На совещании по Генсхеме развития газовой отрасли на период до 2030 года В.В.Путин заявил, что Россия имеет все возможности для того, чтобы нарастить ежегодные объемы добычи газа с 650 миллиардов до 1 триллиона кубометров

СМИ о Путине // 11.10.2010 19:18

«Наши производители должны и могут удовлетворить растущие потребности в газе, гарантировать устойчивое снабжение российских потребителей, сохранить и расширить своё присутствие на мировых рынках. Для этого предстоит нарастить объёмы добычи газа с нынешних 650 млрд кубических метров в год до 1 трлн в год, то есть практически в 1,5 раза увеличить добычу. И все возможности для этого у нас есть».

В ходе совещания В.В.Путин сообщил, что поручил проработать вопрос о льготах для газодобывающих компаний, которые работают на шельфе и в сфере сжиженного природного газа (СПГ). Премьер также заявил, что отечественные газовые компании должны обеспечить экономически обоснованные цены на свою продукцию. По словам В.В.Путина, пока что некоторым российским регионам газ продается по цене выше, чем зарубежным потребителям. «Конечно, тому есть объективные обстоятельства. Но, тем не менее, считаю, что нельзя всю нагрузку перекладывать на потребителя», – сказал глава Правительства. При этом В.В.Путин отметил, что газовым компаниям нужно «серьезно заниматься снижением издержек, убирать лишние неэффективные траты и при строительстве, и при эксплуатации объектов инфраструктуры, применять современные технические решения, работать с поставщиками». По словам Премьера, Россия имеет все возможности, чтобы нарастить ежегодные объемы добычи газа до 1 триллиона с 650 миллиардов кубометров. 

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня мы рассмотрим Генеральную схему развития газовой отрасли России на период до 2030 года, обсудим её основные параметры и этапы реализации.

Газовая отрасль – это сложный интегральный механизм, включающий добычу, очистку, транспортировку, переработку сырья. И в рамках этого единого комплекса одинаково важны все звенья, так же как и согласованность действий всех участников рынка.

Сегодня перед отечественной газовой отраслью стоят масштабные задачи, а значит, возникает потребность в утверждении планов на долгосрочную перспективу.

О чём идёт речь? Во-первых, нужно учитывать такой фактор, как рост спроса на газ. Причём в обозримом будущем реальной альтернативы газу нет, его пока попросту нечем заменить ни в энергетике, ни в промышленности, ни в коммунальном секторе.

Конечно, мы с вами хорошо знаем, у всех это на слуху, что ведутся разработка, внедрение новых альтернативных видов энергии, но растут и общие объёмы потребления. В целом, как я уже сказал, газ как товар не имеет сегодня, да и в ближайшей перспективе реальной альтернативы. Специалисты называют такой спрос неэластичным. К сожалению или к счастью для нас – для страны, у которой газа много, достаточно, это в общем-то и неплохо.

Наши производители должны и могут удовлетворить растущие потребности в газе, гарантировать устойчивое снабжение российских потребителей, сохранить и расширить своё присутствие на мировых рынках. Для этого предстоит нарастить объёмы добычи газа с нынешних 650 млрд кубических метров в год до 1 трлн в год, то есть практически в 1,5 раза увеличить добычу. И все возможности для этого у нас, как вы понимаете, есть.

Мы планируем создать новые мощные центры добычи – на Ямале, в Восточной Сибири, на континентальном шельфе, ввести в эксплуатацию такие уникальные месторождения, как Бованенковское (здесь, на Ямале) или Штокмановское (на шельфе Баренцева моря).

Я назвал сейчас площадки, где работает наша крупнейшая компания «Газпром». Но одновременно значительный вклад в рост добычи должны внести и независимые производители, а также нефтяники, добывающие попутный газ.

К 2030 году до 30% от общего объёма добычи газа в России будет приходиться на долю независимых производителей. И, конечно, выход на новые отдалённые и труднодоступные месторождения связан со сложностями и значительными затратами. Напомню, что мы использовали стимулирующие механизмы для освоения новых нефтяных месторождений, освободили нефтяников от уплаты налога на добычу полезных ископаемых. Поэтому считаю, что можно подумать и о налоговых льготах для компаний, которые занимаются новыми газовыми проектами. Например, без таких льгот не обойтись при работе на шельфе или СПГ (сжиженный природный газ). Сегодня, вот только что, мною подписано распоряжение Правительства, где дано поручение Минфину, Министерству экономического развития подготовить соответствующие предложения, и там уже сформулирован механизм предоставления этих льгот.

Второе. Главным приоритетом для газовых компаний должен служить внутренний, российский, рынок. Мы обязаны существенно продвинуть газификацию страны. В этом направлении сделано немало. Сегодня по стране в среднем газификация у нас примерно на уровне… Сельские населённые пункты и города отличаются, но в среднем по стране – 69,8% газификации, а к 2030 году должно быть под 90%: 86% в среднем, а города -где-то в районе 90%. Тем не менее пока централизованное газоснабжение практически полностью отсутствует на Дальнем Востоке, в Мурманской области, в ряде других субъектов Федерации.

Во многих регионах сохраняются так называемые узкие места и ограничения для подключения новых потребителей. Причём смотрите, какое количество у нас населённых пунктов, крупных населённых пунктов, городов, живёт в условиях этих ограничений! Это Ивановская, Костромская, Нижегородская, Ярославская, Калининградская, Курганская, Ленинградская, Новгородская области, Московская область, Республика Коми, Краснодар. Даже по Москве и Петербургу есть ограничения!

В этой связи необходимо продолжить развитие уникальной единой системы газоснабжения страны. Для справки: сегодня в неё входят 158 тыс. км магистральных газопроводов. Теперь предстоит протянуть эту систему к новым центрам добычи, переработки, потребления – в общей сложности проложить ещё 25 тыс. км новых магистральных газопроводов.

Мы уже начали реализацию Восточной газовой программы. Строим газопровод Сахалин-Хабаровск-Владивосток. А буквально на днях газ пришёл к потребителям Петропавловска-Камчатского. Здесь нужно, конечно, ускорить строительство сетей низкого давления, довести до бытовых потребителей.

Что касается Мурманской области, то её проблемы с газификацией будут решены в рамках Штокмановского проекта, который мы, безусловно, будем реализовывать.

На что хотел бы обратить внимание и регионов, и нефтегазовых компаний, которые работают в этой сфере. Регионам необходимо заранее подготовить свою инфраструктуру к приёму газа, чтобы между завершением строительства магистральных газопроводов и началом подачи газа потребителям не возникало длительных пауз.

Что касается газовых компаний, прежде всего «Газпрома», то они должны обеспечить приемлемые и экономически обоснованные цены на свою продукцию. Пока же некоторым российским регионам газ предоставляется по очень высоким ценам. Конечно, для этого есть и объективные обстоятельства, но тем не менее считаю, что нельзя всю нагрузку перекладывать на потребителя.

Самим газовым компаниям нужно серьёзно заниматься снижением издержек – обращаю на это особое внимание. Нужно убирать излишние неэффективные траты и при строительстве, и при эксплуатации объектов инфраструктуры, применять современные технические решения, работать с поставщиками.

Главные ваши контрагенты – это металлурги. Металлургическому комплексу мы серьёзно помогаем, защищаем внутренний рынок. Но в ответ рассчитываем, что отечественные производители труб не будут злоупотреблять своим доминирующим положением на рынке и задирать цены. В противном случае – я уже говорил об этом неоднократно, в том числе и на встречах с металлургами, – будем вынуждены пересмотреть наши подходы, включая размеры пошлин, ввозных пошлин, и импортных квот. Пошлины будем тогда снижать, а ввозные квоты – увеличивать. Кстати, замечу, что за ближайшие 20 лет спрос на трубы со стороны газовой отрасли составит 10-12 млн тонн.

Третье. Прямо скажем: пока Россия в основном добывает и поставляет на рынок сырьё. Разумеется, и в дальнейшем мы продолжим торговать природным газом, обеспечивать потребности внутреннего рынка и наших зарубежных партнеров. Намерены и будем полностью выполнять наши долгосрочные контракты. Но стратегическая перспектива отрасли всё же в другом – в диверсификации и освоении выпуска продукции с высокой добавленной стоимостью. Отечественные газовые компании должны занять перспективные ниши в энергетике, расширить выпуск современных материалов, применяемых в строительстве, машиностроении, потребительском секторе.

Многообещающее направление – использование газа как моторного топлива: это и экономично, выигрышно с точки зрения соблюдения требований экологии. В частности, регионы и муниципалитеты должны всерьёз заняться переводом на газ общественного транспорта и коммунальной техники.

Для того чтобы создать в России современную индустрию газохимии, у нас есть все возможности и естественные конкурентные преимущества. Не сомневаюсь, что новые крупные центры переработки газа в обозримой перспективе будут построены в Якутии, Иркутской области, Красноярском, Хабаровском краях, на Северном Кавказе и в других регионах страны.

С самого начала здесь всё нужно делать на самом высоком уровне, использовать только современные, эффективные и экологически чистые технологии, не забывать про условия труда, поддерживать высокие уровни заработной платы, создавать нормальные условия жизни для людей, которые работают на этих месторождениях. Вот сегодня мы были, посмотрели вновь запущенное месторождение – и, конечно, там всё сделано именно на таком, высоком уровне.

В рамках таких рачительных, ресурсосберегающих подходов должна быть решена и проблема полезного использования попутного нефтяного газа. Подобными проектами сейчас уже занимаются и «Сибур», и «Роснефть», и другие частные нефтяные компании.

Далее – это диверсификация экспорта. Необходимо иметь достоверные прогнозы роста потребления на всех ключевых региональных газовых рынках. И в соответствии с ними выстраивать нашу стратегию, активно работать с потребителями, доказывать преимущества закупок российского газа. Как вы знаете, мы реализуем проекты строительства «Северного потока» и «Южного потока» и тем самым надёжно гарантируем стабильность поставок европейским потребителям, снимаем транзитные риски, а это – и мы с вами это очень хорошо знаем – главные риски сегодня. Газа у нас достаточно и для внутреннего потребления, и для выполнения всех наших контрактных обязательств перед инопартнёрами. Главное – транспорт.

Одновременно нужно смотреть на новые развивающиеся рынки, прежде всего в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Нашим крупным потребителем может стать Китай, а сахалинский газ уже вышел на рынок Японии и Южной Кореи.

В целом мы открыты для диалога со всеми партнёрами, заинтересованными в приобретении российского газа, готовы совместно вырабатывать взаимовыгодные решения.

Самое серьёзное внимание необходимо уделить инфраструктуре – газопроводы, морские терминалы и так далее.

И последнее. По всем экспертным оценкам, в глобальном газовом балансе будет расти доля сжиженного природного газа. Уже к 2015 году прогнозируется почти двукратное увеличение рынка СПГ – необходимо учитывать эту тенденцию. Да и нам это руки развязывает, как вы понимаете, как раз решает задачу освоения нетрадиционных для нас рынков.

После пуска первого и пока единственного завода СПГ на Сахалине, российский газ занял около 5% мирового рынка этого товара. Теперь на очереди – новые проекты. И прежде всего речь идёт о создании крупномасштабного производства СПГ как раз здесь, на Ямале. Здесь предстоит многое сделать: построить завод СПГ и портовую инфраструктуру, создать мощный флот ледоколов, газовозов, грузовых судов ледового класса – и желательно всё это должно быть российского производства. Этот флот должен обеспечить круглогодичную доставку грузов и вывоз углеводородного сырья с полуострова Ямал.

Комплексный план по развитию производства СПГ на полуострове Ямал подготовлен, сегодня он утверждён. Прошу федеральные и региональные органы власти, представителей бизнеса наладить скоординированную работу по реализации принятых решений.

Давайте мы посмотрим, что у нас в регионах происходит, а потом я передам слово здесь присутствующим.

 * * *

С.И.Шматко, министр энергетики РФ: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые участники совещания!

Сегодня в Новом Уренгое, газовой столице Российской Федерации, мы представляем Вашему вниманию Генеральную схему развития газовой отрасли, которая производит более 20% газа в мире.

В чём же актуальность данного документа? Важнейшим моментом, на наш взгляд, является тот факт, что одна из системообразующих отраслей в стране находится сегодня в точке принятия стратегических решений. Ряд факторов оказывает серьёзное влияние на будущее развитие российской газовой отрасли. Это в первую очередь выработанность месторождений, находящихся в разработке, главным образом в основном регионе газодобычи – Надым-Пур-Тазовском, и, как следствие, двукратное снижение добычи к 2030 году (с 589 млрд кубов в 2009 году до 257 млрд кубов к 2030 году), изношенность инфраструктуры газотранспортной системы, ориентированность экспорта газа исключительно на европейский рынок (97% экспорта российского газа), где, кстати, с началом кризиса поменялся расклад сил и резко возросла конкуренция среди поставщиков газа.

Изменение компонентного состава газа: прогнозируется, что к 2030 году количество газа с высоким содержанием ценных компонентов вырастет больше чем в 2 раза. Встаёт вопрос: насколько адекватно мы реагируем на вызовы ситуации в отрасли? Поэтому именно сегодня необходимо принятие программы, обеспечивающей эффективное решение поставленных задач на долгосрочную перспективу.

Уважаемый Владимир Владимирович! Генеральная схема разрабатывалась по Вашему поручению Министерством энергетики Российской Федерации при активном участии «Газпрома», других производителей газа с привлечением крупнейших отечественных и зарубежных экспортных организаций. Несмотря на острые дискуссии, возникавшие порой в процессе её разработки, сегодня генсхема представляет собой согласованный и сбалансированный документ, отражающий в целом единое видение перспектив развития газовой отрасли. Здесь учтены оценка потребности в газе Российской Федерации за рубежом, перспективы развития отечественной сырьевой базы, вопросы транспорта подземного хранения газа, модернизация действующих производств, создание новых мощностей по переработке газа, проблемные вопросы газификации регионов Российской Федерации, основные направления внедрения инновационных технологий, включая вопросы энергосбережения и их влияния на перспективы развития газовой отрасли, а также вопросы взаимодействия со смежными отраслями и предложения по организации мониторинга. Для решения задач по обеспечению надёжного газоснабжения российских потребителей и выполнению текущих обязательств по экспортным контрактам, как Вы уже сказали, Владимир Владимирович, предстоит нарастить добычу газа к 2030 году до 1 трлн кубов газа в год, что позволит сохранить и укрепить позиции России как ведущего поставщика на мировом рынке, как лидера с учётом прогноза его развития.

Для реализации этой амбициозной задачи генсхемой предусматривается очень серьёзная программа капвложений: это модернизация действующих и строительство 25-28 тыс. км новых газотранспортных мощностей. Планируется ввод порядка 116-146 компрессорных станций, что увеличит их количество больше чем на 50%.

От смежных отраслей промышленности потребуется производство, как Вы уже говорили, порядка 9,5-почти 13 млн тонн (в зависимости от сценария) труб диаметром 530-1420 мм, газоперекачивающих агрегатов в количестве порядка 460 или 600 штук.

Кроме того, генсхемой предусматривается создание шести кластеров газопереработки и газохимии, а также развитие новых центров газодобычи, реализация масштабных проектов производства СПГ.

В целом объём капитальных вложений в развитие газовой промышленности на период до 2030 года прогнозируется на уровне 12,3 или 14,7 трлн рублей в ценах на 1 ноября 2010 года.

Обозначив реперные, прогнозные цифры газовой отрасли к 2030 году, хотелось бы дать краткий анализ основных факторов направления развития отрасли сегодня.

В первую очередь речь идёт о внутреннем рынке Российской Федерации. Сегодня доля газа в топливно-энергетическом балансе России превышает 54%, что и так является одним из самых высоких уровней в мире.

При оценке внутреннего спроса на газ мы исходили из параметров практически всех отраслевых и региональных программ развития, включая генсхему по размещению объектов электроэнергетики, и программ создания в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке единой добычи, транспортировки газа, газоснабжения и так далее. Учитывались оценки энергетической стратегии Российской Федерации до 2030 года и другие. В соответствии с этим оценками потребление газа вырастет с 432 млрд кубов внутри страны в 2009 году до 549-599 млрд кубов к 2030 году.

Таким образом, с учётом перехода на принцип равнодоходности по ценам внутренний рынок станет для газовой отрасли основным и приоритетным.

На слайде № 9 показаны основные потребители газа в стране – это энергетика, коммунально-бытовой сектор, химическая промышленность, металлургия, машиностроение, а также текущая структура потребления.



Одним из важнейших условий повышения внутреннего потребления газа является газификация регионов Российской Федерации. Во вступительном слове, Владимир Владимирович, Вы уже достаточно чётко сформулировали поставленную
задачу – к 2030 году достигнуть порядка 86% газификации: это примерно средний
уровень индустриально развитых стран мира. Более того, генсхемой предусмотрен действительно
ряд мер, направленных на расшитие, на снятие «узких мест», о которых Вы
говорили, в том числе в регионах, уже охваченных единой системой газоснабжения.
Но мы говорим и про новые регионы газификации. Это Мурманская область,
Приморский край, Камчатский, Архангельская область и Республика Саха.

В.В.Путин: Калининград ещё.

С.И.Шматко: И Калининград.

Особо хотел бы остановиться
на теме газовой электрогенерации. Электроэнергетика занимает здесь наибольшую
долю во внутреннем потреблении газа – больше 42%. В соответствии с утверждённой
генсхемой развития электроэнергетики планируем модернизацию мощностей и
соответствующее повышение КПД. Уровень потребления газа в электроэнергетике к 2030
году вырастет на 40% и составит 214 млрд кубов газа. В частности, за 20 лет
планируется ввод новых объектов генерации на газе суммарной мощностью 83 ГВт.

Но хотел бы отметить
следующее: увеличение доли газовой генерации может быть более значительным. В
сегодняшних условиях мы видим, что частный инвестор делает однозначно выбор в
пользу именно газовой генерации. Сооружение объектов ведётся в более сжатые
сроки, при этом киловатт установленной мощности – самый низкий в
электроэнергетике.

На российском рынке
сложилась достаточно высокая конкуренция среди производителей оборудования для
газогенерации. Нелишне добавить, что природный газ обладает как экономическими,
так и экологическими преимуществами. Эмиссия вредных выбросов при использовании
природного газа – в разы ниже, чем, например, при угольной генерации. Таким
образом, существуют все предпосылки для дальнейшего наращивания доли газовой
генерации в общем балансе электроэнергетики страны. Здесь, правда, надо решить
важную задачу – и сегодня мы этим занимаемся, – я имею в виду синхронизацию
ввода объектов электрогенерации, расширение газотранспортной системы. Ещё одним
направлением потребления газа должен стать автомобильный транспорт: газомоторное
топливо – наиболее экологичный, широко используемый за рубежом вид топлива,
который занимает существенную долю рынка моторных топлив. Выбросы вредных
веществ при работе двигателя на сжиженном углеводородном газе (СУГ) или компримированном
газе в десятки раз ниже показателей бензиновых двигателей.

Учитывая в первую очередь
экологические преимущества, необходимо, на наш взгляд, создание инфраструктуры
для перевода общественного транспорта в первую очередь, муниципальной,
коммунальной спецтехники в крупных городах на применение СУГ и компримированного
природного газа. Опыт применения у нас такой уже есть. При соответствующей
государственной поддержке, по нашим оценкам, уровень потребления газомоторного
топлива к 2020 году уже может составить 5,5 млн тонн, то есть возрасти в 4
раза.

Теперь что касается химических производств. Одним из новых
факторов, влияющих на перспективу развития отрасли, является ввод в разработку
месторождения с многокомпонентным составом пластовой смеси. Если в настоящий
момент доля газа с высоким содержанием ценных компонентов, как этан, бутан,
пропан и другие, составляет около 24% в общем объёме добываемого газа, то к
2030 году его доля вырастет до 62%. Это даёт возможность для развития новой
технологической платформы отрасли, следующего глубокого технического передела и
диверсификации расширенной продуктовой линейки.

Генсхемой предусмотрены синхронизация ввода мощностей по
добыче сложнокомпонентного газа с мощностями газопереработки; модернизация и
расширение существующих производств в традиционных районах газодобычи. Это,
кстати, как сегодня уже говорилось, касается также разработки глубоких
горизонтов Уренгойского месторождения, где мы сегодня с Вами находимся; создание
новых газоперерабатывающих заводов, развитие новых центров газопереработки
газохимии, в том числе на базе месторождений Восточной Сибири и Дальнего
Востока, включая извлечение, хранение и транспорт гелия.

Уважаемый Владимир Владимирович! Как раз эти вопросы
перспектив газопереработки и газохимии синхронизированы с реализацией
кластерного подхода в развитии нефтегазохимии, о котором мы Вам докладывали в
Нижнем Новгороде 13 сентября этого года
.

Следует отметить, что важным фактором развития газовой отрасли
является не только объём потребления газа на внутреннем рынке, но и
ценообразование, то есть установление равнодоходной цены к экспортным
поставкам.

Надо сказать, что в последние годы рост цены на газ на
внутреннем рынке опережал темпы инфляции, что значительно повысило
привлекательность внутреннего рынка. Мы сегодня действительно по праву можем
говорить, что поставки газа на внутренний рынок уже перешагнули рубеж
операционной безубыточности. Необходимо продолжить работу по приведению цены
газа к паритетному уровню экспортных поставок.

Тем не менее, сохраняя политику равнодоходности,
ориентируясь на равнодоходность, нужно учитывать, конечно, следующие факторы.
На экспортных рынках растёт конкуренция, увеличивается доля спотовой торговли,
цены на которую уже почти на 30% ниже цены долгосрочных контрактов. Рост
производства газа внутри страны, в том числе независимыми производителями,
увеличил предложение, что также, несомненно, будет влиять на рыночность
образования на внутреннем рынке.

Темпы развития газовой отрасли во многом зависят не только
от динамики развития внутреннего рынка, но и, конечно, от ситуации,
складывающейся на внешних рынках.

В.В.Путин: Почему
такой дорогой у нас получается транспорт? Я посмотрел схему. Верните схему,
предыдущую картинку… Смотрите, что у нас с транспортом получается: транспортировка
– 52% в цене.

С.И.Шматко: Да,
Владимир Владимирович. У нас получается, что в среднем по России – 52% в цене.
Сейчас как раз разбирали ситуацию по газификации Калининградской области. Там
ещё больше – практически за 70%. Но, как сегодня уже говорили, вопросы снижения
издержек в газовой отрасли – по нашему мнению, снижение издержек именно в
сегменте транспорта – является самым ключевым элементом обеспечения
конкурентоспособности «Газпрома». То есть здесь работа для нас очень
значительная. Мы проводили ряд серьёзных анализов и понимаем, что для того
чтобы обеспечить конкурентоспособность российского газа в европейском сегменте,
с учётом развивающейся инфраструктуры по регазификации, по поставкам СПГ, если
мы не достигнем таких серьёзных результатов, то, по нашим экспертным подсчётам,
дальше Германии нам уже поставлять будет сложно с точки зрения
конкурентоспособности.

Поэтому есть Ваше поручение, и я знаю, что сегодня по
поручению Игоря Ивановича (И.И.Сечин –
заместитель Председателя Правительства Российской Федерации
),
Правительственной комиссии по ТЭКу готовятся документы, которые мы собираемся
также заслушать на совете директоров «Газпрома» и Вам доложить, Владимир
Владимирович.

В.В.Путин:
Хорошо, извините, пожалуйста. Продолжайте.

С.И.Шматко: Итак,
если вернуться к ситуации, складывающейся на внешних рынках, то мы видим, что
основными потребителями газа являются промышленно развитые страны Европы,
Америки и Азии: примерно 70% приходится на эти регионы. Прогнозы показывают,
что наибольший рост потребления газа ожидается на рынке АТР и Ближнего Востока
– 3-4% в год. Напротив, прогноз роста рынка в Северной Америке и Европе будет
наименьшим и составит примерно 0,4-0,8% в год.

Принимая во внимание падение собственной добычи, рост
потребления газа в Европе, а также прогноз высоких темпов роста рынка стран
АТР, в особенности Китая, перспективы российского экспорта в первую очередь
будут связаны с перспективным рынком Азиатско-Тихоокеанского региона, во вторую
– уже со зрелым рынком Европы.

Вообще, исторически Европа является нашим основным
экспортным рынком. К 2030 году здесь прогнозируется снижение собственной добычи,
импортозависимость будет расти. Однако европейский рынок характеризуется
высокой конкуренцией в части поставок трубопроводного газа (это Норвегия,
Алжир), а также поставок СПГ из Катара, Нигерии, Египта и Ливии. Поэтому наша
основная задача здесь – сохранение и увеличение доли рынка российского газа в
Европе. Это, конечно, опять же к поставленному Вами вопросу по сохранению доли,
вернее, конкурентоспособности в части транспорта газа. Вообще здесь, Владимир
Владимирович, если немного отвлечься от текста доклада, сегодня развивается
достаточно бурными темпами инфраструктура по поставкам СПГ. По той информации,
которую мы имеем от наших европейских коллег, там примерно на 118-120 млрд
кубов газа в год уже существует инфраструктура по регазификации СПГ. И уже
находится в строительстве, то есть в ближайшие несколько лет будет введено, ещё
порядка на 120 млрд кубов газа.

Вообще, прогнозы потребления газа на европейском рынке
значительно расходятся между собой и говорят о следующем: либо это вообще
стагнирующий рынок и максимум он вырастет до 2030 года на 50 млрд кубов газа,
либо там есть некие позитивные сигналы, говорящие о возможном росте до 200 млрд
кубов с плюсом. Но, как я уже показал, в значительной степени эти мощности, или
этот возникающий рынок, могут быть замещены той инфраструктурой или теми
возможностями, которые будут созданы на территории Европы для рынка СПГ. И
здесь вопросы конкуренции трубопроводного российского газа из России с СПГ,
конечно, очень существенны.

В целом мне кажется, что существенным запасом по снижению
издержек для, допустим, сегмента транспортного газа является долгосрочная,
серьёзная работа со смежными отраслями. Вот для чего нам эта газовая схема, или
схема развития газовой промышленности, нужна. Это позволит сформировать такие
долгосрочные прогнозы по размещению большого количества оборудования, в том
числе в первую очередь труб и газоперекачивающих станций, что позволит
наверняка реализовать стратегию по снижению издержек, снижению стоимости.

Если вернуться к ситуации и нашей позиции на рынке Европы,
то надо сказать следующее: суммарно-техническая возможность газопроводов
экспортных, европейских направлений составляет 238 млрд кубов. Вы уже сегодня
говорили, что поэтапный ввод в эксплуатацию магистральных газопроводов
«Северный поток», «Южный поток» позволит увеличить нашу суммарную мощность до 350
млрд кубов газа. Это действительно позволит обеспечить дополнительные
транспортные возможности и снизить наши транзитные риски.

В этой ситуации, с одной стороны, действительно очень важно,
чтобы трубопроводный российский газ, поступающий в Европу, был
конкурентоспособен. Но и, честно говоря, Европа примет значительное количество
газа, и с учётом того, что идёт падение собственного производства, будет
возникать конкуренция между СПГ и нашим или планируемая к построению трубопроводная
транспортная система позволит нам на долгосрочной основе обеспечить
конкурентоспособность российского газа на европейском рынке. Конечно, вопросы
издержек при строительстве, а потом и при реализации уже будет решать, наверное,
проще.

В Азиатском-Тихоокеанском
регионе потребление природного газа в последние годы растёт высокими темпами.
Хотелось бы отметить, что за последние десятилетия оно выросло практически в 2
раза и составило 453 млрд кубов газа. Основными потребителями являются Китай,
Япония, Республика Корея, Индия, Пакистан, Таиланд, Индонезия.

Вообще, по оценкам
энергетических агентств, ожидается дальнейшее увеличение потребления природного
газа в регионе, и оно будет характеризоваться наиболее высокими темпами роста в
мире.

Ключевыми рынками для России
будут являться Китай, Япония и Республика Корея, причём Китай является наиболее
привлекательным рынком с точки зрения потенциала роста спроса. Цифры говорят о
том, что за последние десятилетия потребление природного газа там увеличилось
больше чем в 3 раза, но составило в 2009 году скромные 90 млрд кубов. Мы сейчас
находимся в ситуации таких интенсивных переговоров с Китаем и вообще, Владимир
Владимирович, исходим из того, что Китай примет любое количество газа, которое
мы сможем туда поставить. Поэтому здесь как раз наша задача – обеспечить
необходимую инфраструктуру для поставки российского газа. С целью
диверсификации поставок российского природного газа и выхода на новые рынки
предусматривается также, как мы говорили, строительство трубопроводной системы
– инфраструктуры для поставок газа в Китай. Это западный коридор (газопровод
«Алтай») для организации поставок в Китай в объёме до 30 млрд кубов газа в год
от месторождений Западной Сибири) и восточный коридор – для организации
поставок газа в объёме до 38 млрд кубов газа в год.

Нельзя не сказать несколько
слов о развитии технологии СПГ. Сжиженный природный газ – это уникальный по своим
энергетическим, экологическим свойствам продукт, который может стать основой
гибкой коммерческой системы реализации природного газа, не зависящий от
стран-транзитёров и удалённости потребителей магистральных трубопроводов.

В настоящее время 15 стран
являются экспортёрами СПГ, общий объём составил в 2009 году порядка 226 млрд
кубов – это примерно 10% от мирового потребления. В среднесрочной перспективе к
2020 году он составит
порядка до 350 млрд кубов газа в год.

Генеральной схемой
предусматривается диверсификация внешних рынков сбыта газа за счёт поставок СПГ
с месторождений полуострова Ямал, Штокмановского месторождения и Сахалинского
центра газодобычи на рынке Европы и Азии в объёме 63-85 млрд кубов газа в год. Таким образом, с учётом эффективной работы на рынке Европы, вхождения в рынок Азиатско-Тихоокеанского региона, в особенности на рынок Китая, и развития проектов СПГ, к 2030 году общий экспорт российского газа может составить порядка 455 – 520 млрд кубов газа.

Хотелось бы также отметить, что обеспечение потребностей внешнего и внутреннего рынков зависит от состояния минерально-сырьевой базы. На Россию приходится около четверти из 177 трлн кубов газа общемировых запасов. Вместе с тем дальнейшее увеличение уровня добычи газа для покрытия прогнозируемого спроса ставит более высокие требования к развитию минерально-сырьевой базы.

Для обеспечения развития газовой отрасли необходимый прирост разведанных запасов газа до 2030 года оценивается в 26 трлн кубов.

Запасы природного газа позволяют нашей стране обеспечить надёжное газоснабжение российских потребителей и оставаться серьёзным игроком на мировом газовом рынке.

Это обусловливает необходимость перспективного развития новых центров газодобычи. В настоящий момент ведётся развитие четырёх новых мегацентров газодобычи, а именно это месторождение полуострова Ямал, Штокмановское месторождение, месторождение Восточной Сибири, «Сахалин-3», Киринский блок. Только по этим центрам добычи суммарный потенциал составляет 548 млрд кубов.

Развитие индустрии СПГ в России планируется в первую очередь на базе месторождений полуострова Ямал, шельфа Сахалина, Штокмановского месторождения в Баренцевом море. Так, в число месторождений полуострова Ямал входит Южно-Тамбейское месторождение, на базе которого планируется развитие мощности по производству СПГ.

Поэтапный ввод новых месторождений после 2010 года начинается с эксплуатации месторождений новых газоносных районов Западной Сибири, шельфа Баренцевого моря. Затем всё большее значение будут приобретать проекты Восточной Сибири и шельфа. Одновременно будет продолжаться ввод новых месторождений в Надым-Пур-Тазовском районе.

Существенную долю в добыче природного газа набирают производители газа, не входящие в структуры «Газпрома». Это компании НОВАТЭК, «Итера», а также наши крупнейшие нефтегазовые компании «Роснефть», «Лукойл», ТНК-ВР, СРП-проекты и другие.

Присутствие нескольких игроков на рынке газа создаёт условия для здоровой рыночной конкуренции на газовом рынке, будет способствовать росту добычи за счёт средних и мелких месторождений.

Ожидается, что в 2010 году доля независимых производителей составит около 16%, а к 2030 году – больше 30%.

Ещё бы хотелось немного остановиться на системе подземного хранения газа для покрытия неравномерности газопотребления в единой газовой системе. В системе газоснабжения в настоящее время эксплуатируется 25 ПХГ общим объёмом товарного газа 63 млрд кубов. Предлагаемая генсхемой программа развития ПХГ является здесь приоритетной, и в генсхеме на период до 2030 года предусматривается прирост объёмов товарного газохранилища на 37% и рост производительности по отбору газа на 73%. Важным фактором развития отрасли здесь является необходимость синхронизации (синхронного наращивания мощностей в добыче и транспорте газа), учитывающей не только паритет абсолютного значения мощностей, но и необходимость обеспечения газовыми ресурсами различных регионов страны с учётом их перспективной потребности.

На Дальнем Востоке ведётся строительство новой газотранспортной системы – Сахалин – Комсомольск-на-Амуре – Хабаровск. В Восточной Сибири предусматривается развитие системы транспортировки газа от якутского и красноярского центров газодобычи региональным потребителям. В Камчатском крае уже запущен газопровод Соболево – Петропавловск-Камчатский. Очень важный момент – что в настоящее время на магистральном транспорте находится около 80% от общего объёма потребляемого газа на собственные технологические нужды и всего 12% на добычу газа, технологические нужды, и 8% – на остальные виды деятельности.

И, возвращаясь опять к вопросу об издержках в сфере транспорта, надо отметить, что здесь очень многое зависит от инновации. Например, если мы будем применять более современные трубы, более эффективное оборудование – я имею в виду газоперекачивающие аппараты отечественного производства с КПД больше 40%, – то применение этих технических решений может привести к сокращению годовых затрат на перекачку газа на 15-20 млрд кубов газа. Я напомню, что на технологический транспорт мы тратим примерно до 60 млрд кубов газа.

Уважаемые коллеги! Генеральная схема сформирована как комплексный проект, в котором взаимоувязаны все составляющие – геологоразведка, бурение, добыча, транспортировка, хранение газа, поставка потребителям углеводородного сырья.

Темпы развития отрасли во многом будут зависеть от роста потребления газа в стране и в мире, конкурентной стоимости российского газа, возможности диверсификации продуктов и маршрутов поставок.

Мы считаем, что реализация основных целей, направлений развития газовой отрасли, определённых генсхемой, обеспечит географическую диверсификацию поставок российского газа; доведение затрат на производство, доставку газа на традиционные, потенциальные рынки до уровня конкурентной цены; гибкий подход к формированию ценовой политики на экспортных рынках и выход на конечного потребителя; создание продукции с повышенной добавочной стоимостью путём увеличения объёмов глубины переработки газохимии. И важным моментом является пропаганда газового топлива как наиболее экономически и экологически эффективного для энергогенерации транспорта в целом на мировом рынке с активным участием форума стран-экспортёров газа.