Председатель Правительства России В.В.Путин посетил строящийся на Юго-Западе Москвы Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии

СМИ о Путине // 11.11.2010 16:06

В беседе с руководством нового детского онкологического центра В.В.Путин пообещал решить проблемы клиники, связанные с финансированием и жильем для специалистов.

В ходе осмотра клиники В.В.Путин, в частности, побывал на одном из этажей комплекса, где сейчас завершаются отделка и монтаж оборудования. Ему показали палату, где уже установлены кровати, а также врачебные кабинеты и сестринские .

Пояснения в ходе осмотра давал директор центра А.Г.Румянцев, который рассказал, что строительство клиники началось 2,5 года назад. По словам А.Г.Румянцева, клиника станет действительно инновационным центром, не имеющим аналогов в мире, где не только будет оказываться медицинская помощь, но и будут вестись научные исследования.

«По сути, можно сделать международный центр», – предложил Премьер. «Так и складывается», – ответил директор клиники. По его словам, в научный совет центра вошли медики из шести стран, причём работать здесь выразили желание как иностранные специалисты, так и россияне, которые уехали работать за границу, но теперь намерены вернуться.

В.В.Путин пообещал решить проблемы нового детского онкологического центра, в том числе связанные с финансированием, жильём для специалистов, которые приедут на работу в центр, а также с переносом от клиники автозаправки компании «Лукойл».

Во время посещения клиники Председатель Правительства принял участие в благоустройстве территории центра. Вместе с детьми, проходившими когда-то лечение по поводу онкологических заболеваний, он посадил ель у входа в больницу.

Строительство центра находится под личным контролем главы российского Правительства. Открытие запланировано на 1 июня 2011 года – День защиты детей.

* * *


Стенограмма беседы В.В.Путина с  руководством Центра детской гематологии, онкологии и иммунологии:

В.В.Путин: Как вы оцениваете ход работы по созданию центра?

А.Г.Румянцев: Пять лет прошло с момента, когда было принято решение…

В.В.Путин: А начали строительство три года назад?

А.Г.Румянцев: Два года. Мы строим 2,5 года, 26 месяцев. Мы ровно в графике, который был определён.

В.В.Путин: 1 июня откроем – в День защиты детей?

А.Г.Румянцев: В День защиты детей. Это будет большой праздник. Я Вас тогда спрашивал: случится ли это при жизни? Помните, наверное,  Вы сказали: «Чьей?» Я думаю, что и моей. Я хочу сказать, что мы очень благодарны Вам и Татьяне Алексеевне (Т.А.Голикова) за внимание, которое оказывается нам во всех отношениях.

Я хочу сказать, что этот центр, который строится, инновационный центр, – у него нет аналогов в других местах. Его идея состоит в том, что мы объединили несколько близких друг другу специальностей, определяющих развитие медицины, и изучаем эти предметы от зачатия до взрослого человека, то есть период развития. Это даст возможность нам заняться очень серьёзными вопросами фундаментальной медицины, как ни странно.

В.В.Путин: По сути, можно сделать международный центр, исследовательский? Там так складывается?

А.Г.Румянцев: Там так и складывается, да! У нас большой состав медиков вошёл в наш научный совет. Среди них – медики из шести стран, самых крупных. Возглавляют это немецкие специалисты, работающие в разных областях, которые следят за нашим развитием. Мы находимся на постоянном консультативном уровне.

В связи со строительством центра – а строительство это известно и за рубежом – наши коллеги, которые в своё время уехали туда учиться, начали потихонечку возвращаться. Мы для них готовим оптимальные рабочие места…

В.В.Путин: Квартиры нужны?

А.Г.Румянцев: Площадь-то маленькая здесь – 4,5 га всего, построить не удастся здесь. Никто же из них не утратил связи с Россией. У них были здесь свои московские квартиры.

В.В.Путин: Тем не менее, вы, пожалуйста, сформулируйте потребность в жилой площади для специалистов, которые хотели бы вернуться и жить, значительную часть времени проводить в Москве, работать здесь. Пожалуйста, мы это сделаем, поможем.

А.Г.Румянцев: За это спасибо. Часть сотрудников…

В.В.Путин: Собственно говоря, извините, пожалуйста, Александр Григорьевич, что перебиваю, но это касается не только тех, кто возвращается, но и тех, кто здесь будет работать, будет привлекаться, допустим, из других регионов Российской Федерации. Такие тоже есть. Я знаю, у нас появились хорошие специалисты на периферии.

А.Г.Румянцев: Мы всё-таки построили сейчас пансионат для детей и родителей. У нас там наверху есть комнаты, в которых мы можем разместить наших…

В.В.Путин: Ну, это временно.

А.Г.Румянцев: Это временно. А вообще, конечно, будем просить. Несколько крупнейших специалистов в Германии дали согласие на то, чтобы приехать к моменту открытия центра и поработать с нами вместе. Всех привлекает идея того, что этот центр будет открыт, он будет доступен. Мы ничего не прячем, не скрываем. Мы хотим работать вместе, на международном уровне. Поскольку у нас, в Российской Федерации, в нашей технологии работает 86 центров, почти 3,5 тыс. коек, почти 600 специалистов, мы, естественно, объединяем их всеми условиями. Вот сидит президент нашего Общества детских гематологов и онкологов. Мы специально организовали кафедру подготовки кадров, для того чтобы можно было готовить их. Поэтому мы обречены на успех.

В.В.Путин: Но, собственно говоря, сейчас довольно высокий процент излечения. У нас сейчас какой? Сколько процентов?

А.Г.Румянцев: На круг – 80%.

В.В.Путин: 80% получается?

А.Г.Румянцев: Да, на круг и всей группы онкологических заболеваний.

В.В.Путин: Всё-таки немножко ниже, чем европейский показатель.

А.Г.Румянцев: Вы знаете, на уровне европейских показателей.

В.В.Путин: То есть вы уже добрались?

А.Г.Румянцев: У нас есть некоторые онкологические формы, по которым мы имеем блестящие результаты, где уже многое отработано. Потом мы зависим не только от наших знаний, но и от социальных условий, возможности обеспечения пациента лекарствами, расходными материалами, специальным оборудованием. На это ушло время.

В.В.Путин: Я вас поздравляю.

А.Г.Румянцев: А по некоторым онкологическим формам нам нужно подтянуть. Мы этим намерены заняться серьёзно.

В.В.Путин: Мы сейчас с Татьяной Алексеевной (Т.А.Голиковой) говорили по поводу необходимых для вас инструментов работы, в том числе и связанных с получением элементов, которые живут короткий промежуток времени, от 20 минут до двух часов…

А.Г.Румянцев: У нас здесь несколько видов оборудования…

В.В.Путин: Циклотрон можно было бы приобрести.

Т.А.Голикова: Мы бы просто хотели получить разрешение на его ввоз для клинических исследований. И уже тогда посредством проведения здесь этих исследований можно было бы…

Реплика: Здесь так интересно, что нам даже не надо дополнительных помещений. Мы можем встроить, мы уже всё…

А.Г.Румянцев: Согласовали.

В.В.Путин: Вы знаете, что у нас производят эти элементы и в Дубне, и в Петербурге.

Г.А.Новичкова (заместитель директора ФНКЦ): Мы не довезём их просто.

А.Г.Румянцев: Перевозка, там время. Там у нас, скажем, радиоактивная глюкоза имеет срок в часах – мы не сможём её довезти.

В.В.Путин: Для того чтобы поставить циклотрон, нужно будет проводить дополнительные строительные работы?

Г.А.Новичкова: Нет-нет! Это маленький, всё встраивается.

А.Г.Румянцев: Нет! Это циклотрон специальный, у нас ещё аналогов таких нет. Это специальный аппарат, автомат, который автоматизирует, производит радионуклеиды. 300 единиц может произвести в сутки. Этого достаточно вполне, чтобы клиника была обеспечена.

Г.А.Новичкова: Миллион с чем-то.

А.Г.Румянцев: 40 млн рублей.

В.В.Путин: Чуть больше миллиона долларов.

Г.А.Новичкова: Но это без транспортировки и таможенных сборов. Это вот цена завода.

В.В.Путин: Понятно. Значит, два. Хорошо, решим этот вопрос.

А.Г.Румянцев: Ну, по поводу АЗС. По поводу рядом находящейся АЗС «Лукойл»: я вам все документы подготовил.

В.В.Путин: Я поговорю с руководством компании.

А.Г.Румянцев: Если есть возможность, потому что…

В.В.Путин: Отнесутся с пониманием к этой проблеме.

А.Г.Румянцев: Спасибо большое.

В.В.Путин: Там люди порядочные.

А.Г.Румянцев: Спасибо большое. Ну а все вопросы мы до Вашего приезда обсудили с Татьяной Алексеевной. И я думаю, что если нужно ещё что-то…

В.В.Путин: Есть какие-то проблемы, связанные с исполнением графика? С завозом оборудования, монтажом, таможней, решением каких-то других вопросов административного характера?

Г.А.Новичкова: Есть.

В.В.Путин: Не стесняйтесь, это же большая работа, огромный объём, поэтому, если возникают какие-то сложности,…

А.Г.Румянцев: Мы в начале этого года, когда шло распределение бюджетных средств на этот год и на следующий год, получили в этом году 2,63 млрд рублей – плановый объём, который предусмотрен. Мы обратились тогда с письмом к Вам о том, что мы… А на будущий год запланировали 3,66 млрд рублей – достаточно большая сумма. А срок у нас уже был установлен жёсткий, и мы обратились с просьбой увеличить…

В.В.Путин: Увеличить финансирование.

А.Г.Румянцев: В этом году… мы сейчас наши деньги уже практически все израсходовали…

В.В.Путин: Вам нужно добавить в этом году ещё?

А.Г.Румянцев: Если есть возможность.

Г.А.Новичкова: Не добавить, а передвинуть.

В.В.Путин: С того года. В этом году добавить ещё.

А.Г.Румянцев: Мы просили 800 млн, потому что нам пришлось…

Т.А.Голикова: В принципе такая возможность есть – 800 млн.

А.Г.Румянцев: У нас в этом году… Нам пришлось закупить…

В.В.Путин: Это в рамках имеющихся у вас ресурсов?

Т.А.Голикова: Да, схема такая: средства есть, и бюджет, который сейчас есть, позволяет это сделать.

В.В.Путин: В рамках министерского финансирования?

Т.А.Голикова: Там у нас есть просто объёмы, которые дают возможность…

В.В.Путин: …передвинуть с одной статьи на другую. Давайте это сделаем.

А.Г.Румянцев: Спасибо.

В.В.Путин: От Минфина нужны дополнительные деньги?

Г.А.Новичкова: Деньги от них дополнительные не нужны – нужно их согласие на то, чтобы административно выпустить некоторые документы.

В.В.Путин: Мы сегодня на Президиуме обсудим.

А.Г.Румянцев: Нам удалось закупить и завезти сюда всё зависимое от строительства  оборудование. То есть все тяжелые предметы, включая томографы, ускорители, ангиограф, оборудование для операционных и реанимационных помещений, то есть всё тяжелое оборудование. Где нужно было специально ставить, мы всё завезли.

В.В.Путин: И под них специально делали помещения?

А.Г.Румянцев: Конечно! Но оплатить я его не могу.

Г.А.Новичкова: Они встроенные…Мы вовнутрь их встраиваем.

А.Г.Румянцев: Но оплатить я их не могу. Как раз за счёт этих средств, если они будут получены, мы в полном объёме выполним в этом году все позиции. А в будущем году мы уменьшим объём финансирования на ту сумму, которую запланировали.

В.В.Путин: Алексей Александрович, как вы предполагаете использовать научную часть этого центра?

А.А.Масчан (заместитель директора): Перед научной частью центра стоят очень большие задачи, и прежде всего в отношении так называемых клеточных технологий, вокруг которых много спекуляций, я бы сказал, недобросовестного использования. Этот центр должен стать одним из основных центров грамотного использования клеточных технологий и генной терапии, которая только сейчас по-настоящему начинает быть на подходе. Есть некоторые генетические заболевания, которые обусловлены утратой функций одного гена. Его можно встроить в клетки куда надо. Такие технологии появились.

В.В.Путин: Вмонтировать.

А.А.Масчан: Вмонтировать. К сожалению, есть проблема – куда нужно вмонтировать, потому что предыдущие попытки завершились не очень удачно. Ген попадал не туда, куда надо. Развивались очень неприятные процессы. Сейчас технологии усовершенствовались. Я думаю, что в течение некоторого времени мы сможем стать одним из центров генной терапии. И наконец, так называемая клеточная терапия – попытки обучить клетки иммунной системы бороться против опухолей и против вирусов. Это то, что является проблемой для больных, которые после трансплантации и после химиотерапии, у которых остаётся какой-то объём опухолей. Вот это принципиальные топовые направления. И кроме всего прочего, этот центр будет оснащён всем, в том числе и главным – людьми, которые могут работать на оборудовании и обеспечивать полноценное лечение.

В.В.Путин: Вот это две составляющие – оборудование и специалисты. Сейчас идёт работа по укомплектованию первой и второй частей.

А.А.Масчан: Если с первой частью благодаря финансированию у нас глобальных проблем нет, то кадры – это всегда более тонкая проблема. И мы сейчас ведём очень интенсивную работу по подготовке кадров и здесь, и за рубежом. У нас есть костяк из очень серьёзных, мотивированных молодых и среднего возраста учёных, которые, без всякого сомнения, смогут работать на уровне. И плюс то, о чём говорил Александр Григорьевич, – люди, которые приедут помогать нам из-за рубежа, и наши воспитанники (старые и молодые), и международное сотрудничество, которое является основой успеха.

В.В.Путин: Я имел удовольствие познакомиться с некоторыми вашими зарубежными коллегами. Действительно, получил удовольствие, увидев людей, преданных своему делу, – фанатики просто.

А.А.Масчан: В этой области все фанатики. Случайные люди очень быстро уходят.

А.Г.Румянцев: Мы получили поддержку министерства внешних сношений Германии, нам выделили 200 стипендий для подготовки наших специалистов. Наши специалисты уже второй год бесплатно учат язык – две большие группы. Я имею в виду, что Институт Гёте проводит занятия с нашими специалистами.

В.В.Путин: Здесь, в Москве?

А.Г.Румянцев: В Москве. Сегодня как раз в 4 часа одна из этих групп занимается. И наши ребята все целенаправленно в специальных клиниках по разным специальностям – у нас 18 субспециальностей, которые так или иначе с нами работают, – все они получат специальные, дополнительные стажировки.

Кроме того, мы не обижены нашим министерством с точки зрения подготовки через аспирантуру, ординатуру, докторантуру. Так что мы готовим кадры ещё и здесь. В этом году мы набрали большое количество выпускников Российского государственного медицинского университета им. Н.И.Пирогова – в частности, студентов медико-биологического факультета, которых мы готовим, как раньше готовили в театре: то есть группа, есть режиссёр, прикрепленный к ним из старших наших товарищей. И мы проводим с ними специальные занятия. Так мы готовим специалистов в области лабораторной диагностики, лучевой диагностики, функциональной диагностики из специалистов особого профиля, то есть наш будущий институт будет молодым. Я – самый старший, а все остальные, вся профессура, все 41 человек – относительно молодые люди. Вот сейчас третье поколение – ребята-выпускники.

В.В.Путин: Сколько у вас заработная плата?

А.Г.Румянцев: У меня лично 33 тыс. рублей. Но я как директор получаю один раз в квартал достаточно большую премию в зависимости от того, как качество работы построено.

В.В.Путин: Средняя заработная плата в центре какая?

Г.А.Новичкова: 4600 рублей.

А.Г.Румянцев: Я имею в виду оклад. Оклады маленькие, но мы надеемся на высокие оклады. Дело в том, что у нас, во-первых, в рамках нового устава, где мы определены как бюджетное учреждение науки, имеем несколько источников финансирования. Сейчас мы многих источников не имеем, потому что мы строим всё. Поэтому нам помогают выжить благотворительные организации, фонды, а также некоторые гранты, которые мы получаем.

В.В.Путин: Какая средняя зарплата всё-таки была у специалиста в старой больнице?

А.Г.Румянцев: От 15 до 20 тыс. рублей.

Т.А.Голикова: Это те, кто не оказывает высокотехнологичную помощь.

А.Г.Румянцев: Но мы не оказываем пока.

Т.А.Голикова: Сейчас, кто оказывает высокотехнологичную помощь, те получают приличные зарплаты. До 120 тыс. доходит.

А.Г.Румянцев: В Российской детской клинической больнице наши коллеги, которые оказывают эту помощь, с нашей помощью, у них медицинские сёстры получают от 20–30 тыс. Медицинские сёстры! Врачи значительно выше…

В.В.Путин: Значительно выше.

А.Г.Румянцев: …40–50 тысяч, а некоторые специалисты ещё выше.

Т.А.Голикова: Сейчас уже определена смета на следующий год в зависимости от тех объёмов ввода, которые будут.

В.В.Путин: Я почему к вам пристал с этим вопросом? Понятно, да? Чтобы привлечь высококлассных специалистов, в том числе и тех, которые поработали за рубежом, нужно обеспечить и лабораторную базу, и оснащение соответствующее, технологическое, но и жильё, и уровень зарплаты.

А.Г.Румянцев: Пока мы не развернёмся. А мы надеемся, если нам удастся всё-таки выполнить наш план и 1 июня открыться, то с 2012 года мы в полном объёме сможем получать специально…

Т.А.Голикова: Не с 2012-го – пораньше.

А.Г.Румянцев: Если удастся – пораньше, но с 2012 года – уже по полной программе. Я имею в виду, что уже будет оказываться помощь. У нас уже практически все элементы оказания помощи относятся к высоким технологиям.

В.В.Путин: Вы имеете в виду в рамках заказа?

А.Г.Румянцев: В рамках государственного заказа.

В.В.Путин: Хорошо. Будем готовиться.

Т.А.Голикова: Владимир Владимирович, есть ещё одна тема, серьёзная достаточно. Галина Анатольевна подробнее расскажет.

Г.А.Новичкова: Как Вы знаете, мы делаем пересадку костного мозга, в том числе от неродственных доноров. Мы находим в международном регистре и везём из разных стран. И вот сейчас новый Таможенный союз, законодательство… Мы до этого очень большую процедуру делали, получали разовое разрешение, информированное согласие, и консилиум, всё делали. Но всё это на волонтёрских основах: врачи ездили, привозили…

В.В.Путин: Я знаком с этой проблемой.

Г.А.Новичкова: Но сейчас его приравняли – этот костный мозг и стволовые клетки кроветворные – к товару, и они должны иметь стоимость. А стоимости это не имеет, потому что вот для этого пациента донор отдаёт бесплатно, а все затраты – только на обслуживание складываются. Мы должны декларацию там представить, деньги заплатить, каким-то брокерам оплатить, ещё что-то сделать. Для каждого это не можем сделать.

Т.А.Голикова: Нелегально не можем.

Г.А.Новичкова: Эти стволовые клетки от момента забора до того, как их перельют, живут сутки, а дальше всё: погибают. И пациент подготовленный тоже погибнет, если ему не перелить их. И вот они сейчас испытывают ещё большие трудности, чем…

Т.А.Голикова: Минэкономики нужно давать поручение…

Г.А.Новичкова: Но сейчас мы делаем немного этих трансплантаций. Когда мы откроемся, мы их будем в разы больше делать. Сложно очень.

Т.А.Голикова: Немножко времени есть на то, чтобы административно это отрегулировать. Мы уже перед ними такой вопрос поставили, чтобы они провели переговоры со странами…

В.В.Путин: Я уверен, что здесь проблем не будет. И белорусские партнёры, и казахстанские…

Т.А.Голикова: Они тоже этим же занимаются…

В.В.Путин: …а) этим занимаются, и б) они заинтересованы в том, чтобы такие материалы доставлялись вовремя, без всяких проблем. Они и этим центром будут пользоваться, будут и граждане этих стран приезжать, поэтому мы отрегулируем.

Г.А.Новичкова: Спасибо.

А.Г.Румянцев: Значит, 1 июня мы проводим торжественное открытие, вечером мы хотели организовать большой благотворительный концерт – мы готовимся к этому.

В.В.Путин: Будем выступать с вами.

А.Г.Румянцев: А со 2-го по 4-е число пройдёт здесь совместное заседание Общества детских гематологов и онкологов Германии и России.

Это уже не связано с первым днём – это уже техническая работа. Сюда приедет наш научный совет, который мечтает Вас увидеть здесь.

Т.А.Голикова: Самое главное, что сюда приедут те, кто отсюда когда-то уезжал и остался работать за рубежом.

А.Г.Румянцев: Всех соберём.

Г.А.Новичкова: …и стали там большими учёными, ведущие позиции занимают.

В.В.Путин: Хорошо.

А.Г.Румянцев: Значит, мы готовимся.

В.В.Путин: Значит, 1 июня. Хорошо.