базовые предприятия комплекса, это Еврейская автономная область, где расположен и ГОК и железная дорога, мостовой железнодорожный переход. Это Хабаровск с терминалом в Совгавани, через который продукция металлургического комплекса пойдёт в Китай, Корею, Японию и другие страны. Это, безусловно, Якутия, где угли Олекмы пойдут на металлургическое производство. Это Приморье с судостроительными предприятиями. То есть эти в первом приближении шесть субъектов Федерации могут полностью поменять структуру экономики, а на самом деле, безусловно, это экономическая структура всего Дальнего Востока.

И мы надеемся, что при партийной поддержке этот проект будет реализован в полном виде, в полном масштабе. А при создании транспортной инфраструктуры продукция металлургического комплекса приблизится к потребителям.

В.В.Путин: Татьяна Анатольевна, а сколько всего объём инвестиций в это предприятие? Сколько?

Т.А.Чусова: 108 млрд рублей. Уже вложено около 40.

В.В.Путин: Миллиардов?

Т.А.Чусова: Миллиардов. Металлургическое производство капиталоёмкое– миллиардов.

В.В.Путин: Уже вложено?

Т.А.Чусова: Уже вложено около 40 по всему комплексу – не только в Амурской области, но по всему комплексу.

В.В.Путин: Впечатляет. Реально впечатляет, без шуток.

Т.А.Чусова: Это уникально. И, Владимир Владимирович, можно же его назвать мегапроектом, ну после космодрома?

В.В.Путин: Да. Супер! А о какой инфраструктуре вы говорили? Вы сказали: «нужно сопутствующее развитие инфраструктуры». Какой?

Т.А.Чусова: О двух моментах.

Если мы говорим об Амурской области, это, конечно, железная дорога. Я говорила: месторождение – посередине Транссиба и БАМа. Она заложена в стратегию развития железнодорожного…

В.В.Путин: Месторождение как раз посередине между двумя этими магистралями, да?

Т.А.Чусова: Между, вот именно. Именно поэтому столько лет это месторождение не разрабатывалось. Ветка Шимоновск–Гари заложена в стратегии развития железнодорожного транспорта, но на отдалённую перспективу до 2030 года, а Гаринский ГО будет введён в эксплуатацию в 2014-м. Вот для Амурской области у нас это основная проблема.

Для Еврейской автономной области это железнодорожный мост через реку Амур. Если он будет построен, это сократит путь металлургической продукции в страны Юго-Восточной Азии на 1,5 тыс. км. Это показатель.

В.В.Путин: Сейчас Владимир Иванович Якунин нам расскажет, как он будет развивать эту ветку.

В.И.Якунин (президент РАО «РЖД»): Владимир Владимирович, я осенью этого года был на этом предприятии, встречался с владельцем и с руководством этого предприятия. Мы рассматривали вопросы транспортного обеспечения этого проекта.

У нас подписано с ними соглашение. По этому соглашению подразумевается государственно-частное партнёрство в части, касающейся подъездного пути к нашей станции. Они были готовы взять эти расходы на себя. То, что касается тупиковой сегодня ветки, которая идёт от станции примыкания до границы, – у нас действительно это включено в наши программы, и мы уже инвестируем деньги в это развитие.

То, что касается моста через Амур, – не мне решать. Эта тема должна была быть вынесена на рассмотрение для инвестирования из Инвестиционного фонда Российской Федерации.

В.В.Путин: Сколько метров мост?

В.И.Якунин: Сколько метров – не скажу, но около 12 млрд – стоимость.

В.В.Путин: Больше 12 млрд тогда будет.

В.И.Якунин: Написано 12,2 млрд. Да, в принципе, Владимир Владимирович, 12 или 10 млрд, проблема заключается в том, что эта инфраструктура с точки зрения коммерческого использования будет окупаться десятилетия. Понятно, что она с коммерческой точки зрения для развития непривлекательна. Здесь необходима, конечно, государственная поддержка.

По тем вопросам, которые здесь поставлены, я говорю, что мы с предприятием работаем, и у нас это действительно включено в программу.

Что касается вопроса о перенесении инвестиций на более приближённый период времени, то это находится за пределами компетенции совета директоров и правления компании, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Почему?

В.И.Якунин: Потому что у нас программа утверждается Правительством. В этой программе предусматриваются…

В.В.Путин: Вы напишите другую программу. Мы утвердим.

В.И.Якунин: Владимир Владимирович, я бы написал, но у нас есть Минфин. И у нас есть понятные ограничения финансового плана.

В.В.Путин: Владимир Иванович, конечно, есть Минфин, есть ограничения, связанные с бюджетным финансированием, но есть и приоритеты. Ведь не от Минфина, а от вас зависит, что в первую очередь, а что во вторую.

В.И.Якунин: Владимир Владимирович, если позволите, можно я про инфраструктуру вообще несколько слов скажу, чтобы было понятно, что мы именно с таким подходом работаем над инвестиционной программой.

Я сегодня встречался с полномочным представителем Президента Ишаевым Виктором Ивановичем. Он ведёт совместную программу по выработке концепции развития зоны БАМа вообще. Точно так же мы работаем со всеми губернаторами. У нас сегодня объём грузов, которые мы везём в направлении дальневосточных портов, превышает самый грузонапряжённый период советской истории – 1988 год. Мы только за этот год увеличили объём перевозки в этом направлении на 23–28%.

БАМ требует развития. И это связано не только с реализацией проекта Петропавловска. Это вообще требует государственного подхода и внимания. Я знаю, что партия взяла под контроль этот проект. Член Государственной Думы, зампредседателя комитета по транспорту Клименко Владимир Витальевич подготовил концепцию. Для того чтобы решить эти проблемы, невозможно просто выделить дополнительно 10 млрд или 40 млрд. Мы предлагаем рассмотреть вопрос о выпуске инфраструктурных облигаций, без которых развитие транспортной инфраструктуры этого региона и страны в целом будет по-настоящему очень затруднено, Владимир Владимирович.

А что касается этого конкретного проекта – мы с ним работаем. Спасибо.

В.В.Путин: Владимир Иванович закончил позитивно, хотя весь пафос заключался в том, что у вас большой проект, но есть и побольше проблемы, которые надо решить. Но проблем, конечно, вообще у нас в стране много – и по транспорту, и по железнодорожному транспорту в том числе. Давайте мы всё-таки вот этот конкретный проект – как-то повнимательнее на него посмотрим. И если действительно инвестор вкладывает туда такие деньги – в принципе для страны это серьёзная инвестиция, а для Дальнего Востока тем более. Общая инвестиция, Вы сказали, 100 с лишним миллиардов?

Ответ: 108. Более 108.

В.В.Путин: Очень приличная инвестиция! Огромная просто. Для любого проекта в любой части страны. Это суперпроект! Без всякого преувеличения. Это всё частные инвестиции?

Ответ: Без бюджетных средств пока.

В.В.Путин: Без бюджетных средств. Конечно, мы с Владимиром Ивановичем уже разговаривали сегодня по поводу развития БАМа и я об этом сказал в своём выступлении. Разумеется, это масштабная работа и мы к ней вернёмся обязательно. Подготовьте свои развёрнутые предложения.

В.И.Якунин: Хорошо.

В.В.Путин: А по проекту тем не менее давайте отдельно посмотрим. Такие проекты надо поддержать.

В.И.Якунин: Хорошо, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Надо поддерживать обязательно.

Пожалуйста.

Представитель компании «Петропавловск»: Здравствуйте Владимир Владимирович, я представляю компанию «Петропавловск», которая, собственно, и является инвестором этого всего.

В.В.Путин: Откуда у вас такие деньги? Ладно, не будем ковыряться в кармане.

Представитель компании «Петропавловск»: Нет, я с удовольствием расскажу. Ничего секретного нет, всё чисто, белое. Мы собираем деньги на бирже уже в течение 12 лет. До сих пор делали это на лондонской бирже, сейчас начали делать в Гонконге, с осени этого года.

В.В.Путин: Под хорошие проекты можно собрать действительно, если грамотно работать и если потенциальные инвесторы видят, что это окупаемый проект. Почему же нет? На самом деле денег в мире много, мест приложения средств не так уж и много. Это серьёзная вещь. И, кстати говоря, для нашей страны это становится всё легче и легче. Я имею в виду, что у нас стабильное развитие экономики, стабильная политическая ситуация – это крайне важно для потенциальных инвесторов, которые ищут приложения своим капиталам.

Представитель компании «Петропавловск»: Это очень сложный процесс – собирать такие деньги, тем более для такой малоразвитой территории, относительно малоразвитой, и очень удалённой, а самое главное – неизвестной для людей в мире. Очень сложно объяснить людям то, как можно построить предприятие на северо-востоке Амурской области. Но мы за последние 15 лет построили уже пять предприятий, они все новые, ни одно из них не приватизировано, и Татьяна Анатольевна (Т.А.Чусова) упомянула об этом – у нас порядка девяти тысяч рабочих мест создано за это время.

Если можно, хотел бы высказать буквально два чаяния, которые постоянно возникают при реализации такого рода проектов. Буквально всю осень провели мы, ходя по миру с протянутой рукой, пытаясь найти деньги для продолжения строительства нашего проекта в Еврейской автономной области. Нашли, к сожалению, не так много, как хотелось бы, но главная проблема, с которой я всегда сталкивался, разговаривая с потенциальными инвесторами – а мы порядка 108 встреч провели за три недели, – все очень удивляются тому, как мы пытаемся создать горнорудное, железорудное производство так далеко от моря. Все понимают, что железорудное производство должно быть по возможности близко к морю, так чтобы чуть-чуть проехать, погрузить в пароход и отвезти к потребителю. Мы теперь это тоже очень хорошо понимаем. Потому что раньше, когда мы только начинали строительство первого предприятия, которое уже построено, доставка до потребителя стоила 13 долларов на тонну (извините, я буду долларами пользоваться), а сейчас она стоит 43 доллара. Она будет чуть-чуть меньше, когда мы выйдем на полную мощность для первого предприятия, но тем не менее факт остаётся фактом – очень дорого доставлять.

В.В.Путин: Вы везёте в какой порт?

Представитель компании «Петропавловск»: Мы везём не в порт, мы везём на обычный пограничный переход, в Гродеково.

В.В.Путин: В Китай?

Представитель компании «Петропавловск»: Это в Приморье. Да, в Китай. Потребитель находится очень близко к Суйфэньхэ, и им это очень удобно.

Так вот рядом с нами довольно много других месторождений, и если те, кто попытается осваивать эти другие железорудные месторождения, посмотрит на экономику, которая есть у нас сейчас, на которую очень сильно влияет стоимость транспортировки, боюсь, что у них пропадёт желание осваивать. Или те, кто будет думать, можно ли им дать деньги на освоение, – они не захотят.

В.В.Путин: Вы сейчас говорите о росте тарифов железнодорожного транспорта?

Представитель компании «Петропавловск»: Не о тарифах, а в целом о затратах на транспортировку. Тарифы не так сильно растут, как затраты на транспортировку.

В.В.Путин: А структура какая там? Кроме тарифов что там ещё?

Представитель компании «Петропавловск»: Затраты на услуги транспортной компании, которые с 2009 года… Конкретное предложение: я услышал, что есть программа развития БАМа…

В.В.Путин: Нет, секундочку, подождите. Мне всё-таки это интересно. Если тарифы – не самое главное, а услуги транспортной компании из чего складываются? Они откуда их «выковыривают»?

Представитель компании «Петропавловск»: Процентов тридцать – это, собственно, тариф, он называется «Тариф 10/01», который и раньше был просто как оплата услуг железнодорожников. Сверху этого ещё процентов шестьдесят – затраты на аренду вагонов у транспортной компании. В нашем случае это государственная транспортная компания – дочернее предприятие ОАО «РЖД». Я не хочу предъявлять им претензии…

В.В.Путин: Боится говорить при Якунине. Владимир Иванович (обращаясь к В.И.Якунину). Вы давно должны были приватизировать эту компанию, а вы все её держите и тарифы там задираете.

В.И.Якунин: Владимир Владимирович, я думаю это не совсем чёткое понимание системы. Всё, что касается железнодорожных тарифов, устанавливаемых государством, – это всё правильно. То, что касается вагонов, – вагонная составляющая в тарифе сегодня это где-то около 20% максимум. И это зависит исключительно от спроса. Вот передо мной сидит человек, который очень хорошо это знает. Это «Евразхолдинг», который очень хорошо знает эту тему.

В.В.Путин: Ну мы хорошо знакомы с господином Абрамовым (президент Evraz Group А.Г.Абрамов).

В.И.Якунин: Проблема заключается в удаленности и, естественно, в оплате услуг как инфраструктурного тарифа, так и вагонной стоимости для перевозки этого сырья.

В.В.Путин: Причём здесь удаленность? Они же не везут в европейскую часть, они везут к госгранице.

В.И.Якунин: Это достаточно далеко, Владимир Владимирович.

Представитель компании «Петропавловск»: Я хотел сказать, что специально нужно что-то применить в виде дотации для конкретно этой части нашей страны. Именно из неё очень тяжело вывезти.

В.В.Путин: Так у нас и так есть дотации на перевозки на Дальний Восток.

Представитель компании «Петропавловск»: Нет, для железной дороги нет этого.

В.В.Путин: Ну как нет? Пониженный тариф…

Представитель компании «Петропавловск»: Для железной руды – нету.

В.И.Якунин: Владимир Владимирович, тут без субсидий или без специального тарифа, конечно, им с этой стоимостью не справиться. Это просто далеко.

В.В.Путин: Нет, секундочку. У нас какой понижающий коэффициент действует здесь на перевозки на дальние расстояния?

В.И.Якунин: Прейскурант 10/01 подразумевает снижение стоимости тарифа при превышении 3000 км. Значит, этого всё равно вот в таких отдалённых регионах будет недостаточно.

Представитель компании «Петропавловск»: Эта скидка у нас учтена уже.

В.И.Якунин: Это у нас естественная ситуация. В своё время также специальные тарифы вводились для перевозки грузов на Дальний Восток и с Дальнего Востока, в регионы Крайнего Севера.

В.В.Путин: Хорошо. Давайте посмотрим на это так. Но что касается стоимости аренды вагонов – это тоже вопрос, ждущий своего кропотливого исследователя в лице антимонопольной службы.

В.И.Якунин: Нет проблем.

В.В.Путин: Но в целом давайте ещё раз вернёмся, давайте сформулируем поручение Министерству экономического развития, Минтрансу и вместе с вами подумаем, потому что – я прошу прощения у аудитории, но это один из ключевых вопросов развития территории Дальнего Востока, вот вся эта тарифная составляющая.

Представитель компании «Петропавловск»: И это можно привязать просто к появлению новых грузов, которые будут генерироваться именно с освоения новых месторождений.

В.В.Путин: Давайте посмотрим. Давайте сформулируем это поручение Минэкономразвития, Минтрансу.

В.И.Якунин: При этом, Владимир Владимирович, целесообразно отметить, что по-прежнему мы говорим о вывозе – о вывозе ресурса в Китай, поэтому, может быть, стоит говорить о том, чтобы это можно было потреблять и у нас.

В.В.Путин: Ну речь же идёт о создании металлургического предприятия?

Представитель компании «Петропавловск»: Мы не отказываемся от того, что мы уже сейчас глубоко обогащаем продукт прямо на месторождении. Первое наше предприятие стоило 200 млн долларов и основные наши затраты – на обогатительную фабрику.

В.В.Путин: Мы и здесь, так же как и во всех других отраслях, будем стремиться к тому, чтобы создавать условия для переработки на территории России. Вот я говорил о лесе: кругляк будем придерживать, а значит, продукты переработки будем развивать. То же самое вот в этой отрасли.

Представитель компании «Петропавловск»: Уверяю вас, природа уже расстоянием создала нам все условия, чтобы мы были очень заинтересованы максимально уменьшить количество груза, которое мы везём, хотя РЖД любит, чтобы мы возили больше.

В.В.Путин: Ну давайте посмотрим, мы это обязательно посмотрим в Москве.

Представитель компании «Петропавловск»: Второе чаяние можно высказать?

В.В.Путин: Пожалуйста.

Представитель компании «Петропавловск»: Вот эта ветка – Шимоновск–Гарь. Мы с удовольствием готовы и для неё найти финансирование. Единственное, что нам нужно, – понимать, как потом это финансирование вернётся к нам. И то же самое касается моста: и мост, и эта ветка требуют какого-то механизма, для того чтобы возвращались оттуда деньги. Один из механизмов – это, возможно, если мы построим эту ветку, её потом могло бы купить РЖД, если РЖД это интересно будет, с учетом того что там кто-то может что-то возить, кроме нас.

В.В.Путин: Ну это давний вопрос, значит, касается всего транспорта, в том числе и трубопроводного: мы построим – пускай «Газпром» у нас купит, мы построим ветку – пускай у нас РЖД купит. Это нужно считать, всё надо посмотреть, посчитать. Мы это сделаем. Давайте посчитаем и посмотрим.

Представитель компании «Петропавловск»: Если есть какой-то такой механизм, если возможно найти такой механизм, который бы позволил это делать, это тоже поспособствовало бы развитию горнорудных производств там.

В.В.Путин: Давайте посмотрим. Но единственное, на что хочу обратить внимание, ещё раз к этому вернуться… Мы же не так часто здесь встречаемся. Это же важно для предприятия, важно для конкретного проекта, важно для региона. Конечно, мы будем поддерживать прежде всего такие проекты, которые нацелены на переработку, на второй, третий передел и так далее, а не просто на вывоз ресурсов. Здесь Якунин прав. Надо из этого исходить.

Представитель компании «Петропавловск»: Не волнуйтесь, могу пообещать – будет.

В.В.Путин: Нет, я буду волноваться. А как же мне не волноваться?

Представитель компании «Петропавловск»: В общем, жду помощи.

В.В.Путин: Хорошо. Всё, я услышал Вас. Спасибо.

В.П.Михалёв: Владимир Владимирович, можно по переработке?

В.В.Путин: Пожалуйста.

В.П.Михалёв (глава Комсомольска-на-Амуре): Благодаря очень большой Вашей поддержке в городе Комсомольске-на-Амуре продолжает работать крупный металлургический центр, который может переработать 2 млн тонн металлолома или 2 млн прямовосстановленного железа, что и предусматривает этот проект.

В.В.Путин: Это «Амурметалл», да?

В.П.Михалёв: Да, «Амурметалл». Поэтому сейчас в связи с резким уменьшением металлолома на Дальнем Востоке вопрос обеспечения сырьём «Амурметалла» приобретает большую остроту. И, конечно, я бы хотел, чтобы вот этот проект предусматривал и поставку в первую очередь восстановленного железа как раз к нам в Комсомольск-на-Амуре раньше, чем строительство моста в Китай, и также быстрее построить завод по получению железа прямого восстановления.

В.В.Путин: Это существенная корректива. Мы с вами не зря собрались сегодня. На самом деле я без всякой иронии, без всяких шуток говорю: это всё очень сущностные вопросы развития Дальнего Востока, страны в целом и Дальнего Востока. Это очень важно. Это очень хорошо. Мне очень нравится дискуссия, которая у нас идёт, такая откровенная и предметная. Да, Андрей Юрьевич, пожалуйста.

А.Ю.Бельянинов: Уважаемый Владимир Владимирович, я хотел бы обратить Ваше внимание, что мы более чем год держали пошлину, не пошлину, запретили вывоз металлолома из России практически из всех мест на Дальнем Востоке, за исключением Камчатки и Магадана.

В.В.Путин: Шума столько было у нас с Евросоюзом! Вы себе не представляете.

А.Ю.Бельянинов: Подняли цену на металлолом до такого уровня, что стало выгодно вывозить, по-настоящему завозя металлолом на Камчатку и отправляя его потом на экспорт в третьи страны.

И я обращаю внимание на слова гендиректора «Амурметалла»: если они и в этот раз не сдержат своих обещаний, то тогда нам будет очень сложно всем, вероятно, выстраивать не только тарифно-таможенную политику, но и в области развития регионов и металлургии, потому что это крайне важно. То, что нас также обвиняли, – я имею в виду не таможню, а в целом, что это меры были в интересах одного предприятия «Амурметалл», – хотя на самом деле мы-то думали о заградительных мерах, чтобы, так сказать, количество металлолома ограничить к экспорту.

И ещё – в этой ситуации все наши металлурги, когда вводили эти меры, торжественно клялись, что они организуют скупку металлолома и будут создавать складские запасы по этому поводу. И они тоже своих обещаний не выполнили. Это принципиальные вещи, Владимир Владимирович. Я, конечно, понимаю, что приятно слушать такие победные реляции, но это всё должно быть очень чётко увязано. Спасибо.

В.В.Путин: Увяжем. А вот как у вас…

В.П.Михалёв: Владимир Владимирович, я не директор завода, я – глава города, во-первых. И второе: действительно, даже при этих мерах объём металлолома значительно уменьшается.

Вот у меня бывший директор этого предприятия сидит, говорит: «Вот бы на Камчатке закрыть, нормально было бы». Сейчас действительно металлолом появился, и мы работаем. Это неплохо. Меры очень своевременные, которые позволили сохранить металлургический комплекс на Дальнем Востоке. Если бы этих мер по заграждению таможни не было, наш бы металлургический завод уже бы не работал – это точно.

В.В.Путин: Я согласен, это правда. А как на «ЕвразХолдинге» у вас там с этим обстоят дела?

В.П.Михалёв: Спасибо Вам огромное, Владимир Владимирович, за принятие такого решения. Когда Вы посетили Комсомольск-на-Амуре, мы вместе с Вами ехали на автобусе и решали как раз вот этот вопрос введения заградительной меры. Огромное Вам спасибо от комсомольчан за сохранение металлургического комплекса.

В.В.Путин: Пожалуйста, как на «ЕвразХолдинге» решаются эти вопросы?

А.Г.Абрамов: С металлоломом? Про металлолом вопрос?

В.В.Путин: Да.

А.Г.Абрамов: Мы потребляем много металлолома – 300 тыс. тонн в месяц. Поэтому о складских запасах… Мы не можем хранить 5–7 млн тонн: таких площадей нет и никогда не предусматривалось. Практически всё с колёс, а так, зимние запасы мы создаём, когда сбор металлолома падает в зимние периоды под снегом, поэтому я не совсем понял по поводу складов.

А вообще ситуация с металлоломом здесь, в этом регионе и применительно к «Амурметаллу», прогнозировалась давно. На мой взгляд, там его никогда не будет в размере 2 млн тонн. Соответственно, наверное, выход – это брикетированное железо, хотя это тоже дорогое удовольствие.

В.В.Путин: Эта мера позитивно отразилась на деятельности ваших компаний?

А.Г.Абрамов: Мы здесь металлолом не закупаем, Владимир Владимирович, поэтому я не могу…

В.В.Путин: То есть для вас это не актуально просто?

А.Г.Абрамов: Да. Мы начинаем скупку металлолома где-то с Иркутской области.

В.В.Путин: Понятно. Спасибо.

Давайте дальше пойдём. Герман Станиславович, президент ассоциации добытчиков минтая. Речь пойдёт о рыбе и переработке. Пожалуйста.

Г.С.Зверев (президент Ассоциации добытчиков минтая): Спасибо, Владимир Владимирович. Я представляю несколько проектов в сфере рыбопереработки, потому что Дальний Восток лидирует не только в добыче сырья: на нас приходится две трети добычи водных биоресурсов России. Мы лидируем и в переработке – 57% общероссийского производства пищевой рыбопродукции приходится на дальневосточные регионы. Значительная часть нашей продукции (первые переделы) поступают в центральную часть России для переработки.

Сейчас перед нами задача привязать структуру рыбохозяйственного производства к потребностям растущего рынка. 55% нашей продукции – это продукция с низкой добавленной стоимостью на сегодняшний день. Конечно, люди покупали и будут покупать просто мороженную рыбу. Но люди также покупают и хотят покупать охлаждённую рыбу, готовую продукцию с высокой добавленной стоимостью. Внутренний рынок растёт, восстановлена индустрия рыболовства. И на очереди сейчас развитие современной и технологичной индустрии переработки, хранения и доставки рыбопродукции.

Те проекты, которые вы видели на выставке, которые здесь обсуждали –это успешные, удачные проекты. Но для того, чтобы они образовали критическую массу, необходима система мер государственной поддержки и в первую очередь точность и своевременность законодательного регулирования.

Простой пример. В прошлом году все инвестиции в российскую рыбную отрасль, во всю российскую, не дотянули до 4 млрд рублей. В этом году только инвестиции дальневосточных рыбохозяйственных предприятий превысили уже 6 млрд рублей. Ничто так не окрыляет, как твёрдая почва под ногами. Вот у нас эта твёрдая почва – те квоты длинные, о которых Вы сказали, и 20-летние рыбопромысловые участки. Поэтому мои вопросы, очень тезисно, просьбы к Вам, касаются как раз точности и своевременности законодательного регулирования.

Первый вопрос: действительно, по Вашему поручению в Государственную Думу внесён законопроект о штормовых укрытиях, чтобы рыбак во время шторма мог бы перегружать не в открытом море, а в специальных районах укрытия. Закон пока не рассмотрен Государственной Думой, а с 1 января уже почти 200 судов выходят на минтаевую путину в Охотском море. Поэтому большая просьба уже в этом году принять этот закон в трёх чтениях, чтоб он начал работать.

Второе, Владимир Владимирович, вылов водных биоресурсов увеличился за пять лет на треть, на миллион тонн, а производство аквакультуры второе десятилетие топчется на месте – 80–90 тысяч. Не хватает таких же долгосрочных понятных прозрачных правил. Нужен закон об аквакультуре, федеральный закон об аквакультуре.

В.В.Путин: А что там должно быть в этом законе, он для чего нужен?

Г.С.Зверев: Этот закон должен установить порядок и процедуру доступа пользователей к участкам пользования аквакультурой, установить предмет и виды аквакультуры и самое главное – установить систему государственной поддержки аквакультуры, потому что на сегодняшний день эта проблема не только дальневосточная на самом деле. Аквакультура может развиваться и на Сахалине, и в Приморье, и в Карелии, и на юге России. Но есть закон об аквакультуре, и он пока утонул в межведомственных согласованиях, он не внесён Правительством в Государственную Думу. А он позволил бы дать такой же импульс аквакультуре, как закон о рыболовстве дал сфере рыболовной индустрии, – это второе.

И третье, тоже очень важная проблема. Вы знаете, сейчас в законе, в Административном кодексе, ну или точнее в Кодексе об административных правонарушениях, нет чёткого разделения между браконьером и нормальным рыбаком, который допустил непредумышленный просчёт на производстве. Наказание и тому, и другому одно и то же – конфискация рыболовного судна. Вот это мы считаем несправедливо, нецивилизованно, и это очень серьёзный инвестиционный риск. И мы предлагаем следующее – разработать совместно с пограничной службой, назовём его так, «Закон о видах нарушений на промысле», а формат – поправки в Кодекс об административных правонарушениях. Сейчас две статьи – 8.17 и 8.37 регулируют механизм наказания. Мы считаем, статей должно быть больше, наказаний должно быть больше и они должны быть дифференцированы. Наказание должно соответствовать тому виду нарушения, которое допустил пользователь. Это третья основная проблема, касающаяся законодательства. В целом рыболовная отрасль сейчас идёт вверх достаточно хорошо. Потребление рыбопродукции тоже растёт.

Мы рассчитываем, что при создании, развитии современной индустрии рыбопереработки, хранения и доставки мы сможем увеличить объём производства продукции с высокой добавленной стоимостью для рынка.

В.В.Путин: Спасибо. Андрей Анатольевич (обращаясь к А.А.Крайнему, руководителю Федерального агентства по рыболовству), что у нас по этому закону «Об аквакультуре»? Где он там утонул?

А.А.Крайний: Владимир Владимирович, закон согласован со всеми министерствами и ведомствами, внесён в Аппарат Правительства. Сейчас идут согласования с ГПУ(Главное правовое управление при Президенте Российской Федерации). Я полагаю, надеюсь, что в следующий понедельник на Комиссии по законотворчеству мы его рассмотрим и будем вносить в Госдуму. Пользуясь случаем, я хочу сказать, что не только этот закон, когда он будет внесен в Госдуму, надо принять ускоренно. Потому что этот закон ещё описывает права собственности.

Дело в том, что есть рыбы, которых выращивают, а есть так называемые сидячие объекты, которых выращивают, скажем: гребешок, трепанг и так далее. Так вот, у нас сегодня получается такая ситуация: если аквакультурщик вырастит гребешка, то потом придут контролёры и мы, в том числе, – и попробуй докажи, что это за гребешок… То есть вырастить можно, изъять нельзя сегодня. Это очень здорово тормозит ситуацию.

Более того, Владимир Владимирович, я Вам года полтора назад, наверное, рассказывал, если мы примем закон «Об аквакультуре» (но тогда у нас не было полномочий, они к нам перешли 2 августа этого года), если мы этот закон примем, то только в Приморье и на юге Сахалина мы сможем создать до 80 тысяч рабочих мест. 80 тысяч мест!

В.В.Путин: В чём проблема-то, я не пойму?

А.А.Крайний: Сейчас закон поступит в Госдуму и просьба к правящей партии его достаточно быстро рассмотреть.

В.В.Путин: Я не понимаю, есть какие-то сложности, кто-то возражает? В чём там проблема?

А.А.Крайний: Владимир Владимирович, мы занимаемся этой проблемой со 2 августа. До нас коллеги разрабатывали этот законопроект лет семь, но не разработали. Мы его сейчас разработали, со всеми ведомствами согласовали и внесли в Аппарат. Я думаю, что первое чтение можно было провести в декабре.

В.В.Путин: Вы можете сказать, в чём сложности? Противоречия какие-то?

А.А.Крайний Нет, шли согласования. Надо было написать сам закон – сентябрь на это ушёл. Октябрь–ноябрь согласовывали с министерствами и ведомствами. Закон согласован со всеми. Тут нет каких-то межведомственных разбирательств, он готов, он находится в аппарате Правительства, Владимир Владимирович. Его надо внести, у нас есть процедура.

В.В.Путин: Найдите его, где этот проект?

А.А.Крайний: Владимир Владимирович, ещё одна просьба. Пользуясь случаем, наказ к правящей партии, учитывая, что рыбаки России дают на выборах «Единой России» до 90% голосов. И даже не надо улыбаться – это абсолютно реальные данные. Не надо никого подталкивать, уговаривать. Как только мы говорим рыбакам: ребята, правящая партия приняла вот этот закон и вот этот закон – там дальше можно не агитировать. На 10 лет квоты, на 20 лет участок, и всем всё понятно становится. Людям дали горизонт планирования жизни, понимаете? До этого правила менялись каждые полтора года. Раздавали карты, а потом говорили: играть будем в домино. Вот сейчас это кончилось благодаря правящей партии.

Но у меня просьба. Сейчас в Госдуме находится законопроект, что называется тонкая настройка закона. Там ряд дефиниций, которые надо принять, 166-й закон о рыболовстве. У меня просьба к фракции «Единой России» в Государственной Думе: прошу рассмотреть. Он все уже у вас прошёл, есть заключение Правительства, был комитет по природным ресурсам, который господин Туголуков возглавляет. Просьба рассмотреть на пленарном заседании. Спасибо.

Б.В.Грызлов: Наверное, это имеется в виду законопроект, связанный с укрытием судов во время штормов? Если этот закон, то он у нас есть.

В.В.Путин: Скажите, о чём идёт речь. Конкретно, ещё раз.

А.А.Крайний: Ну там есть ряд положений, есть по воспроизводству…

В.В.Путин: Какой закон?

А.А.Крайний: 166-й – «О рыболовстве». Это поправки в этот закон. 

В.В.Путин: Внесение изменений в этот закон.

А.А.Крайний: Да.

В.В.Путин: И все там уже согласовано? Вопрос только в том, чтобы вставить в повестку дня и провести?

А.А.Крайний: Совершенно справедливо.

Б.В.Грызлов: Понятно. Я думаю, сможем посмотреть на заседании. А вот что касается закона об укрытии судов во время шторма (он в ноябре прошёл комиссию в Правительстве), мы его готовим к чтению в ближайшие дни.

В.В.Путин: Борис Вячеславович, вы запакетируйте вместе со вторым. Если там всё сделано, почему нет?

Б.В.Грызлов: Хорошо. Я посмотрю, если это готово – значит, на текущей либо на следующей неделе посмотрим в первом чтении.

В.В.Путин: Да, пожалуйста, я прошу Вас об этом. И я так понимаю, что по штормовым укрытиям у пограничной службы и у таможенной уже вопросов не осталось. Всё согласовали уже, да?

В.Е.Проничев: Владимир Владимирович, восьмого числа уже первое слушание – по штормовому предупреждению укрытия. Я докладываю по поручению, соответственно, Правительства на заседании Государственной Думы.

Если говорить о второй части вопроса, касающейся судов и нарушений, которые идут, то по Вашему поручению 12 октября состоялась достаточно серьёзная встреча со всеми рыбаками, создана рабочая группа и уже рассматривается законопроект в части, касающейся нарушений, которые происходят с рыбаками. Эту работу мы провели.

В.В.Путин: Это касается Административного кодекса?

В.Е.Проничев: Да, Кодекса административных нарушений. Совершенно точно.

И третий вопрос, который был поднят. 17 декабря этого года во Владивостоке состоится уже рабочая встреча, касающаяся путины минтая, то есть это январь–апрель месяц, когда будут согласованы все детали по организации совместной работы и созданию благоприятных условий для того, чтобы рыбаки могли реализоваться.

В.В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

Я исхожу из того, что возможные изменения в Кодексе об административных правонарушениях должны быть такими, чтобы они были справедливыми, эти санкции, но всё-таки не вели к вседозволенности. Это вообще серьёзная вещь, и здесь, я думаю, мы все с вами понимаем: ответственность должна быть за нарушения.

Ясно, что нельзя приравнивать рыбаков к злостным нарушителям, к браконьерам, но нарушение есть нарушение: за него надо отвечать. Поэтому ответственность должна быть справедливой, но она должна быть всё равно. Я исхожу из того, что понимание этого, конечно, должно быть у всех.

Г.С.Зверев: Оно у нас есть, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Хорошо. Спасибо большое. Дальше пойдём или есть здесь какие-то вопросы или комментарии? Да, пожалуйста.

М.В.Дедюшко: Есть вопрос к докладчику, Герману Станиславовичу. Дедюшко Марина, министр экономического развития Амурской области. Благовещенский судостроительный завод после многолетнего перерыва при поддержке правительства Амурский области возобновил серийное производство модернизированных малых рыболовных сейнеров. 

Они предназначены для прибрежного промысла. В этом году заводом построено 10 таких сейнеров. На сегодняшний день завод имеет производственные мощности, рабочий персонал и готов активно участвовать в программе обновления рыболовецкого флота.

Мы можем довести объём производства таких сейнеров в следующем году и в последующие годы до 16. Кроме того, на сегодняшний день завод осваивает новый вид продукции, осваивает производство судов с неограниченным районом промысла.

Я хочу задать вопрос: как вы оцениваете перспективы использования данных судов рыбаками Дальневосточного региона? Спасибо за ответ.

Г.С.Зверев: На Дальнем Востоке работает 747 малотоннажных судов в прибрежном рыболовстве. И в ближайшие 10 лет у 150 из них, практически у каждого пятого, заканчивается срок жизни, списание по старости. Поэтому, конечно, мы знаем об этом заводе, который в Амурской области возрождён к жизни, развивается. Кстати говоря, Владимир Владимирович, были названы десять судов, приобретенные в том числе теми проектами, которые я представлял, и которые используются на Камчатке. Предприятие занимается береговой переработкой и приобрело два МРС (малых рыболовных сейнера). Поэтому рыболовные предприятия и Камчатки, и Сахалина, и Приморского края готовы внимательно изучать предложения. Конечно, есть вопрос по цене, мы достаточно придирчиво к ней подходим, и, в общем-то, получается найти общий язык с заводом и не наступить сильно уж на финансовые возможности рыбаков.

Поэтому спрос на эту продукцию есть. Этот спрос нами удовлетворяется, мы эти суда приобретаем, у нас другого выхода просто нет.

В.В.Путин: Необходимость замены альтернативы практически не оставляет, так что завод, я так понимаю, будет загружен.

Г.С.Зверев: Да, вот здесь, знаете, свою положительную роль могла бы сыграть большая лизинговая программа. Не просто региональная лизинговая программа, а большая федеральная лизинговая программа в целях развития рыболовного судостроения.

Вот сейчас по Вашему поручению готовят стратегию развития рыболовного судостроения, и в неё вживлён раздел, касающийся лизинга, потому что, посмотрите, в авиастроении лизинг сыграл колоссальную роль. Для рыболовства он тоже может быть очень позитивным.

В.В.Путин: Да. Владимир Александрович (обращаясь к В.А.Дмитриеву – председателю Внешэкономбанка), какие соображения есть по поводу возможности использования лизинговых схем? Думаю, что идея правильная.

В.А.Дмитриев: Владимир Владимирович, мы уже в нескольких проектах реализуем лизинговые схемы. Вы знаете, мы Вам докладывали, два танкера повышенной ледовой классности именно в лизинговой схеме были реализованы для «Совкомфлота». То же самое мы сделали для «Сильвенита». Я не вижу…

В.В.Путин: Внешэкономбанк, хочу представить, кто не знает.

В.А.Дмитриев: Спасибо. Так что мы не видим проблемы в том, чтобы на федеральном уровне эту программу запускать в части рыболовецких судов.

В.В.Путин: Давайте посмотрим применительно к Дальнему Востоку и к этой продукции.

В.А.Дмитриев: Хорошо.

В.В.Путин: Договорились.

В.А.Дмитриев: Договорились.

В.В.Путин: Спасибо. Давайте дальше пойдём. Спасибо большое. Вы тогда подготовьте предложения в Наблюдательный совет ВЭБа, как информацию для начала.

Пожалуйста, Ломакина Марина Александровна по Приморью.

М.А.Ломакина (генеральный директор ОАО «Наш дом – Приморье», член фракции «Единая Россия» Городской думы г. Владивостока): Владимир Владимирович, добрый день! Приморье сегодня – это мегапроект по созданию делового, культурного, научного, образовательного, туристического, транспортного центра. Сегодня в Крае реализуется 69 проектов с объёмом инвестиций более 2 трлн рублей. В 1992 году Владивосток стал открытым городом, но только сейчас создаётся инфраструктура гостеприимства.

У нас появляются новые дороги, «аэроэкспресс», новые гостиницы международного уровня, театр оперы и балета, океанариум, новые набережные, скверы, и конечно, для нас очень важно, что появится и новый международный аэропорт. Я не сомневаюсь, что он будет загружен в ближайшее время, поскольку к Приморью интерес сегодня действительно колоссальный. Сегодня в гостиницах разместить наших гостей просто невозможно, особенно, когда происходят какие-то мероприятия.

Фактически у нас в 1906 году появился первый эскиз моста через бухту Золотой Рог. А сегодня 100-летняя мечта наших прадедов воплощается у нас на глазах: пилоны моста уже 170 метров. А мост через Босфор Восточный – это вообще уникальный мост будет. Это символы нового развития, я думаю, не только Приморья, но и Дальнего Востока.

В.В.Путин: Мне губернатор показывал почтовую открытку 1913 или 1915…

М.А.Ломакина: 1906 год.

В.В.Путин: …1906 года…

М.А.Ломакина: В музее Арсеньева оригинал хранится.

В.В.Путин: …где изображён этот мост как планы на будущее для развития Дальнего Востока и Приморья. 1906 год! Мы их, наконец, реализуем в 2010.

М.А.Ломакина: Удивительно, весной этого года мы провели детский конкурс «Мой любимый город». И новый город этот для них уже настоящий: с новыми мостами, скверами и парками. То, что для нас – ближайшее будущее, для детей – настоящее…

В 1890 году появилось первое учебное заведение – Восточный институт. И есть свидетельства, что уже тогда преподаватели и студенты мечтали о своем научном городе. Сегодня мы уже видим новые корпуса Дальневосточного федерального университета. С учётом возможностей Дальневосточного отделения Академии наук и нового океанариума мы считаем, что это самый амбициозный проект региона, который реально изменит лицо и культуру Дальнего Востока.

Владимир Владимирович, я как мать троих детей от себя лично, от имени всех приморцев хочу поблагодарить Вас за экологические проекты. В городе 30 лет горела городская свалка. Сегодня эта проблема решена, море очистилось, и рыбаки уже ловят корюшку. Никогда в городе не было очистных сооружений, канализация сбрасывалась напрямую в море. В следующем году это прекратится. Мы рассчитываем, что залив Петра Великого очистится в короткие сроки.

В.В.Путин: А сколько примерно займёт самоочистка моря, по оценке специалистов?

М.А.Ломакина: Зеленые экологи говорят, что очень долго, но я разговаривала с руководителями ТИНРО (Тихоокеанский научно-исследовательский рыбохозяйственный центр. – Прим. ред.), и, по их оценкам, это 2,5 года. У нас открытый океан, и ресурс моря очень большой.

В.В.Путин: Там обмен идёт, да?

М.А.Ломакина: Я могу привести простой пример. Я сама с Дальнегорска, это север Приморья. У нас там полиметалл. Я помню, там была тайга, а когда были построены эти заводы, стали абсолютно голые сопки. В кризис перестройки они перестали работать. И природа восстановилась: буквально за пять лет появились деревья там, где была только трава. Ресурс у природы колоссальный, нам только не надо мешать, и все быстро восстановится.

В.В.Путин: И все-таки, какая альтернативная точка зрения? Сколько времени потребуется на самоочистку бухты Петра Великого, по другой точке зрения?

М.А.Ломакина: По альтернативной – где-то 15–20 лет. Но я думаю, что через 2,5 года мы сможем убедиться в том, кто был прав.

В.В.Путин: Это не важно, главное – чтобы не было новых сбросов.

М.А.Ломакина: Конечно! Каждый день десятки тысяч жителей четырёх микрорайонов Владивостока вытирают сажу с подоконников. После газификации ТЭЦ-2 это прекратится, и мы сможем дышать чистым воздухом, а наши дети перестанут болеть.

В Приморье пришёл большой бизнес: «Газпром», «Роснефть», «Транснефть», «Соллерс», новые судостроительные верфи. Фактически это новые отрасли, новые рабочие места. Очень важно, что приглашаются высококвалифицированные специалисты, что они будут учиться у нас и у них будет работа.

Вместе с тем у нас есть ряд предложений, которые, мы надеемся, Вы поддержите. Первое – это введение упрощённого либо безвизового въезда для иностранных граждан на срок до 72 часов.

Второе – мост через Босфор Восточный открыл стратегически важные территории для Владивостока. Мы считаем целесообразным ввести в гражданский оборот те земли, которые не используются Министерством обороны по целевому назначению.

И что очень важно – третье, это Владивостокская крепость, уникальный памятник освоения восточных окраин России. Это непокорённый форт, память о наших прадедах. Её состояние сегодня – это наше отношение к прошлому. Она может и должна стать достойной визитной карточкой города.

Могу ещё добавить. Мы говорили про жильё. Очень важно, что в Приморье у нас три крупномасштабных комплексных микрорайона по застройке. Снеговая падь – это уникальный район.

В.В.Путин: Красивый.

М.АЛомакина: Наши военнослужащие, охраняющие границы, по 20–30 лет ждали жилья. А сейчас для них впервые строится целый современный микрорайон: пять детских садов, четыре школы, две поликлиники (взрослая и детская), спортивно-оздоровительный комплекс с бассейном и ледовой ареной.

В.В.Путин: Специально приняли решение о выделении дополнительных денег как раз на социальную инфраструктуру.

М.А.Ломакина: 10 тысяч семей – это, конечно, огромное количество! Я думаю, что Вы будете самым желанным гостем на новоселье. Приезжайте, пожалуйста!

В.В.Путин: Спасибо!

М.А.Ломакина: И ещё два важных проекта. Это Патрокл. Несмотря на то что Владивосток – город у моря, это будет первый жилой микрорайон, где мы сможем видеть из окна именно море, а не портовую инфраструктуру. Это с участием фонда РЖС (Фонд содействия развитию жилищного строительства).

И второй участок – это поселок Трудовое, где новая дорога. Это малоэтажная застройка. Для нас это возможность иметь собственный дом, двор и садик. Это очень важно. Спасибо большое за то, что у нас сегодня в Приморье есть. Великая держава – Советский Союз – не смогла, а Вы это сделали. Спасибо!

В.В.Путин: Мы, мы это сделали! Что касается бухты Патрокл, то мы там меняли планы. Сначала там хотели океанариум делать, о котором вы сказали.

М.А.Ломакина: Да, помним.

В.В.Путин: Потом всё-таки решили его сооружать на острове Русский, с учётом того что мост решили строить, а в бухте Патрокл развернуть жилищное строительство. Кстати говоря, и там часть жилья предусматривается для военных, да?

С.М.Дарькин: В бухте Патрокл будет самое современнейшее жильё, которое можно будет видеть. Мы начинаем строить в этом году. 30% мы выкупим – это жильё для социальных слоёв населения, в том числе для военных. 30%, Владимир Владимирович!

В.В.Путин: Хорошо. Что касается использования земель Министерства обороны. Минобороны, как и любое другое ведомство, держится за своё имущество. Денег у него, как всегда, не хватает. Я без всякой иронии говорю, планы там колоссальные. Действительно, средства нужны. Тем не менее, поговорим, поработаем с коллегами, посмотрим, что освобождается, что не нужно им, что можно передать и на какой основе передать краю.

М.А.Ломакина: Кстати, и Снеговая падь, и Патрокл – это тоже бывшие так называемые военные земли.

В.В.Путин: Да-да, я знаю. Это обсуждаем обязательно. По поводу безвизового въезда с туристическими целями – вы сказали, на 72 часа?

М.А.Ломакина: Сроком до 72 часов.

В.В.Путин: У нас в Петербурге такой проект осуществляется: круизные суда заходят, в безвизовом режиме туристы выходят и потом возвращаются. Здесь из МИДа никого у нас нет? Нет. Но есть такой проект, я знаю, он работает. Мы обязательно сформулируем такое поручение Министерству иностранных дел. Конечно, придумаем что-нибудь. Это для Приморья, я думаю, будет хорошим подспорьем. Главное – чтобы было что смотреть! Здесь есть что смотреть, но нужно создать условия. Ведь просто приехать, скажем, во Владивосток, и походить по набережным – недостаточно. Нужно помочь в развитии этого экотуризма, о котором я говорил. Здесь у вас какие планы?

М.А.Ломакина: На самом деле 2 декабря в Москве состоялся форум отельеров. И наши представители были, поскольку мы очень заинтересованы в развитии экотуризма. Сегодня эти проекты самые высокорентабельные и быстроокупаемые. У нас и сплавы, и дайвинг стали развиваться, и даже агротуризмом стали интересоваться. То есть у нас перспективы есть, но это та инфраструктура, которая сейчас идёт следом за теми проектами, которые сейчас развиваются.

В.В.Путин: Хорошо. Вы упомянули, и я говорил про Федеральный университет. Здесь у нас должен быть Владимир Владимирович Миклушевский, ректор. Расскажите, пожалуйста, о планах развития университета.

В.В.Миклушевский: По Вашему поручению мы внесли программу развития в Правительство в установленный срок. В этой программе развития есть три важных направления. Главное из них – это вложение в человеческий капитал, потому что мы считаем, что это сейчас важнейшее направление. Университет получает потрясающий кампус – 800 тыс. кв. м. Это целый город! Такого кампуса в стране больше не будет ни у одного университета. Он построен по самым современным технологиям.

В.В.Путин: Я думаю, что не все видели, что там строится. Я очень рекомендую съездить и посмотреть. Если по уму организовать всю дальнейшую работу, это, безусловно, может быть гордостью России. Это новейший, самый современный комплекс, сделанный с нуля, под нужды университета. И если наполнить его необходимым интеллектуальным содержанием, то, безусловно, это будет одна из доминант всего Дальнего Востока страны.

В.В.Миклушевский: Я приведу несколько примеров: три плавательных бассейна, несколько спортивных залов, целый стадион, то есть это действительно целый город, настоящее место обитания, занятия наукой для студентов и преподавателей.

Поэтому главное для нас сейчас – это вложение в людей. Если говорить о преподавателях, это реальное двуязычие преподавателей, это длительные (не менее семестра) стажировки за рубежом в лучших университетах мира. Мы уже договорились с послом России в США Сергеем Ивановичем Кисляком, что будем взаимодействовать с посольством, чтобы они нам обеспечили контакты.

Это, так называемый, преподаватель полного дня. У нас сейчас преподаватель приходит на несколько часов лекцию отчитать. А ему, может быть, не хватает комфортных условий, и он уходит домой. Так вот в кампусе будут созданы все условия, чтобы там преподаватель мог работать целый день. Это система грантов поддержки научной деятельности преподавателей.

Если говорить о студентах, то мы в программе развития предусмотрели, как говорит молодёжь, несколько фишек, чтобы привлекать студентов не только с Дальнего Востока, но и со всей страны. Прежде всего, это уникальная образовательная программа, обусловленная географическим положением Университета – это всё, что связано с изучением Мирового океана.

Кстати говоря, упоминавшийся океанариум находится буквально в шаговой доступности. Там тоже будут проходить учебные занятия, студенты будут заниматься наукой. Это биомедицина, потому что мы всерьёз намерены заниматься новыми лекарственными средствами, имплантами и всем тем, что, как мы говорим, продлевает активную жизнь человека.

Второе важное направление – это изучение экономики, политики, географии, филологии стран АТР (страны Азиатско-Тихоокеанского региона). Мы находимся в центре всех этих событий, поэтому грех этим не воспользоваться.

Не новость, что студенты должны заниматься наукой, но мы всё-таки хотим сделать так, чтобы они занимались не только наукой, но и инновациями, причём направленными на решение тех задач, которые стоят перед инвесторами, которые здесь уже упоминались (Сахалин, ВСТО, проекты по сжиженному газу, космодром «Восточный»). Чтобы они делали реальные проекты, стартапы. Может быть, со временем мы придём к тому, когда дипломные работы будут проектом создания стартапа. Мы с «Роснано» договорись строить наноцентр, центр трансфера технологий, центр прототипирования. По сути, это фабрики по производству стартапов.

Хочу сказать, что в кампусе есть все возможности для занятий спортом, но университет находится на самом берегу океана (буквально в 100–150 м), поэтому студентам будут доступны все водные виды спорта – дайвинг, серфинг, яхтинг. Пока мы купим парочку яхт в университет, а потом они пусть сами зарабатывают на инновационных проектах и покупают их себе сами.

И наконец, последнее. В этом году мы хотим провести эксперимент (я имею в виду – в учебном 2011 году) и компенсировать проезд до Владивостока студентам с высоким баллом ЕГЭ, которые захотят здесь учиться. Вообще я призываю всех ехать учиться во Владивосток.

В.В.Путин: А почему они должны вдруг последовать Вашему призыву и приехать учиться во Владивосток из европейской части, из Урала, Сибири? Почему?

В.В.Миклушевский: Потому что, Владимир Владимирович, начиная с третьих-четвёртых курсов, многие из них будут знать место работы. У них оно уже есть. Это одна из серьёзных проблем многих студентов: они доходят до выпуска и ещё не знают, куда пойти работать. Мы будем делать так, чтобы было куда пойти работать.

Вообще, на своём примере могу сказать: я всего два месяца живу и работаю во Владивостоке, – с семьей переехал, – а уже влюбился в этот город.

В.В.Путин: Владимир Владимирович переехал туда из Москвы, был заместителем министра образования Российской Федерации. Добровольно уехал! Хорошо. Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Кстати говоря, у нас из Дальневосточного отделения Академии наук здесь кто-то есть? Нет никого? Интересно, как идёт работа по океанариуму?

С.М.Дарькин: Владимир Владимирович, уже начали закупать зверей…

В.В.Путин: Кого? Зверей? Каких?

С.М.Дарькин: Морских зверей я имею в виду. На самом деле в 2012 году он будет готов.

В.В.Путин: А в каком состоянии сейчас строительство? Зверей закупим, а селить их некуда…

С.М.Дарькин: В следующем году будет закончен корпус для адаптации этих морских зверей, а в 2012 году океанариум полностью будет построен. Он будет самый большой, Владимир Владимирович, в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

В.В.Путин: Ну это я знаю. Финансирование там ритмично идёт? Всё в порядке?

С.М.Дарькин: Да, там финансирование идёт полностью. Оно – внебюджетное, оно идёт полностью, в срок.

В.В.Путин: Я знаю. А кто строит-то? Какие компании вы привлекли?

С.М.Дарькин: Владимир Владимирович, по моей информации, это та же компания, которая строит мост на остров Русский, – российская компания.

В.В.Путин: Спасибо. Пожалуйста, Братухин Сергей Борисович – по проблемам леса.

С.Б.Братухин: Спасибо, Владимир Владимирович. Уважаемые коллеги, уважаемый Владимир Владимирович! Тема леса сегодня звучала очень много, она действительно наболевшая. Хотел бы начать свой рассказ с очень коротких фактов о ценности того ресурса, которым мы все обладаем. Как уже упоминалось, леса Дальнего Востока – это четверть лесов России. Интересно, что это более 5% лесов всего мира. Но поражает не только количество…

В.В.Путин: Сколько? От всего мира?

С.Б.Братухин: Чуть более 5% – леса Дальнего Востока. Но поражает не только количество, Владимир Владимирович, но и качество. Хочу привести два факта. Первый – о том, что ещё 13 веков назад лиственница из наших краев использовалась для строительства Венеции. А факт из недавней истории – о том, что велотрек в Крылатском тоже построен из пиломатериалов из нашей же лиственницы. Поэтому, несмотря на то что Дальний Восток не сможет принять футбольные матчи в 2018 году, помочь строительным материалом и продукцией лесопереработки мы сможем.

Сегодня на Дальнем Востоке перерабатывается 25% того леса, который заготавливается. Цифра небольшая, однако за последние два года она увеличилась вдвое.

Тем не менее сверхзадача, которую мы как участники отрасли ставим перед собой и которой очень давно занимается Правительство и Государственная Дума, – это переработка всего объёма кругляка, который мы сегодня отправляем на экспорт. Главным образом в Китай и Финляндию – две ключевые страны-потребители кругляка.

В.В.Путин: В Финляндию отсюда тоже отправляете?

С.Б.Братухин: 17 млн куб. м, в Китай – чуть больше, 25 млн куб. м, в   целом Россия и Дальний Восток – около 10 млн. На наш взгляд, задача строительства лесопереработки может быть осилена только крупными, цивилизованными игроками. Весь тот плохой имидж, который существует у лесной индустрии в России, исторически связан с тем, что была допущена огромная фрагментация – масса мелких, не всегда ответственных игроков. Тот курс, который был взят с принятием новой редакции Лесного кодекса в феврале 2007 года, с принятием Постановления о поэтапном повышении таможенных пошлин, только помог крупным игрокам консолидироваться. Те 12 проектов, которые Вы упомянули, которые составляют основу портфеля Дальневосточного федерального округа, имеют статус приоритетных национальных проектов в области лесопереработки. Это первое. Во-вторых, они все предложены и сегодня реализуются крупными, цивилизованными, социально-ответственными игроками. Очень немного цифр: общий объём инвестиций составит более 35 млрд рублей. Количество созданных рабочих мест – 4300. Но самое главное – что к 2015 году, когда все эти проекты будут реализованы, весь объём заготавливаемой древесины на Дальнем Востоке сможет уходить на наши целевые рынки в виде продуктов с добавленной стоимостью, то есть переработанных продуктов, а не банального кругляка.

Я сегодня представляю крупнейшего инвестора в рамках этого портфеля. Наш холдинг называется РФПИ (Российский фонд прямых инвестиций). Мы инвестируем 12 млрд рублей на первом этапе, до 2014 года, в строительство переработки. Гордимся тем, что мы – второй по величине лесопользователь в России, сразу после группы «Илим». Арендуем у государства территорию аж в две Бельгии.

Но предметом нашей гордости является не только то, что мы крупнейший лесозаготовитель на Дальнем Востоке, а уже сегодня крупнейший лесопереработчик, и намерены оставаться в этой роли всю нашу жизнь.

В.В.Путин: А Смушкина (З.Д.Смушкин – председатель совета директоров лесопромышленной компании «Илим Палп») перегнать слабо?

С.Б.Братухин: Там другой сегмент, там  целлюлозно-бумажный.

В.В.Путин: Оживился сразу.

С.Б.Братухин: Но у нас и такая мечта есть, я о ней тоже расскажу.

А первая стадия нашего проекта – это строительство Дальневосточного центра глубокой переработки древесины. До 2014 года – это 12 млрд рублей, которые финансируются как нами, акционерами проекта, так и при поддержке Внешэкономбанка. Я отдельно сейчас об этом расскажу.

Немножко о добавленной стоимости в качестве примера. На границе кругляк сейчас стоит в среднем от 100 до 120 долл. за куб. метр. Только этот передел, который мы построим, уже позволит на единицу сырья получать 250–300 долл. за куб. метр. Вот она добавленная стоимость, о которой мы говорим и которую с 2006 года пытаемся создать. Это ценнейшие продукты: лиственничный шпон, плиты МДФ, сухой высококачественный пиломатериал.

По поводу мечты и по поводу «Илима». Могу сказать, что мечта есть и у нас. С 2015 по 2018 год есть задумка по строительству целлюлозно-бумажного комбината на Дальнем Востоке. Все старожилы отрасли говорят о том, что он рано или поздно здесь будет. Здесь для него хорошее историческое, правильное место. Жизнь в 2014 году не заканчивается, есть ещё чем заняться.

Немножко о Внешэкономбанке. Для нашей группы сегодня значимый день. Мы сегодня подписали основной пакет договоров по финансированию строительства первого завода по строительству шпона.

Хотел обратиться к Вам, Владимир Владимирович как председателю наблюдательного совета Внешэкономбанка. Мы в начале следующего года будем представлять вторую заявку – по строительству второго завода по сухим высококачественным пиломатериалам. Ни в коем случае не влияя на объективность процесса, хочу попросить повлиять на сроки, с тем чтобы строительство развивалось теми же темпами и не останавливалось.

В.В.Путин: Какие у вас планы по развитию проекта по времени? 

С.Б.Братухин: Запуск первого завода по шпону – это I квартал 2011 года. Он уже год как строится. Все другие перерабатывающие мощности будут введены в 2013 году.

В.В.Путин: Общие инвестиции, какой объём?

С.Б.Братухин: Инвестиции до 2014 года – это 12 млрд рублей. Сегодня мы подписали договоры на 3 млрд рублей. Акционерами в целом на сегодня уже проинвестировано около 7,5 млрд рублей.

Немножко по вопросам, которые Вы сегодня затронули. Безусловно, мы коммерческая организация. В наших приоритетах – получение прибыли, но как бизнес социально ответственный… Уже к 2015 году только прямые налоговые поступления составят в бюджеты разных уровней более 0,5 млрд рублей.

Ещё один момент для гордости: мы создаём не только тысячу рабочих мест. Это рабочие места для инженерных и технических работников.

В.В.Путин: Сколько платите денег?

С.Б.Братухин: От 45 до 60 тыс. рублей, поскольку оборудование очень дорогое, высококачественное и есть спрос на профессионалов на Дальнем Востоке, – это то, что касается рабочих мест.

Каждый раз, когда мы говорим о лесном бизнесе, это вопрос не только социальной ответственности, это вопрос ответственности экологической, вопрос лесовосстановления. Я сейчас на этом подробно останавливаться не буду. Когда будут вопросы в рамках нашей дискуссии, отдельно расскажу.

Лес в отличие от нефти, газа, руды – ресурс возобновляемый. Это возобновляемый ресурс только тогда, если участники отрасли занимаются лесовосстановлением. Это очень важный аспект, который мы все должны учитывать.

В.В.Путин: Спасибо вам большое.

С.Б.Братухин: Владимир Владимирович, хочется поделиться системными предложениями по тому, как мы видим дальнейшую роль государства, партии, Правительства в дальнейшем стимулировании лесопереработки.

Три вещи. Первое. Нам кажется, что инструмент таможенных пошлин, введённых с февраля 2007 года для стимулирования лесопереработки, себя оправдал. И таможенные пошлины в том или ином виде с учётом особенности процесса вступления в ВТО должны продолжать использоваться для стимулирования лесопереработки.

Второе. Сегодня уже прозвучал вопрос о лесных дорогах, и я так понимаю, что принято положительное решение о финансировании строительства дорожной инфраструктуры, где лесные дороги Дальнего Востока тоже включены. Очень важный вопрос – определения статуса лесных дорог, чтобы не только государство в них инвестировало, но и бизнес. И последнее. Я знаю, что Вы сегодня упоминали этот вопрос как вопрос неоднозначный. Мы верим в то, что продление срока аренды с 49 лет и его увеличение до 99 или до 149 лет даст дополнительный экономический стимул для лесопользователей. Говоря простыми словами, дождаться второго урожая, посадить, соответственно, саженцы высококачественные, селекционные.

В.В.Путин: Чтобы вам дождаться второго урожая через 150 лет, надо развивать здравоохранение.

С.Б.Братушкин: И демографию, Владимир Владимирович, но тогда короткая личная информация. Я пока готовился к этому докладу, так уж совпало, родился второй сын Тимофей Сергеевич.

В.В.Путин: Поздравляю! Дмитрий Анатольевич третьего от вас просит, а вы второго…

С.Б.Братушкин: А у нас это часть инвестиционного проекта.

В.В.Путин: Понятно. Молодец!

С.Б.Братушкин: Так вот я о чём: уже есть следующее поколение Братухиных, которому совершенно спокойно можно отдать и право, и обязанность беречь и оберегать наш лес.

В.В.Путин: А всё-таки как вы выстраиваете планы по лесовосстановлению? Они у вас закладываются прямо в инвестиционную деятельность?

С.Б.Братушкин: Вы знаете, я, когда слышу часть Ваших выступлений, мне нравится, что на ряд вопросов ответ звучит: «А так положено по закону». На самом деле вне зависимости от некоторых стереотипов, которые сегодня существуют, сегодня у операторов лесных ресурсов выбора, кроме как заниматься лесовосстановлением, нет. Это законодательное требование. Другой вопрос, что, когда мы занимаемся лесовосстановлением, мы закупаем саженцы у государственных питомников высокого качества, селекционные. Это первый момент. Второй момент связан с конкурентоспособностью нашей продукции на азиатских рынках Дальнего Востока и нашей страны. Мы проходим обязательную международную сертификацию системы лесовосстановления, и наша продукция является предметом гордости не только нашей группы, но и всего Дальнего Востока. Хочу сказать, что уже есть очень много компаний, которые прошли эту сертификацию, и, когда мы закончим её к концу следующего года, Россия перегонит Канаду по объёму сертифицированного лесного ресурса, который используется максимально экологически чисто и с чётким приоритетом лесовосстановления.

В.В.Путин: Сергей Борисович, всё-таки давайте вернёмся к этому очень чувствительному для вас и для других людей, которые работают в этой отрасли, вопросу – об аренде на 49 лет, возможности её продления. Этот закон,  вы хорошо знаете, там практически автоматом продлевается на 49 лет. Зачем вам сразу заключать договор на 100 лет?

С.Б.Братушкин: Вот сегодня, когда говорили про Петропавловск, говорили о том, что вопрос привлечения финансирования – очень важный. Деньги не на деревьях растут, поэтому, к сожалению, сегодня при выходе на рынки капитала это очень важный фактор – эта вот вероятность продления аренды за пределами 49 лет. Инвесторы – и наши, и иностранные – понимают, что одно дело – законодательная норма, а другое – это наше если бы да кабы: а продлится ли это, от чего это будет зависеть через 49 лет и т.д. Поэтому вопрос номер один – это вопрос именно доступа и привлечения финансирования, для того чтобы мы могли похвастаться так же, как, например, железная руда объёмами финансирования не 12–20 млрд рублей, а ещё больше привлекли бы финансирования на строительство целлюлозно-бумажного комбината, который строится три-пять лет, окупается 7–10 лет, поэтому долгосрочность вот этих арендных отношений для нас важна.

В.В.Путин: Я понял. Ладно, хорошо. Давайте подумаем все вместе, с теми, кто работает в отрасли, с депутатами подумаем, с общественными организациями, как сделать так, чтобы общество, государство гарантировало бы себе, что лесопользователи будут исполнять взятые на себя обязательства и действующее законодательство, но чтобы и у вас была уверенность в том, что вы вкладываете в лесовосстановление и сможете этим воспользоваться в будущих поколениях. Нам нужно найти такую золотую середину.

Пожалуйста.

Н.Селюк (Ассоциация коренных малочисленных народов Приморского края): Меня больше волнует закон о браконьерстве. Ведь сейчас по закону браконьер за убийство тигра штрафуется всего на полторы тысячи рублей – это мизер буквально. И вот у меня такое предложение. Создано очень много международных фондов, которые сохраняют уссурийского тигра. Но непосредственно за охотником сохранён каждый охотничий участок. Я бы хотела, чтобы этого охотника, на участке которого мигрирует тигр, поощряли или стимулировали материально, потому что основной хранитель тигра – это охотник.

В.В.Путин: Давайте подумаем. Борис Вячеславович (обращаясь к Б.В.Грызлову), у вас какой комитет занимается подобными вопросами?

Б.В.Грызлов: Комитет по природным ресурсам и экологии. У нас сейчас как раз есть закон о защите животных, который внесён и будет вскоре обсуждаться в первом чтении…

В.В.Путин: Я Вас прошу, вместе с Минприроды, с Трутневым, подумайте над предложением.

Б.В.Грызлов: Хорошо, обсудим. Минприроды внесло законопроект, резко ужесточающий наказание за браконьерство, особенно за «краснокнижных» животных. По тигру и леопарду там вообще отдельные статьи, предусматривающие в случае доказательства браконьерства арест и тюремное заключение.

В.В.Путин: Отдать их тиграм…

Б.В.Грызлов: Поддерживаю…

В.В.Путин: Или леопардам.

Н.Селюк: И  по закону о рыболовстве. У нас квота смешная – 5 тонн. У нас закон 1963 года, по-моему, – 50 кг рыбы на человека в год. В этом году дали одной общине 5 т кеты в Ольгинском районе. Люди приехали из Красноармейского района в Ольгинский ловить 5 тонн. Они остались без рыбы.

В.В.Путин: Пожалуйста. Это вопрос не менее важный, чем сохранение тигра, – сохранение людей.

А.А.Крайний: Владимир Владимирович! Прежде всего по закону о гарантиях прав коренных и малочисленных народов Севера и Дальнего Востока они могут ловить как с участком, так и без участка. Поэтому я не очень понимаю, почему им дали в одном районе, а они приехали из другого района. Это или местные власти там…

Н.Селюк: Это географически так.

А.А.Крайний: Нет, я понимаю. Но им не надо было ехать из Красноармейского района: они могли бы ловить у себя, то есть где угодно могут ловить КМНСы.

Н.Селюк: В таких объемах в Красноармейском районе нет рыбы.

А.А.Крайний: Понятно. У нас есть другая история…

В.В.Путин: Нет, вот другую не надо. Давайте про эту. У нас у каждого есть своя история…

А.А.Крайний: Они имеют право ловить абсолютно спокойно, свободно и без ограничения.

Н.Селюк: Обман!

В.В.Путин: Обман?

Н.Селюк: Обман.

А.А.Крайний: Ну, знаете, это написано в законе, Владимир Владимирович, поэтому что значит «обман»? Им даже разрешение не надо выписывать – КМНСам. Они выходят и ловят. Поэтому не знаю, кто тут кого обманывает. Эти гарантии прописаны в федеральном законе.

В.В.Путин: Нет, но они же говорят, что эта квота – квота маленькая…

Н.Селюк: Владимир Владимирович! Люди из Удегейского, Красноармейского района. У них 650 км до Ольги. Приехали, показали документы на вылов рыбы…

А.А.Крайний: Так. Кому?

Н.Селюк: Написано: кета амурская. Рыбинспектор – очень внимательный. Говорит: а у нас нет амурской кеты. Езжайте во Владивосток – это 650 км – и переправляйте документы. Приехали, исправили, поехали опять в Ольгу. И всё равно не дали рыбу ловить из-за одного слова «кета амурская»…

В.В.Путин: Послушайте, это на самом деле серьёзный вопрос. Это и есть административные барьеры, которыми пользуются недобросовестные люди и которые не дают нормально работать.

А.А.Крайний: Владимир Владимирович, мы разберёмся, но дело в том, что тут я не понимаю, что происходит, потому что КМНС не нужно разрешения выписывать. По закону не нужно. Они могут прийти и ловить на берег реки.

В.В.Путин: Ловить что?

А.А.Крайний: Рыбу, кету в том числе. Там не нужны разрешения по закону – для личного потребления, для традиционного образа жизни, не для реализации. Это тоже очень важно.

Реплика: Да дайте только для еды поймать.

А.А.Крайний: Потому что у нас на Камчатке заявок от КМНС было на 70 тыс. тонн. Но это другая история, другой субъект.

Реплика: 5 тонн.

В.В.Путин: Андрей Анатольевич, я понимаю, о чем Вы говорите. Я с рыбаками встречаюсь регулярно. И крупные предприятия обращают на это внимание. Чтобы здесь не злоупотреблял никто ссылками на необходимость обеспечения традиционных промыслов малых коренных народов, это понятно, тем не менее есть какие-то элементарные нормы, которые всё-таки нужно людям дать.

А.А.Крайний: Владимир Владимирович, после окончания конференции я готов завтра доложить.

В.В.Путин: Я Вас прошу, Андрей Анатольевич, не отмахиваться от этого. Вполне допускаю, что это проблемы, с которыми люди реально сталкиваются в жизни. И Вы посмотрите на это повнимательнее. Сейчас закончится конференция, поговорите, но потом мне скажите, в чём там дело.

Т.Ф.Романова: Президент ассоциации коренных малочисленных народов Камчатского края. Не надо здесь Крайнему лукавить. На вылов рыбы для коренных народов и по Корякскому округу – 10 проверяющих. При этом бабушка и маленькие дети, которые вообще по-русски не умеют разговаривать, должны заявку заполнять. Это как понимать?

Она правильно говорит: разрешение надо. Выиграл участок, там и лови – есть там рыба, нет рыбы. В этом плане я её поддерживаю.

Реплика: Владимир Владимирович, я родом из Красного Яра. У нас раз в 25 лет по закону положено 100 куб. м деловой древесины для строительства дома. Возле меня рубят лес 36 компаний. А мне выделяют деловую древесину за 60 км. Сколько мой дом будет стоить?

В.В.Путин: Это у Вас какой субъект?

Ответ: Приморский край.

В.В.Путин: Пожалуйста, Сергей Михайлович. На самом деле это уже не смешно, честно говоря. Просто меня это задевает даже: как будто меня это лично касается. Что происходит?

С.М.Дарькин: По Красному Яру – это действительно место проживания коренного малочисленного населения. Они живут далеко от моря, поэтому красной рыбы действительно нет. Что касается леса, Владимир Владимирович, я разберусь, но кедровая зона, которая особо охраняемая…

В.В.Путин: Сергей Михайлович, но ведь она же говорит: рядом рубят лес и щепки летят, а их посылают за десятки километров. Знаете что, давайте повнимательнее посмотрите на эти вещи, так же как и на вылов рыбы. Действительно, можно ведь формально нарезать участок и сказать: ловите. А там кроме сидящих – вот мы здесь такие сидящие и есть: есть рыба, а есть сидящие – рыбы там нет, но и таких сидящих, как мы, там нет. Там ничего нет. Несмешно, Андрей Анатольевич, на самом деле. Обязательно переговорите и потом мне доложите. То же самое по древесине.

П.Федоров: Уважаемый Владимир Владимирович, я хотел задать вопрос по переработке.

В.В.Путин: По прибрежной или вообще?

П.Федоров: Нет, я из Якутии. Федоров Петр, председатель комитета по экономике и промышленности нашего законодательного собрания.

Хотел сказать от имени 1249 человек, которые работают огранщиками и ювелирами на территории нашей республики. Действительно, за последние годы у нас довольно интенсивно идёт развитие и огранки, и ювелирного дела. Тормозящим фактором является у нас длительность восстановления НДС. Поэтому просьба такая. Потенциал этого дела – 15 тысяч дополнительных рабочих мест. Необходимо придать нашему таможенному посту статус специализированного с правом ввоза-вывоза драгоценных металлов и камней.

В.В.Путин: Хорошо. Андрей Анатольевич, если Вы думаете, что Пётр Фёдоров Вас выручил и от рыбы нас совсем увёл в сторону, то Вы ошибаетесь. Я Вас прошу ещё раз внимательно…

А.А.Крайний: Я завтра доложу, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Да, Сергей Михайлович (обращаясь к С.М.Дарькину), и Вы тоже  по этой древесине. Хорошо, я это тоже услышал. У нас АЛРОСА занимается министр финансов. Как Вы знаете, он самым активным образом помогает компании. Проблему, на которую Вы обратили внимание, мы тоже посмотрим обязательно.

Пожалуйста, президенту дайте.

Е.А.Борисов (президент Республики Саха (Якутия)): Владимир Владимирович, я хотел бы объяснить насчёт рыболовства.

В.В.Путин: Да.

Е.А.Борисов: Эта проблема у нас, в Республике Саха (Якутия), также существует. Здесь речь идёт о противоречии двух законов – закона о рыболовстве, который принят в 2008 году, и закона о малочисленных народах, который принят в 1995 году. Они противоречат друг другу в том плане, что все рыбные промыслы, – не учитывая, есть там малочисленные народы, живут или не живут, – все рыбные промыслы продаются на аукционах и не учитывают интересы тех народов, которые проживают вокруг этих промыслов. Поэтому сегодня необходимо решить эту проблему, чтобы в законе о рыболовстве были учтены нормы закона 1995 года.

В.В.Путин: Хорошо.

Е.А.Борисов: Вот это надо решить.

В.В.Путин: Хорошо.

Е.А.Борисов: Пока это не решим…

В.В.Путин: Там была проблема, связанная с тем, что под видом научных квот вылавливают в промышленном масштабе.

Е.А.Борисов: Абсолютно правильно.

В.В.Путин: Под видом интересов обеспечения малых и малочисленных народов – в промышленном масштабе. Но здравый смысл всё равно должен быть. Если нам женщина говорит о проблемах, которые существуют, – значит, на них нужно посмотреть.

Да, пожалуйста.

Т.Ф.Романова: Уважаемый Владимир Владимирович, всё-таки ещё раз о проблемах коренных малочисленных народов Севера. Президент краевой Ассоциации коренных малочисленных народов Севера Хабаровского края.

Хабаровский край – это уникальная территория, поскольку здесь протекает огромнейшая, великая река Амур. И для коренных народов Хабаровского края рыболовство – это основной источник существования.

Я к Вам сегодня прицельно хочу обратиться. Насколько я знаю, завтра, 7-го числа, в Правительстве Российской Федерации состоится заседание Правительства под руководством Зубкова Виктора Алексеевича (заместитель Председателя Правительства Российской Федерации), где будет рассматриваться вопрос о внесении изменений и дополнений в закон о рыболовстве в части традиционного рыболовства. Будет рассматриваться проект Министерства регионального развития, в котором совершенно исключены как субъект закона о рыболовстве национальные общины. То есть традиционное рыболовство предполагается рассмотреть как рыболовство для личного потребления. Предполагается в законе утвердить: я поймал, вот я съел… Можно одежду из кожи рыбы сшить, можно собак накормить, но продавать будет нельзя. И общинам квоты тоже выдавать нельзя, потому что национальную общину как субъект рыболовства в этом законе рассматривать вообще не предполагается.

Эта инициатива у нас исходит из Камчатского края и поддерживается Федеральным агентством по рыболовству. Хабаровский край неоднократно направлял предложения по оптимизации традиционного рыболовства с тем, чтобы общины были стимулом для развития Дальнего Востока, для развития нашей территории. Это малые отдалённые села. В эти села никогда не придут ни бизнес-структуры, ни государство. И только мы сами, коренные народы, развивая свои общины, развивая свою территорию, можем влиться в развитие всего Дальнего Востока. Я думаю, что это очень важно, поскольку оттока коренного населения в другие западные территории никогда не будет. Мы здесь жили, живём и будем жить, несмотря ни на какие кризисы, несмотря ни на какие катаклизмы, потому что это наша родина. Я бы хотела, чтобы этот вопрос был пристально рассмотрен и обращаюсь к Вам за поддержкой.

В.В.Путин: Хорошо. Я уже говорил о том, что мы, безусловно, должны обеспечить интересы малых коренных народов Севера. И территории, о которых мы говорим… Нужно сделать таким образом, чтобы за их спиной не вставали никакие структуры, которые под видом коренных малых народов использовали ли бы какие-то льготы и занимались бы крупномасштабной производственной деятельностью. Только об этом идёт речь. Но то, что интересы самих малых (малочисленных) народов должны быть обеспечены, здесь и спору нет. И я прошу ведомства соответствующим образом это иметь в виду, учесть при рассмотрении тех вопросов, о которых сейчас было сказано, на правительственной комиссии.

Реплика: А можно по этой теме только один вопрос?

В.В.Путин: Пожалуйста.

Вопрос: Высказаны были суждения в отношении того, что несовершенен закон. Категорически с этим не согласен! Потому что там, где раньше правили бал бригады шабашников, пользуясь несовершенством в законе, сейчас, после того как введены новые правила распределения рыбопромысловых участков, только на Камчатке, Владимир Владимирович, пять современных рыбоперерабатывающих заводов, в том числе Тымлатский рыбокомбинат – на самом севере Камчатки, в Корякии. Предложен модельный проект, который позволяет вовлекать коренные малочисленные народы в бизнес, в производство. И пять заводов есть. Суточная переработка – 2 тыс. тонн. Это очень тонкий, деликатный вопрос, поэтому очень важно…

В.В.Путин: Понимаю, но баланс интересов должен быть обеспечен и нужно внимательно посмотреть. Хорошо, давайте дальше пойдём.

Пожалуйста, представьтесь.

И.Е.Танковид: Уважаемый, Владимир Владимирович, участники конференции! Я с Камчатки. Хочу сказать, что я дождалась наконец-то времени своего выступления, и хочу всем напомнить, что наша страна встречает рассвет на Камчатке и Россия начинается с нашего края.

В.В.Путин: Илона Евгеньевна – учитель химии и биологии.

И.Е.Танковид: Да, учитель химии и биологии. Наш край образован чуть более трёх лет назад. Вся моя жизнь связана с Камчаткой. Родители меня привезли сюда ещё маленькой девочкой в далёком 1981 году. И то, как мы жили раньше, и как мы сейчас живем, я знаю не понаслышке. Я выросла здесь, я выучилась, я нашла интересную, любимую работу. Я вышла замуж, я родила двух детей, и я хочу дальше жить на Камчатке.

Сегодня я хотела бы рассказать, как у нас меняется жизнь края и как именно повышается качество жизни. Нужно сказать, что сейчас лучшим доказательством повышения качества жизни стало то, что к нам стало приезжать больше, чем уезжать, увеличилась рождаемость. Сегодня в нашем крае строится жильё для военных, ветеранов и, очень важно, для детей-сирот. Все эти перемены в большой степени связаны с Вашим вниманием к Камчатке. Только в этом году наш край дополнительно получил 11млрд рублей, хотя, мне кажется, что мы были, наверное, не готовы к освоению таких средств, потому что у нас нехватка специалистов, готовых проектов. Но можно сейчас сказать, что этот барьер преодолен и это подтверждено тем, что заработала программа сейсмики. Допустим, мои друзья из Петропавловска-Камчатского в этом году смогут переехать из аварийного жилья в новое. И таких счастливчиков будет более 200 семей. В декабре и январе планируется расселение четырёх общежитий. Очень приятно, что в центре краевой столицы построено новое, красивое здание театра. Следующим, не менее долгожданным для наших детей, будет новый театр кукол. Построен современный спортивный комплекс. Такой же, но уже с бассейном, строят в Елизово. Хочу отметить, что это проекты партии «Единая Россия». Уже два года подряд на Камчатке проходят международные соревнования по биатлону. Раньше мы об этом даже и не мечтали. В трёх отдалённых посёлках построены новые школы, в ближайших планах – ещё две. И также строительство новых детских садов. Хочу сказать о нашей гордости – о проекте дистанционного обучения. Он запущен и успешно реализуется для старшеклассников из отдалённых посёлков. На расстоянии ребята получают знания при помощи лучших педагогов Петропавловска. И самое главное, что ребята учатся. Ну и хотелось бы мне ещё сказать, что у нас действует очень удивительный проект, который называется «Выездные бригады». Дело в том, что в отдалённые посёлки и оленеводческие станы направляются дефицитные врачи, а вместе с ними приезжают специалисты по оформлению документов, регистрации оружия и транспорта. Ведь раньше люди в северных посёлках не могли, оставаясь дома, даже сфотографироваться на паспорт. В Палане, на севере края, где высокая заболеваемость туберкулёзом среди коренного населения, построен новый тубдиспансер. Отремонтированы поликлиники и больницы.

Сейчас, Владимир Владимирович, чтобы получить специализированную медицинскую помощь, нам нужно лететь в Хабаровск, Новосибирск, Москву. Новая краевая больница, я думаю, снимет эту проблему, и молодым специалистам найдётся интересная работа. Серьёзной проблемой для края, на мой взгляд, является нехватка специалистов. В крае разработана система льгот, камчатские врачи и учителя на селе не платят за коммунальные услуги и электроэнергию. Подъёмные для них – до 200 тыс. рублей. И, более того, в первые три года работы они получают дополнительную годовую зарплату. Но, как оказывается, этих мер недостаточно.

Дело в том, что молодые амбициозные педагоги и врачи хотят работать на современном оборудовании и с новыми технологиями. У нас пока не удаётся дать им такие возможности.

Кто был на Камчатке, наверное, со мной согласится, что наш край завораживает. Несомненно, здесь нужно развивать туризм, в том числе – в заповедниках и заказниках. Но пока отдыхать у нас очень дорого. Вы меня спросите: почему? Да потому, что от одного заповедника до другого не доедешь на машине, нужно нанимать вертолёт. Думаю, что эту проблему может решить строящаяся дорога на север, которая даст возможность камчадалам и туристам свободно передвигаться.

Наш край богат дарами природы. И очень хочется видеть на наших прилавках продукты местного производства, в том числе – экологически чистые продукты. На Камчатке есть предприниматели, которые могут и хотят работать, но, наверное, для их поддержки нужны какие-то особые, прорывные механизмы. Одним из таких шагов стало снижение стоимости электроэнергии. Мы очень надеемся, что с приходом газа в наш край ее стоимость станет ещё ниже.

Владимир Владимирович, Вы в своём выступлении упомянули о льготе для дальневосточников на перелёт на материк. Я хочу Вам сказать, что в этом году очень много камчатцев, а именно 33 тысячи, этим воспользовалось, в том числе и мои родственники. И у меня вот такой вопрос в связи с этим. Возможно ли снижение возрастного порога хотя бы до 50 лет? Ведь именно в этом возрасте жители Севера становятся пенсионерами.

В.В.Путин: Это всё зависит от бюджетных возможностей. Я уже сказал, что мы 2,5 млрд выделяем на эти возрастные группы – на молодёжь и на пенсионеров после 60 лет. Всё возможно, но просто надо смотреть на возможности бюджета. Это просто надо будет не 2,5 млрд выделять, а пять. Вот и всё. Мне кажется, здесь мы должны поработать по другому направлению – надо в целом снижать стоимость пролёта. Я уже говорил в своём выступлении: мне иногда даже непонятно, из чего это складывается. Потому что стоимость авиационного керосина слишком большая, а это происходит в результате монополизма на авиационных заправочных пунктах. Это первое. И второе – это налогообложение со стороны государства. Здесь надо повнимательнее посмотреть… На такие перевозки можно и по-другому выстроить систему налогообложения. Соответствующее поручение Минфин и Минтранс имеют.

И.Е.Танковид: И в связи с этим ещё один вопрос. Я часто летаю с Камчатки и хочу сказать, что в этом году я принимала участие в конкурсе «Учитель года России». Он состоялся в Сибири, в Магнитогорске. Так вот, чтобы мне долететь до Магнитогорска, мне всё равно пришлось лететь через Москву. Объясню, по каким причинам. Во-первых, это дешевле, а во-вторых, нужно сказать, что мы действительно иногда не можем добираться до других городов, и у нас всё время действует вот такой перелёт через Москву. И ещё мы довольно часто мигрируем по Дальневосточному округу и билеты намного дороже. Вы об этом уже говорили. Конечно, хотелось бы, чтобы они стали дешевле, потому что для нас они очень востребованы.

В.В.Путин: Это абсолютно корректное замечание. Проблема такая есть и существует много региональных программ. Сейчас только на выставке мне об этом рассказывали. И мы, безусловно, будем поддерживать это на федеральном уровне – развитие местной авиации и местного аэропортного хозяйства, будем создавать несколько кластеров.

И.Е.Танковид: Владимир Владимирович, так как я из города Вилючинска, я хочу Вам сказать, что, конечно, вспоминая те, 1990-е, годы (как раз я заканчивала школу), когда в Рыбачьем мы видели, как у нас пустели заброшенные дома и то, что мы видим сейчас… Большое Вам спасибо. Я своим одноклассникам даже присылаю фотографии, чтобы показать, как у нас всё изменилось.

Я надеюсь, что после моего выступления у многих изменится представление о Камчатке. Камчатка – это не только вулканы, гейзеры, медведи, красная икра. Это развивающийся регион, где комфортно жить и интересно работать. В своё время я своих родителей остановила от переезда на материк и сейчас своё будущее связываю только с Камчаткой. Вы у нас очень частый гость, и всё по делам, а я Вас приглашаю просто отдохнуть.

В.В.Путин: Спасибо большое! Я в этом году, как вы видели наверняка, приезжал на Камчатку, посмотрел там и немножко отдохнул. Что касается сложного времени, когда мы только приступали к развитию Вилючинска, я, знаете, что вспомнил? Действительно, в бюджете не было денег тогда, и я просто обратился к нашим крупным компаниям – «Сургутнефтегаз», ТНК, некоторым другим, и они дали миллионы долларов, десятки миллионов. И это было первым шагом к тому, чтобы ситуацию удержать. Потом включилось уже государство, и бюджет включился. Мы часто и поделом поругиваем наши компании и критикуем их, то за одно, то за другое. Но я ничего не придумал, так и было, понимаете? И социальная ответственность бизнеса, конечно, у нас значительно растёт. Надеюсь, что так и будет дальше продолжаться, и не только применительно к этой территории, к этой проблеме, но и к другим.

Есть какие-то ещё у вас замечания или предложения? Пожалуйста, прошу вас.

С.М.Орлов: Владимир Владимирович, Орлов Сергей Михайлович, подполковник запаса, председатель комиссии по делам военнослужащих, ветеранов и членов их семей Амурской области, Общественная палата Амурской области.

Владимир Владимирович! Если говорить о такой категории, как ветераны, о качестве жизни военных ветеранов, людей, выполнивших свой воинский долг перед Отечеством, то можно сказать схематично тремя словами: это жильё, работа и забота.

Что касается жилья, то обещания партии по строительству жилья выполнены или сейчас выполняются. Абсолютно выполнено по ветеранам Великой Отечественной войны. Это успех партии, это успех всей страны.

А если такая же программа начнётся как можно быстрее  – и будет в дальнейшем выполнена – по ветеранам боевых действий (там тоже большой долг, я думаю, с учётом программ по военнослужащим) – это будет тройной успех. И здесь, собственно, подвижка есть. Осталась одна больная категория – ветераны боевых действий. Но тут, конечно, нужны большие деньги, которые нужно вкладывать…

Но есть ещё программа, которая у нас работает. У нас сейчас замечательно работает программа переподготовки. Когда начинаются споры, может ли вообще офицер запаса войти в гражданскую жизнь, извините, мы приводим такой пример: увольнялся подполковник Путин Владимир Владимирович, собственно, все знают, он сегодня работает Председателем Правительства. Пытаемся так убеждать в том, что можно и в гражданской жизни работать. Здесь немаловажно образование.

Сейчас Министерство обороны ведёт очень эффективную программу по переподготовке военнослужащих по одной из гражданских специальностей. Она проводится на базе 57 военных ВУЗов. У нас на Дальнем Востоке таких ВУЗов два. Один во Владивостоке готовит по морским специальностям – «Судовождение», семь – на базе высшего образования, девять – на базе средне-технического образования.

В.В.Путин: Гражданские ВУЗы нужно подключать.

С.М.Орлов: А в Благовещенске у нас готовят по двум специальностям. Одна – в высшей школе и вторая – менеджер по работе с персоналом, то есть специалист по кадрам. Замечательно, но абсолютно не соответствует требованиям нашего регионального рынка и абсолютно не соответствует требованиям трудоустройства военнослужащих на Дальнем Востоке.

Предложение простое: необходимо прикреплять гражданские ВУЗы, которые имеют опыт и способны работать, именно на регион.

Спасибо.

В.В.Путин: Я думаю, что это правильное предложение. Потому что это даст возможность и ВУЗы загрузить в связи с известной проблемой сокращения абитуриентов, и даст возможность бывшим офицерам получить новую специальность или повысить квалификацию, как в некоторых случаях, скажем, для военно-морских сил, для бывших морских офицеров: они могут, допустим, заниматься судовождением, но им для этого нужна дополнительная корочка о том, что они имеют право это делать применительно к гражданским судам. И, конечно, в этих случаях нужно привлекать гражданские ВУЗы. Обязательно посмотрим этот вариант.

Пожалуйста.

К.Кинеко (заместитель главного врача Камчатской краевой больницы): Я хочу поднять проблему острого кадрового дефицита, в том числе Вилючинской больницы, про которую Вы говорили.  

Всё дело в том, что даже те, которых мы направляем по целевому направлению, они не все к нам возвращаются, – это первое.

Второе, в 2010 году отменили больничную интернатуру. Они сейчас проходят обучение на базе кафедр, и в тех городах остаются работать. И ещё в защиту интернатуры. Раньше доктора проходили обучение в интернатуре и получали зарплату, а сейчас получают стипендию, что раза в три меньше.

В.В.Путин: Я знаю. Это несправедливо. Для интернов, конечно, нужна зарплата.

К.Кинеко: Да. Поэтому необходимо рассмотреть вопрос о проведении интернов на базе больниц в Камчатском крае.

В.В.Путин: Хорошо. Посмотрим. Это несправедливо.

Пожалуйста.

С.С.Черкасова: Уважаемый, Владимир Владимирович, извините, я может быть немножечко не в тему. Я работаю воспитателем. Мой ребёнок посещает детский сад. У нас молодая семья. Мы планируем второго ребёнка. Меня, как и многие молодые семьи, волнует вопрос обеспечения детскими садами.

Ещё хотела спросить. У меня много знакомых, которые с рождения ребёнка встают на очередь, чтобы получить место в детском саду. Я знаю, что в Хабаровске делается многое, открываются детские сады, тем не менее всем желающим мест не хватает. Знаю о партийном проекте «Детские сады – детям». Меня интересует вопрос: как планируется его реализация, и конкретно – в Хабаровском крае?

В.В.Путин: Что касается Хабаровского края, то здесь губернатор В.И.Шпорт расскажет лучше, чем я. В целом Вы сами упомянули об этой программе, это и партийная программа, но это и государственная программа. Нам нужно возвращать прежние помещения, которые были переориентированы под другие цели, нам нужно строить новые, оборудованные детские сады, нужно внедрять новые формы, связанные с семейными детскими садами и так далее.

Ну, вот губернатор сейчас ещё дополнительную информацию даст. Пожалуйста.

В.И.Шпорт: Мы провели ревизию в Хабаровском крае. Потребность в детских садах в крае около шести тысяч. Это примерно нужно построить 15–16 детских садов. Мы разрабатываем программу. Самая острая потребность в Хабаровске – 800 человек стоит в очереди. На следующий год планируется сдать два детских сада, третий будем закладывать. Сейчас программу утвердим, и со следующего года начнём её реализацию совместно с муниципальными образованиями.

В.В.Путин: Как Вы думаете, сколько времени потребуется для того, чтобы снизить остроту проблемы.

В.И.Шпорт: Чтобы снизить остроту проблемы, надо года три.

В.В.Путин: У вас дефицит сейчас сколько в процентном отношении?

В.И.Шпорт:  Шесть тысяч по краю. 800 мест по городу Хабаровску можно за два года решить. Самая острая проблема в Хабаровске. По другим муниципальным районам такой остроты нет, она решается.

В.В.Путин: Перспектива вот такая.

В.И.Шпорт:  Мы будем этим заниматься, обязательно доведём до сведения всех глав, опубликуем это.

В.В.Путин: Надо чтобы люди знали, какова эта перспектива. Спасибо.

Г.Балакшин: Балакшин Георгий, республика Саха (Якутия). Заслуженный мастер спорта по боксу…

В.В.Путин: Я вижу. Как будто напасть на меня собрался!

Г.Балакшин: Трёхкратный чемпион Европы.

В.В.Путин: Трёхкратный чемпион Европы? Молодец!

Г.Балакшин: Бронзовый призер Олимпийских игр в Пекине, капитан сборной…

В.В.Путин: В Лондоне будете выступать?

Г.Балакшин: В мае буду проходить отбор, дай Бог получится. Конечно, хотелось бы. Всегда честь представлять нашу страну, тем более на Олимпийских играх, тем более занимать призовые места и становиться чемпионом.

Я сам родом из села Антоновка – из глубинки нашей республики. Условий для занятий спортом там практически не было. Из-за отсутствия зала мне приходилось тренироваться даже в коридоре школы. Условия практически никакие.

Считаю, что определяющей точкой моей карьеры была победа в первых играх «Дети Азии» в 1996 году. Я одержал свою первую международную победу. Я считаю, что игры дают возможность молодым спортсменам проявить себя, выйти на другой, более высокий уровень.

В.В.Путин: Имеются в виду игры «Дети Азии»?

Г.Балакшин: Да, международные спортивные игры «Дети Азии». Сейчас уже в этих играх тысячи ребят принимают участие – из Якутии, других регионов России, стран Азии. Для них главной целью стала победа в этих играх. Первая серьёзная цель – выиграть эти игры. Игры также воспитали у нас призёров и чемпионов Олимпийских игр. Правительство России и партия «Единая Россия» с самого начала поддержали уникальную инициативу Якутии. Признанием наших достижений стало право на проведение в 2012 году международного спортивного форума «Россия – спортивная держава», который пройдёт одновременно с V международными играми «Дети Азии».

Владимир Владимирович, зная Вас как человека спортивного, как спортсмен спортсмена хотел бы пригласить в нашу республику в 2012 году, что могли стать свидетелем ярких спортивных побед.

В.В.Путин: Большое спасибо!

Г.Балакшин: Если Вы приедете к нам, я думаю, чемпионов у нас будет больше. Вы говорили насчёт 2018 года, возможно, кто-то из этих спортсменов будет отобран в ту команду, которая будет представлять нашу страну в 2018 году на Чемпионате мира по футболу.

В.В.Путин: Здорово! Спортивные соревнования «Дети Азии» – это действительно большие соревнования, с большим количеством участников. Якутия уже проводила эти соревнования, по-моему, в 2008 году, теперь и в 2012 будет проводить.

Вообще, что касается развития детей, в Якутии много делается. Климат тяжёлый, морозно там. Сейчас сколько там? Минус сорок пять! Я когда первый раз приехал туда, с удовольствием посмотрел: и общеобразовательные школы есть очень хорошие, и музыкальный центр для подготовки одарённых детей – собирают со всей республики и привозят.

Это очень хороший пример для подражания в других субъектах Российской Федерации, а на Дальнем Востоке тем более. Потому что территории огромные. Они ищут по всей республике талантливых ребятишек, свозят в один центр и занимаются с ними почти индивидуально. Просто замечательный опыт, мне очень понравился!

Ничего особенного нет: скромные, но очень достойные условия для жизни. Практически индивидуальная подготовка с каждым из учеников. И результаты хорошие. Здорово просто!

Что касается спорта, то у вас там планируется создать новый спортивный центр тренировочный. Из федерального бюджета мы выделяем 2,7 млрд рублей. Финансирование будет обеспечено, такой центр мы обязательно сделаем.

Е.Ошур: Екатерина Ошур, Приморский край. Владимир Владимирович, возвращаясь к объектам саммита. Сейчас ведётся масштабное автодорожное строительство, приуроченное к саммиту АТЭС 2012 года. Ключевым объектом является автодорога посёлок Новый – полуостров Де-Фриз–Седанка. Выше обозначили, что уже планируется застройка под малоэтажное строительство и развитие рекреационных зон.

В.В.Путин: Вы имеете в виду на острове Русский?

Е.Ошур: На полуострове Де-Фриз. Но идёт информация, что низководный мост-эстакада будет платным. Возникает вопрос доступности посещения этого острова для жителей Владивостока и Приморского края.

В.В.Путин: Надо посмотреть. Я не помню, как Минтранс планирует. Это Минтранс делает, Сергей Михайлович, или это краевая администрация?

С.М.Дарькин: Владимир Владимирович, это делаем мы за счёт помощи из федерального бюджета, естественно, потому что у нас таких денег  никогда бы не было. Этот мост мы строим за счёт экономии, которую получили по проектным решениям.

В.В.Путин: По проекту?

С.М.Дарькин: По проектным решениям, которые мы сделали, вот ещё одна новая дорога, которая будет огибать весь город Владивосток.

В.В.Путин: Это в связи с подготовкой к АТЭС?

С.М. Дарькин: Так точно. Поэтому у нас даже в мыслях не было сделать его платным. Но хорошая идея, Владимир Владимирович.

А.А.Кардыш (детский тренер-преподаватель самбо и дзюдо): Здравствуйте, Владимир Владимирович. Я Кардыш Анастасия, тренер по дзюдо.

В.В.Путин: По дзюдо?

А.А.Кардыш: Да, тренирую детей. Хотелось бы, пользуясь случаем, пригласить Вас к нам на татами.

В.В.Путин: Спасибо.

А.А.Кардыш: На Сахалин, в город Южно-Сахалинск.

В.В.Путин: А сколько у вас ребят занимается?

А.А.Кардыш: У меня лично три группы – 50 человек.

В.В.Путин: Молодец. Настя, Вы занимаетесь и с девочками, и с мальчиками?

А.А.Кардыш: Да.

В.В.Путин: У вас смешанные группы?

А.А.Кардыш: Да, смешанные.

В.В.Путин: И каких результатов добились ваши ученики?

А.А.Кардыш: Основной акцент делается на здоровье. Одна девочка участвовала в международных матчевых встречах в Японии. Ну и на городских соревнованиях есть результаты.

В.В.Путин: А сколько всего в этой школе занимается ребят?

А.А.Кардыш: Достаточно много. Сложно всех посчитать – где-то 300 – 400.

В.В.Путин: Прилично. Настя, а Вы давно тренером работаете?

А.А.Кардыш: Я работаю тренером четыре года.

В.В.Путин: Вы где-то учились?

А.А.Кардыш: Я сейчас студентка 5-го курса Сахалинского государственного университета по специальности «физическая культура».

В.В.Путин: Здорово. Молодец.

А.А.Кардыш: Хотелось бы ещё раз поздравить всех с выигрышем нашей страны в проведении Чемпионата мира.

Вы сказали, что в средней части, в европейской части, будет всё развиваться. Хотелось бы спросить, а как же Сибирь и Дальний Восток? Может быть, и у нас будем развивать? Может быть, и у нас будем проводить?

В.В.Путин: Всё будет развиваться и будет строиться. Будут и стадионы строиться, мы сейчас только проезжали, смотрели с губернатором здесь, в Хабаровске, огромный стадион для хоккея с мячом, это русский хоккей. Придумаем. Там небольшие деньги нужны, для того чтобы достроить, обязательно это сделаем. Но не только это! По всему Дальнему Востоку будем строить. Я говорил применительно к первенству мира. И не потому, что мы не собираемся здесь что-то строить, а потому что расстояния не позволяют нам вместе с ФИФА организовать это достаточно компактно, на одной территории. Если это будет от Калининграда до Владивостока, то сложно будет просто организовать все эти переезды. Но то, что здесь спортивная инфраструктура будет развиваться, это к бабке не ходи: обязательно будем делать. 100%!

А.А.Кардаш: Ждём на Сахалине.

В.В.Путин: А Вам я хочу пожелать успехов. Как Вы в дзюдо-то пришли, каким образом?

А.А.Кардаш: Дело в том, что мой любимый папа является президентом сахалинской федерации самбо и дзюдо, то есть у меня, скорее всего, уже была генетическая предрасположенность. Я безумно люблю этот вид спорта. Спасибо ему, я нашла себя.

В.В.Путин: Всего доброго. Пожалуйста.

М.Л.Шевченко (член Общественной палаты Российской Федерации): Владимир Владимирович, я член Комиссии по межнациональным отношениям и свободе совести. Мне хотелось бы вернуться к проблеме малочисленных народов. Мы недавно проводили в Общественной палате слушание. Я думаю, что там присутствовали и те, кто здесь присутствует. Есть тема, которую, как правило, стыдятся поднимать, но которая является крайне важной для жизни малочисленных народов. Потому что я считаю, что они являются жемчужиной нашей страны и достоянием. Я имею в виду продолжающийся завоз и продажу водки в местах компактного проживания коренных малочисленных народов Севера.

Вы сказали, что туберкулёз есть, что туда «летает» туберкулез, происходит генетическое вырождение. Я понимаю, что трудно ввести какие-то законы запрещающие или ограничивающие это дело. Но, может быть, как-то можно рассмотреть всё-таки ужесточение ограничения продажи водки в местах компактного проживания малочисленных народов и ужесточение наказания по отношению к тем, кто, например, в рамках тендеров на продовольствие, завозит, в том числе на Чукотку и в другие места, спиртные напитки крепкого содержания.

В.В.Путин: Вы знаете, для меня этот вопрос является совершенно неожиданным. Такая вот первая реакция. Запретительные меры, как правило, легко обходятся просто за счёт цены – просто будет стоить дороже. Но ограничения возможны, если они будут приниматься на местном, муниципальном уровне.

Ведь кто мешает местным властям принять соответствующее решение по этим ограничениям? Это всё можно сделать, просто я не думаю, что мы должны это делать с правительственного уровня. Это можно пообсуждать на региональном и муниципальном уровнях. Если представители малых, коренных народов Севера считают, что здесь есть проблемы, то они должны подумать об этом и внести соответствующие коррективы в правила торговли спиртным. Пожалуйста, Ирина Константиновна.

И.К.Роднина: Я просто добавлю к этому вопросу. В Канаде этот вопрос решён и на Аляске тоже. Значит, возможно, не только на региональном, и на государственном уровне. Это просто к этому вопросу.

А у меня вопрос такой, так как мы уже давно занимаемся детским спортом и спорт – не тот, который идёт на результаты; потому что, понятное дело, детские спортивные школы, как и соревнования «Дети Азии», – это всё-таки наш будущий резерв. А всё-таки есть ещё соревнования, мероприятия среди школьных команд, среди тех детей, которые не очень, может быть, рассчитывают на результат, но хотят заниматься.

Естественно, Вы понимаете, что спорт без соревнований невозможен. Хорошо, если это на региональном уровне. Но даже выехать в ближайшие федеральные округа практически невозможно, потому что стоимость – большая. И даже когда мы проводим такие соревнования, как «Белая ладья», «Золотая шайба», как правило, Дальневосточный регион не может приехать, потому что приезд идёт всё-таки за их счёт. Вот этот вопрос мне задают буквально все. Я вчера проводила занятия с детьми… Здесь, в Хабаровске, открыли потрясающий новый центр – два катка.

И вторая проблема. Вот мы открываем сейчас достаточное количество (я считаю, будет ещё больше) спортивных сооружений. Везде стоит один вопрос: кадры. Везде не хватает тренеров по фигурному катанию, на сегодняшний день мы даже не имеем ни одной кафедры фигурного катания в 13 вузах нашей страны: все кафедры закрылись.

Катки открываются, дети хотят заниматься, и все вопросы решаются за счёт родителей. Родители сами везут детей в Москву или Питер, но сейчас им уже даже стало ближе ездить в Китай. Вот как-то эти вопросы можно решить? То есть более льготный, может быть, проезд детей на соревнования? Не те, которые идут на результат, но которым тоже хочется заниматься спортом…

В.В.Путин: Льготы здесь маловероятны – их все равно нужно дотировать. Вопрос только в том, чтобы предусматривать деньги в соответствующих программах по развитию Дальнего Востока, по спортивной проблематике. Просто специально закладывать туда средства, которые позволили бы частично гасить эти расходы.

И.В.Роднина: Потому что как раз вот в региональных министерствах спорта нет таких программ.

В.В.Путин: Давайте сделаем такие программы, нужно эти деньги предусмотреть.

И.В. Роднина: Ещё одна маленькая просьба. В 2012 году будет проходить саммит АТЭС, как мы все знаем, и все готовимся. Вот уже несколько лет мы проводим очень хорошую программу в лагере «Океан». Это школьные команды.

В.В.Путин: Да, здорово.

И.К.Роднина: Очень хотелось бы, чтобы в рамках АТЭС, может быть, мы провели там, в «Океане», такую спортивную смену, приехали бы дети, команды по нескольким видам спорта – всего там восемь стран-участниц АТЭС.

В.В.Путин: В целом у нас развивается такое направление – соревновательность, как соревнования между школами, между районами и так далее, и я считаю, что это очень перспективно и важно. Что касается субсидирования перевозок юных спортсменов, особенно из регионов Дальнего Востока на соревнования в европейскую часть и назад, то это нужно сделать. Давайте… Сейчас уже бюджет на 2011–2013 годы сверстали, но мы после I квартала можем вносить соответствующие коррективы. Давайте подумаем: деньги не такие большие, а эффект может быть существенным. Первая часть.

Вторая – это то, что сделано на Аляске, в других местах. Это всё зависит от законодательства. В Соединённых Штатах, как известно, в одном штате есть смертная казнь, а в другом – нет: там такая специфика законодательства и Конституции. У нас другое. У нас, по нашему закону, эти вопросы, вопросы торговли, отнесены к компетенции субъекта или даже муниципалитета, никто не мешает это сделать. Но! Сейчас мне что в голову пришло. Если это актуально, то как раз представители «Единой России» в муниципальных органах и представительных органах власти на уровне субъекта Федерации могли бы и должны были бы обратить на это внимание.

Г.А.Тынанкергав: Тынанкергав Григорий Андреевич, председатель совета старейшин коренных малочисленных народов Чукотки. Что касается алкоголизма, конечно, у нас тоже эта проблема. И тем не менее мы действительно на месте решить её не можем. Потому что всё, что противоречит федеральному законодательству, карается прокуратурой. Совсем недавно обращались по этому поводу в органы федеральной власти, чтобы нам дали больше полномочий в решении этого вопроса…

В.В.Путин: Какого конкретно, ещё раз скажите, пожалуйста?

Г.А.Тынанкергав: Решение в борьбе с алкоголизмом. именно законодательный процесс сам. Потому что у нас, допустим, местная дума не может принять то, что противоречит федеральному законодательству. Но это надо уже конкретно говорить, поэтому я просто предлагаю дать регионам в этом вопросе больше полномочий.

В.В.Путин: Вы знаете, Вы правильно сейчас сказали: нужно говорить конкретно. Поэтому у меня к Вам просьба: сформулируйте свое предложение и или через губернатора, либо через региональное отделение партии «Единая Россия» отдайте мне, пожалуйста.

Г.А.Тынанкергав: Всё понятно. А что касается закона о рыболовстве, мне кажется, – я вот послушал, – что каждый регион этот закон читает по-своему, так получается. Последняя редакция, которая есть тут… В прошедшем сезоне у нас вообще-то конфликтов и не было в этой части. Потому что, если его исполнять как он есть, как он написан, то, мне кажется, вопросы все решаемы. Вопрос, который я хочу задать Вам, простой. Но прежде я хотел бы выразить Вам благодарность от коренных малочисленных народов за конкретную помощь поддержки северного оленеводства и морского зверобойного промысла.

Благодаря этой помощи у нас на Чукотке поголовье оленей дошло где-то до 250 тыс. оленей и личных – примерно 50 тыс. Получается, что в результате этой помощи у нас сохраняется традиционный образ жизни, есть полноценное питание и здоровье населения, естественно.

Но есть ещё другое. Вы выступали, говорили, что не стоит тратить государственные рубли впустую, поэтому уже сегодня наше оленеводство приносит хоть какой-то доход, даже в том смысле, что сегодня у нас завоз мясопродуктов уменьшен на 70%, а это, я думаю, солидная экономия.

Я думаю, что сегодня наши региональные власти пытаются внедрить высокие технологии в мясопереработку, в результате которой мы могли бы, наверное, вывозить за регион и свою продукцию. Тем более что у нас сейчас появляются и крупные золотодобывающие компании. А мы помним, что в советское время почти вся оленина закупалась нашими горнодобывающими компаниями – и доход был населению, и работали предприятия. Сегодня примерно то же самое. Сегодня у нас, допустим, появилась крупная компания «Кинросс» (канадская золотодобывающая компания «Кинросс Голд») – лидер мировой добычи. Пока она, конечно, забирает не больше 10 тонн, но в перспективе это предприятие растёт. Я думаю, что, если будут появляться такие же предприятия, они будут покупать эту оленину.

Что я ещё не сказал? Наверное, на Чукотке у нас по всей России единственный морской зверобойный промысел. Ни один субъект не ведёт его.

В.В.Путин: Китобойный Вы имеете в виду?

Г.А.Тынанкергав: Моржи, киты, вахтаки, нерпы. Так получилось, что в 1990-е годы этот промысел вообще упал. В последние годы благодаря помощи от федерального Правительства, Вашей лично так получилось, что сегодня очень стабильно работает это производство. По крайней мере, у нас снаряжение у этих общин не хуже, чем у соседей с востока, тем более что и население сегодня питается полноценно этим видом продукции. Я думаю, что в перспективе, наверное, будет и переработка, хотя бы существенная или начальная.

А вопрос у меня заключается в том, что, несмотря на то, что у нас некоторые национальные сёла за предыдущие семь лет были отстроены полностью, – но не все. Поэтому есть проблема в социальной инфраструктуре, которую мы не можем решить без федеральной помощи. Поэтому, естественно, вопрос такой: возможна ли в будущем эта помощь? Тем более что в последние годы за счёт федерального бюджета мы смогли в прошлом году построить два объекта, в этом году строится два объекта социальной инфраструктуры, в основном в области здравоохранения.

И последнее. Я бы хотел сказать: мы смотрим, что Вы везде ездите, щупаете своими руками то, что сделано людьми. Но как так получилось, что мы остались без Вашего посещения? Поэтому, пользуясь этим случаем и своими полномочиями, приглашаю Вас посетить Чукотку.

В.В.Путин: Спасибо. По поводу помощи Чукотке. Во-первых, что касается системы здравоохранения, то на Чукотку также будут распространяться все планы, которые мы намечаем в рамках реформы здравоохранения, модернизации его. Я напомню, что в целом по стране это будут очень приличные деньги: за два года 460 млрд рублей. Но Чукотка, так же как и другие регионы Российской Федерации, должна представить программы регионального развития. И, уверяю вас, под каждую программу будут выделяться необходимые ресурсы.

Что касается развития инфраструктуры дорожной сети, внутригородской дорожной сети – и здесь есть соответствующие программы, которые будут поддерживаться из федерального центра. А в целом – я боюсь ошибиться в каких-то деталях, – но и в прошлом году, и в этом, и в следующем, по двум каналам и на выравнивание бюджетной обеспеченности у нас для Чукотки где-то 1 млрд 700 млн, по-моему, выделяется (1,9 млрд). И в следующем году предусмотрено где-то 1,5 млрд, и субсидии где-то тоже около 2 млрд. Поддержка бюджета Чукотки запланирована в федеральном бюджете на следующий и на два последующих года.

Здесь и сомнений быть не может. Мы прекрасно понимаем, что Чукотка сейчас нуждается, так же, как и многие другие субъекты Федерации, в поддержке из федерального центра, и эти средства закладываются в федеральный бюджет.

Пожалуйста.

Д.П.Коган: Уважаемый Владимир Владимирович, сегодня произошло некоторое упущение – не был задан ни один вопрос о культуре. Дмитрий Коган, скрипач, заслуженный артист Российской Федерации, лауреат международной премии «Да Винчи», город Москва.

Дело в том, что так исторически сложилось в нашей стране, что от Новосибирска до Камчатки и Чукотки, и Приморского края у нас нет ни одной консерватории. То есть, нигде нет высшего музыкального образования. В Новосибирске есть последняя, больше нет нигде.

И вот то, что Вы сегодня абсолютно правильно говорили про миграцию, у музыкантов, у моих коллег это присутствует в колоссальной степени. Если человек одарён и хочет продолжать заниматься профессией, у него нет никакого другого выхода, как покинуть свой регион, ехать в Москву, в Петербург, в Европу, куда-то ещё.

Тут был замечательный пример, про якутскую школу Вы сказали. Я там был.

В.В.Путин: Вы согласны со мной?

Д.П.Коган: Да. Я был поражён. Я там давал мастер-класс. Это потрясающе! Но это региональный проект, а на Дальнем Востоке всё-таки нужен большой федеральный проект, нужна дальневосточная консерватория.

Я ставил этот вопрос перед Президентом Российской Федерации, и он очень заинтересовался. Он дал тут же поручение Министерству культуры РФ, но почему-то Министерство культуры как-то – я знаю их позицию, они что-то высчитывают, умножают количество произведений на душу населения – не очень видит в этом целесообразность. Вообще, Министерство культуры у нас очень любит заниматься спецпроектами – выставками в Венеции, гастролями балета в Каннах, в Ницце. А всё-таки базовой деятельностью…

В.В.Путин: Напал, напал на министра культуры!

Д.П.Коган: Нет, абсолютно. Всё-таки базовой деятельностью бы очень хотелось.

В.В.Путин: Он же у нас был послом во Франции, поэтому, может быть, его туда тянет.

Д.П.Коган: Это понятно. Франция – высококультурная страна. Поэтому очень бы Вас тоже просил просто, может быть, обратить внимание на этот вопрос. Вчера долго разговаривал с министром культуры Хабаровского края, который мне сказал, что средний возраст артиста Дальневосточного симфонического оркестра – 50 лет. Это ещё люди, которые закончили, получили образование в советское время. То есть, новых кадров практически нет. И абсолютно уверен: все регионы, все музыканты мечтают, чтобы здесь была консерватория. Спасибо большое.

В.В.Путин: Ну, понимаете, министерство вынуждено считать, подсчитывать, сравнивать, экономику взвешивать, смотреть на то, что государство должно будет вложить в материальную базу, и что после этого будет получаться. Это так же, как дорогу построить: дорогу можно построить, но если она не будет загружена транспортом, то тогда она бессмысленна. Здесь, конечно, другая ситуация. Может быть, сначала пойти по пути создания филиала либо Московской, либо Питерской консерватории? Но что-то в этом направлении, конечно, нам нужно сделать, я согласен.

Д.П.Коган: Вот ещё возникла идея в ходе нашего общения с Вашим тёзкой – Владимиром Владимировичем…

В.В.Путин: Да-да, я тоже об этом подумал…

Д.П.Коган: На базе федерального университета создать музыкальный факультет. Например, в Америке сильнейшее музыкальное образование – это университет Индианаполиса. На его базе созданы совершенно колоссальный музыкальный факультет и сильнейшая школа. Может быть, так.

В.В.Путин: Да. Владимир Владимирович, как Вы думаете, это возможно, всё вместе совместить?

В.В.Миклушевский: Владимир Владимирович, я думаю, возможно. Основная проблема будет с преподавателями, поэтому мы говорили уже, что нужно просто совместно подумать, как эту проблему решить. А так – у нас будет в университете школа искусств, и мы это планируем сделать, потому что она будет небольшая, но будет украшением университета. И если туда присоединится консерватория, это будет, мне кажется, очень правильно.

В.В.Путин: Вы тогда прикиньте и представьте свои предложения о том, как это нужно организовать и что нужно сделать на правительственном уровне, чтобы поддержать эту идею.

В.В.Миклушевский: Хорошо, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Пожалуйста. А потом вот, а потом туда, повыше. Следующий вопрос Ваш будет, хорошо? Я Вашу руку вижу, следующий вопрос будет Ваш, хорошо? Да, да, Вас. Я Вас не пропущу теперь, в такой красивой одежде невозможно не заметить.

В.В.Ларионов: Ларионов Вадим Владимирович, главный врач больницы города Облучье, Еврейская автономная область.

Уважаемый Владимир Владимирович! Медики Дальнего Востока с воодушевлением восприняли Вашу программу – программу партии «Единая Россия» по модернизации отечественного здравоохранения. В том, что она жизненно необходима, мы убеждаемся каждый раз, когда приходим на работу и воочию видим состояние дел в медицине. Но, к сожалению, в рамках реализации модернизации, реконструкции и строительства новых лечебных центров она затрагивает в основном крупные – федеральные, областные и краевые – лечебные учреждения.

Я работаю в небольшой муниципальной больнице. Мы с коллегами делаем всё возможное, чтобы оказывать доступную и качественную медицинскую помощь, но состояние больницы не выдерживает никакой критики. Вы видели, наверное, на стенде нашей области фотографии нашей больницы. Здание больницы находится в аварийном состоянии. Трещины фундамента и стен, прогнившие полы, обваливающиеся потолки, морально и физически устаревшее медицинское оборудование – это далеко не полный перечень проблем, с которыми нам приходится постоянно сталкиваться.

Между тем, возле города Облучье в настоящее время формируется агломерация предприятий с большим промышленным потенциалом, в том числе строительство Кимкано-Сутарского горно-обогатительного комбината, о котором сегодня уже шёл разговор. В результате трудовой миграции в ближайшие два-три года возможно увеличение количества населения более чем в 2 раза. И мы уже сейчас испытываем большие трудности в своевременности оказания медицинской помощи населению. А в дальнейшем, я думаю, несмотря на весь наш энтузиазм и стремление, мы физически уже не сможем это делать.

В том, что строительство нового лечебного учреждения нужно, не возникает сомнения ни у кого. По сути дела, строительство новой больницы началось в ноябре этого года в рамках программы «Социально-экономического развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года». Но в настоящее время, несмотря на то, что в дальнейшем есть возможность финансирования строительства за счёт областного бюджета, отсутствует какая бы то ни было перспектива финансирования за счёт вышеуказанной программы.

Уважаемый Владимир Владимирович! У меня просьба оказать нам помощь в финансировании строительства больницы. Так как, если это будет сделано, мы гарантируем, что больница будет введена в строй в 2012 году. Горно-обогатительный комбинат вступает в строй в 2013 году. Если строительство больницы будет задержано, это будет смерти подобно, как бы это ни звучало. В том числе мы сможем после окончания строительства больницы выполнить и Вашу просьбу о комплексном обустройстве трассы «Амур», так как наша больница обслуживает порядка 150 км этой трассы. Мы оказываем помощь пострадавшим в дорожно-транспортных происшествиях в радиусе порядка 150 км, на границе Еврейской автономной и Амурской областей. Спасибо.

В.В.Путин: Спасибо. Садитесь, пожалуйста. Я хочу вернуться к той программе, о которой мы так часто говорим и вспоминаем, – программе модернизации здравоохранения. Для того, чтобы ваш объект, ваше учреждение попало в эту программу, Хабаровский край должен соответствующую программу создать, представить и защитить. Речь идёт о том, чтобы…

В.В.Ларионов: Еврейская автономная область.

В.В.Путин: Ну, Еврейская автономия, это неважно, любой субъект Российской Федерации. Значит и Еврейская автономная область должна будет сделать то же самое. Речь идёт о том, я уже много раз об этом говорил, что мы не в каждое учреждение здравоохранения должны деньги вкладывать, а исходить должны из целесообразности развития здравоохранения в том или другом субъекте. Где-то что-то нужно объединить, где-то построить заново, где-то отремонтировать. Но это должна быть комплексная программа, ясная и понятная, реализация которой приведёт к качественному улучшению обслуживания граждан, предоставления им более качественных медицинских услуг и повышению заработной платы медицинского персонала.

Поскольку мы увеличиваем финансирование по всем статьям, то и зарплата автоматически должна будет подрасти. Но в этом случае, так же, как и в других, повторяю ещё раз, ваш субъект Федерации – в данном случае Еврейская автономная область – должен представить и защитить в Министерстве здравоохранения России свою программу развития здравоохранения. А источники там могут быть не только отсюда, но и по другим направлениям. Но это уже дело второе. Нужно сделать эту программу и защитить её.

Я обращаюсь к губернатору, он здесь. Сейчас он скажет нам, как эта работа идёт. Пожалуйста.

А.А.Винников (губернатор Еврейской автономной области): Уважаемый Владимир Владимирович, дело в том, что данный объект строится в рамках федеральной программы социально-экономического развития Дальнего Востока и Забайкальского края. Финансирование его должно было по программе начаться в 2009 году. Но по разным причинам нам удалось только в этом году вместе с Министерством регионального развития, Минфином и Минздравсоцразвития изыскать буквально небольшие средства в объёме всего лишь 24,5 млн рублей для начала строительства. Затем в программе прописано, что остальные деньги будут выделены в 2013 году.

В.В.Путин: Вы знаете, не важно, из каких источников, – важно, что это нужно. И если это нужно, закладывайте её в программу модернизации развития здравоохранения. В качестве источника мы можем определить деньги из этой программы – нужно только доказать, что это объект первоочередного значения для развития здравоохранения автономного округа.

А.А.Винников: В одном из обязательных условий этой программы прописано, что нового строительства нет, и реконструкции тоже нет.

В.В.Путин: Ну почему, есть.

А.А.Винников: Только капитальный и текущий ремонты.

В.В.Путин: Там есть и новое строительство, и капитальные ремонты. Давайте посмотрим. Если в вашей программе будет изложено таким образом, что это объект первостепенного значения, то тогда мы это сделаем. Мы говорим о том, что одним из приоритетов является детское здравоохранение, направленное на поддержку здоровья детей. И договорились, что это примерно 25% от общего финансирования модернизации всей системы здравоохранения. Но где-то детские поликлиники и больницы есть и уже построены, где-то ещё ничего не сделано в этом плане – это в среднем 25%.

Так же и в этом случае. У вас что-то сделано, что-то начато, и нужно завершить. Давайте подумаем, найдём источник. В качестве источника можно определить и эту программу.

А.А.Винников: Хорошо, Владимир Владимирович, мы будем работать над этим.

В.В.Путин: Пожалуйста, ещё. Видимо, нам надо уже заканчивать.

Н.Григорьева: Здравствуйте, Владимир Владимирович, здравствуйте, коллеги. Меня зовут Григорьева Наталья, я из Якутии. Сейчас по программе капитального ремонта многоквартирных домов проводится ремонт всего, кроме фундамента. Я живу в доме, в котором по этой программе в прошлом году был произведён ремонт. К сожалению, этот ремонт не коснулся свай моего дома. Комиссия, которая принимала после ремонта этот дом, сказала, что если вы в ближайшее время не отремонтируете сваи, то ваш дом через пять лет рухнет. В связи с этим вопрос: возможно ли в программу капитального ремонта многоквартирных домов внести поправки, которые учитывают наши северные условия, чтобы ремонтировали сваи?

В.В.Путин: Вы знаете, для меня это совершенно неожиданный поворот темы, потому что мы деньги выделяем на капитальный ремонт. Я сомневаюсь, что мы там прописываем, что нужно ремонтировать – фундамент или крыши. Если речь идёт о капитальном ремонте, то он предусматривает производство капитальных работ, к которым, безусловно, относится и фундамент. Что может быть более капитальным, чем фундамент?

Это совершенно неожиданно для меня. Мы обязательно соответствующим образом поправим там ситуацию. Если наши коллеги в Якутии почему-то не считают необходимым ремонтировать фундамент и не относят его к сфере капитального ремонта, это странно. Я услышал, обязательно соответствующим образом отреагируем. Я Цицину (К.Г.Цицин – гендиректор Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства) скажу об этом.

И.В.Савинов: Здравствуйте, Владимир Владимирович, я являюсь координатором общероссийской общественной организации «Опора России» по Дальнему Востоку и председателем приморского краевого отделения этой организации.

Здесь действительно много говорилось о хороших проектах, которые были представлены. Но, почему-то, ни слова не прозвучало по такой важной теме, как малый и средний бизнес. Не думаю, что эта тема не может являться темой партийных проектов, и ей нет места в развитии Дальнего Востока. Спешу исправить эту ошибку и затронуть эту тему.

В.В.Путин: Пожалуйста.

И.В.Савинов: Что происходит в Приморском крае? Большие значимые проекты, огромное финансирование, заходят крупные компании, вкладываются серьёзные инвестиции. Но надо понимать, что вокруг этих больших заводов малый бизнес сам по себе не возникнет. Он может возникнуть как часть инфраструктуры – магазины, парикмахерские, рестораны.

Но мы сегодня ставим задачу, чтобы малый и средний бизнес участвовал в модернизации страны. Наша организация уделила много времени изучению опыта Японии, где малый бизнес составляет до 97% от всех предприятий страны. Он там функционирует на основе кластерного подхода. И эти наши схемы, когда все производится за одним забором и в результате себестоимость и конкурентоспособность продукции становятся ниже любой критики, устарели. Такой подход давно устарел. Везде малый бизнес вовлечён в этот процесс. Везде размещаются заказы на субъектах малого и среднего предпринимательства. Такие крупные гиганты, как «Тойота», «Ниссан» доверяют малому бизнесу и размещают заказы. В результате возникает конкурентное поле…

Минутку. Я понимаю, что все устали, но, тем не менее, тема важная.

В.В.Путин: Мы сейчас заканчиваем.

И.В.Савинов: Вопрос в следующем. Как, по Вашему мнению, какой комплекс мер необходимо предусмотреть, чтобы стимулировать крупные предприятия к переходу на такую форму работы, на кластерную форму работы, которая называется «производственный кластер», в который будут вовлечены малые и средние предприятия? Как сделать, чтобы крупные предприятия поняли свою выгоду для этой работы? Тогда и роль малых предприятий возрастёт, мы выполним задачу по их увеличению, ну и, соответственно, социальная составляющая здесь тоже есть. Спасибо, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Сейчас я как раз хотел дать Вам слово. Садитесь, пожалуйста.

Вопрос очень важный не только для Дальнего Востока – вопрос очень важный для всей экономики России. Мы в последние годы достаточно многое делаем для поддержки малого и среднего бизнеса, и количество предприятий малого и среднего бизнеса растёт, растёт быстро, большими темпами. И малый бизнес входит во всё новые и новые отрасли производства.

К сожалению, пока у нас, если посмотреть на структуру малого и среднего предпринимательства, 41% малых и средних предприятий представлены в торговле, ещё примерно 7–8% – в финансовых операциях, 7–8% примерно – в торговле недвижимостью и землей. Значит, в производственной сфере, смотрите, что остаётся? Гораздо, гораздо меньше половины. И государство, конечно, должно создавать соответствующие условия для развития среднего предпринимательства, особенно в реальном секторе экономики.

Повторяю, я сейчас не буду воспроизводить всё, что делается. Там и создание необходимых фондов, через регионы мы средства направляем, через Банк развития, через ВЭБ деньги направляются соответствующие. Это одно направление.

Второе направление – это совершенствование антимонопольного законодательства, с тем, чтобы крупным компаниям выгоднее было размещать заказы, как вы сказали, за забором своего собственного предприятия. И в этом отношении сейчас Министерство экономического развития разрабатывает ряд предложений. Я сейчас не буду забегать вперёд, но Вы попали в одну из болевых точек,  и очень важных для развития экономики страны. Соответствующие ведомства в Правительстве понимают это, видят и разрабатывают необходимые предложения.

Вот то, что «Соллерс» предлагает, сейчас нам один из руководителей скажет.

В.А.Швецов: Швецов, генеральный директор компании «Соллерс». Вы знаете, у нас 1200 рабочих мест будет в следующем году – «Мультипликатор-6». Это и сервисные станции, и ремонты, и производство комплектующих. Поэтому я думаю, что нам нужно пообщаться плотнее, и, в принципе, мы предоставим такую возможность. Потому что у нас уже на сегодняшний день большие очереди за тем, чтобы стать нашими дилерами, делать сервис и производить компоненты. Например, сейчас мы ищем подрядчика на производство сидений, поэтому, в принципе, бизнес есть – как я сказал, «Мультипликатор-6». Для малого бизнеса есть очень хорошая программа, но почему-то малый бизнес её игнорирует. Например, утилизация автомобилей – очень хороший, так сказать, бизнес. В следующем году будет программа действовать. Почему бы малому бизнесу не взяться за эту программу? Как раз это, на мой взгляд, достаточно хорошая программа. Ну и, Владимир Владимирович, я думаю, мы повстречаемся и, конечно же, решим этот вопрос, напишем программу. Я думаю, что вот вместе с губернатором совместно, для того чтобы действительно малый и средний бизнес подключить к нашей программе.

В.В.Путин: Спасибо. Уважаемые коллеги, мы с Вами уже достаточно много времени трудимся, и я вижу, что зал уже устал.

Я вот что хотел бы сказать в заключение. Во-первых, поблагодарить коллег, которые со мною здесь находятся (на подиуме), и которые сделали интересные презентации. Но это только такой небольшой срез того, что происходит в Дальневосточном регионе страны. Но он – показательный. Здесь представлены практически все основные направления развития: и рыбная отрасль, и лесопереработка, и металлургическая промышленность.

Но здесь не все представлено. Энергетика ярко не представлена, а это крупнейшее направление. Инфраструктура тоже, так или иначе, не представлена. Мы говорили об этом, но вскользь. Но это важнейшее направление развития. Многое из того, что является важным, мы сегодня не упомянули, но мы ни о чем не забыли.

Дальний Восток, безусловно, – это не просто огромная территория и огромные природные богатства. Это люди, которые здесь живут, которые знают свой край, любят его, чувствуют перспективы развития. Наша с вами задача придать уверенность, расширить горизонт планирования для этой территории. И если мы будем с вами настойчиво работать над реализацией этих планов, о которых сегодня говорили, – успех обеспечен.

Желаю вам успехов.